ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Скорпион Его Величества
Вторжение
Метро 2035: Питер. Война
Дочь авторитета
Психбольница в руках пациентов. Алан Купер об интерфейсах
Про глазки. Как помочь ребенку видеть мир без очков
С правом на месть
Поцелуй тьмы
Сантехник с пылу и с жаром

— Ja, — поежился герр Сироп, поднося ко рту бутылку ирландского виски.

— Но все хорошо, что хорошо кончается, хотя эта фраза и принадлежит англичанину, — усмехнулся Макконнелл, сжимая руку Эмили. Она загадочно улыбнулась в ответ. — Потому что я снова стану майором, как только гнев, который застит генералу глаза, улетучится, и он поймет, что без меня ему не обойтись. А потом мы освободим Лейиш, а потом мы с Эмили обвенчаемся, а потом… Ну, в общем… — Он смущенно кашлянул. Эмили зарделась.

— Ja, — возмущенно пропищал Сармишкиду. — Счастливая концовка, да? Мой бизнес погибнет, und я угожу в тюрягу, und, возможно, начнется война, und этот Dummkopf[65] Шалмуаннусар заявит, что доказал теорему субунитарной связности раньше меня, как будто публикация имеет что-нибудь общее с приоритетом… Ха!

— О Боже! — сочувственно проронила Эмили.

— О моя богиня! — сказал Макконнелл.

— О ненаглядный мой! — эхом откликнулась Эмили, потеряв всякий интерес к Сармишкиду.

— О моя сизокрылая голубка! — прошептал Макконнелл. Герр Сироп еле подавил внезапный приступ тошноты. Звякнул колокольчик. Макконнелл поднялся.

— Это сигнал! — объявил он. — Мы подходим к Гренделю, и мое присутствие необходимо на капитанском мостике. Несколько бесконечных минут — и я снова увижу тебя, моя единственная.

— До встречи, возлюбленный мой, — выдохнула девушка. Герр Сироп скрипнул зубами. Но как только гэл удалился, поведение Эмили тут же переменилось. Она с тревогой склонилась к инженеру и спросила: — Как вы думаете, нам удалось? Я хочу сказать — вам удалось?

— Сомневаюсь, — вздохнул датчанин. — Все теперь сависит от Клауса. — Инженер объяснил девушке, что произошло. — Таше если претполошить, что он повторит мои слова, я сомневаюсь, чтопы анкличане поверили ворону, тем полее неснакомому.

— Что ж… — Эмили прикусила губку. — Мы старались, верно? Но если война все-таки грянет — между родиной Рори и моей… Нет! Я не хочу об этом думать! — И она потерла глаза маленькими кулачками.

Нескомпенсированная перегрузка придавила герра Сиропа к креслу. Наконец моторы заглохли; нормальная сила тяжести подтвердила, что «Меркурианская девчонка» вновь пришвартовалась к грендельскому причалу.

— Я иду к Рори! — сказала Эмили и выбежала из кают-компании.

Герр Сироп закурил сигару и принялся ждать, когда за ним придут и отведут в темницу. Первым делом он там отоспится — будет спать сорок часов подряд, мрачно подумал инженер. Шли минуты. Сармишкиду задумчиво сидел, обвившись похожими на спагетти щупальцами. На судне было поразительно тихо, из коридора не доносилось ни звука. Пожав плечами, герр Сироп встал, вышел из кают-компании, добрался до открытого пассажирского люка и поглядел на космопорт.

Сигара выпала у него изо рта.

Вместо гэльского флага на флагштоке опять реял британский стяг. Люди в зеленой форме угрюмо брели вереницей мимо кучи собственного оружия. Грузовики неутомимо подвозили пленных со всех сторон. Один за другим арестанты поднимались на борт военного транспортного звездолета, причаленного неподалеку, сопровождаемые свистом и улюлюканьем — а подчас и безутешным «au revoir»[66] — грендельской толпы, собравшейся за проволочным забором. Отряд солдат в красных мундирах винтовками подгонял пленников к трапу, и тени от гигантских пушек британского крейсера «Неприветливый», ложась на бетон, довершали картину.

— Клянусь Иутой! — воскликнул герр Сироп. Пошатываясь, он спустился на землю. Бойкий молодой офицер, глянув на него в монокль, отдал честь и протянул приветственно руку.

— Мистер Сироп? Как я понимаю, вы были на борту? Ваш ворон, сэр!

— Ад и проклятье! — сказал Клаус, прыгая с запястья англа на плечо к датчанину.

— Лично я предпочитаю соколов, — сказал молодой человек.

— Вы прилетели! — прошептал герр Сироп. — Вы прилетели сюта!

— Мы прилетели несколько часов назад. Хоп — ив дамки! Никакого сопротивления, если не считать… э-э… — Офицер покраснел. — Я хочу сказать, эта молодая леди в довольно… э-э… смелом наряде… так страстно вцепилась в рыжего гэла!.. Вы знаете их, не так ли? Она утверждает, что ее отец — местный викарий, а гэл — ее жених, и она пойдет с ним на край света, и, честное слово, сэр, я понятия не имею, что мне с ними делать: то ли эвакуировать вместе с пленными, то ли позволить остаться здесь, то ли… черт его знает!

Герр Сироп отвел глаза.

— Телайте что хотите, — сказал он. — По-моему, им все равно.

— Похоже, вы правы, — вздохнул офицер.

— Как вы уснали про вторшение? Неушели ворон все-таки перетал мое соопщение?

— Какое сообщение?

— Засунь себе в зад! — звонко выкрикнул Клаус.

— Нет, нет, не это, — поспешно возразил герр Сироп.

— Мой дорогой сэр, — сказал офицер, — когда расколотый кислородный баллон с надписью «Меркурианская девчонка» свалился с небес на поле — а между тем нам радировали, будто судно стоит в карантине, — и когда эта черная птица залетела к фермеру в окошко и стащила со стола лепешку, весьма нелестно отзываясь при том о некоем майоре Макконнелле… Фермер, естественно, позвонил в полицию, полицейские позвонили в Нью-Скотленд-Ярд, а Ярд связался с армейской разведкой и… Я хочу сказать, все сразу стало ясно, понимаете?

— Ja, — тихо ответил герр Сироп. — Наверное. — Он замялся, но все же продолжил: — Что вы сопираетесь телать с кэлами? Они вели сепя вполне прилично. Очень пы не хотелось, чтопы их посатили са решетку!

— О, не волнуйтесь об этом, сэр! Я хочу сказать, положение-то у нас довольно щекотливое, верно? Нам же не хочется признавать, что банда неоперившихся экстремистов украла у нас из-под носа целое графство, понимаете? Конечно, замять сей факт вряд ли удастся, но мы вовсе не стремимся оповещать о нем всю Солнечную систему. Что же до гэльского правительства, то оно не станет раздувать конфликт. Вы ведь знаете, гэльские социалисты — парни миролюбивые. А рекламная шумиха вокруг оппозиционной партии им и подавно ни к чему, так что поддерживать эту сумасбродную выходку они не будут. Но и наказывать за нее, учитывая настроения гэльских граждан, тоже не решатся. Понимаете?

Ситуация и впрямь чертовски щекотливая. Деликатная. Мы можем только препроводить этих сорвиголов домой, где их пожурят немного да и отпустят. А затем, я более чем уверен, Гэльская республика беспрекословно выплатит компенсацию за причиненный ущерб по каждому предъявленному иску. Ваше судно, очевидно, получит кругленькую сумму, а?

В этот момент Сармишкиду фон Химмельшмидт добрался наконец до подножия трапа.

— Я вчиню им иск на несколько тысяч фунтов! — пропищал он возмущенно. — Или даже миллионов! Посудите сами: за время оккупации я потерял свой бизнес, приносивший мне пятьсот фунтов в день — для простоты округлим их до тысячи — да еще плюс…

— Успокойтесь, дорогой мой, успокойтесь! — Офицер поправил монокль. — Все не так уж плохо. Честное слово, ну вы поймите: даже если официально факт оккупации не будет признан, слухи-то все равно поползут. Да народ просто валом повалит поглазеть на астероид, где приключилась такая захватывающая история! Я сам привезу сюда свою супругу в отпуск. Драма плаща и кинжала — людям же такое только давай! Клянусь Юпитером, у вас отбоя не будет от туристов!

— Хм-м-м… — Сармишкиду задумчиво подергал себя за нос. В выпуклом глазу зажегся азартный огонек. — Хм-м-м… Н-да. Атмосфера межпланетного заговора, зловещие шпионы, двойные агенты, прекрасные женщины, крадущие секретные документы… Н-да. И я знаю один погребок, подходящий для создания такой атмосферы. Хм-м… Придется, правда, слегка изменить интерьер. К черту Gemutlichkeit![67] Я хочу, чтоб у моей таверны была неопределенная репутация. Да, вот именно — неопределенная. — Марсианин встрепенулся и картинно протянул вперед щупальце. — Джентльмены, позвольте представиться: перед вами хозяин пивного погребка «Верхний Гейзенберг»![68]

вернуться

65

Болван (нем.).

вернуться

66

До свидания (фр.).

вернуться

67

Уют (нем.).

вернуться

68

Вернер Гейзенберг (1901–1976) — немецкий физик-теоретик, сформулировавший принцип неопределенности.

24
{"b":"1587","o":1}