ЛитМир - Электронная Библиотека

Герр Сироп, немножко книжный червь по натуре, подумал не без иронии: интересно, что сказали бы о современной астрополитике Клаузевиц или Халфорд Маккиндер? Нерушимые соглашения хороши для стран, всегда остающихся на месте; но, если вы заключаете договор с государством, которое через год окажется по ту сторону Солнца, с этим волей-неволей приходится считаться. Альянсы порой зависят от лунных фаз, а некоторые союзы действительны только каждый второй август и…

И все это никоим образом не помогает решить проблему, грозящую обернуться пусть и недолгой, но кровавой межпланетной войной, в результате которой и «Меркурианская девчонка», и пивной погребок «Верхний Гейдельберг» обратятся в прах.

Вернувшись в космопорт, герр Сироп застал там кучу народу и ослепительное сияние прожекторов. Взад-вперед сновали, рыча, тягачи, груженные оборудованием, мешками с цементом и бригадами рабочих. Гэлы вкалывали круглые сутки, чтобы поскорее сдвинуть Грендель с орбиты. Инженер спешился, прошел мимо подозрительно зыркнувшего часового, подошел к трапу и стал карабкаться наверх.

Беспечно насвистывая какой-то мотивчик, он лез по лестнице к люку, стараясь убедить самого себя, что против него нет никаких улик. Он просто покатался для моциона, вот и все. Кто докажет обратное?

Звездолет был удручающе громадным и пустым. Ботинки датчанина застучали так гулко, что он подпрыгнул (чем только усугубил ситуацию) и нервно осмотрел темные углы. Не было никакого смысла оставаться на борту; в гостинице куда веселее, да и цены там сейчас несезонные. Но герр Сироп слишком долго был космолетчиком, чтобы оставить корабль без присмотра. Вытащив из грузового трюма ящик «Nashornbrau» — поскольку заказчик все равно отказался забирать товар, — инженер отволок его в свою личную каюту рядом с машинным отделением.

Клаус уставился на него с койки злобным черным глазом.

— Goddag,[30] — сказал ворон.

— Goddag, — вздрогнув, ответил герр Сироп. Вежливое приветствие из уст Клауса было настолько непривычным, что казалось почти зловещим.

— Fanden hage dig![31] — завопила птица. — Chameau![32] Пошел на хрен, подонок! Vaya al Diablo![33]

— Ну, то-то! — с облегчением вздохнул герр Сироп. — Так пы срасу и скасал!

Он уселся на койку, сковырнул пробку и присосался к горлышку. Клаус прыгнул к нему и сунул клюв в карман пиджака в поисках соленых крендельков. Герр Сироп рассеянно погладил птицу.

Он думал о том, действительно ли Клаус — мутант. А что, очень даже возможно! На каждом судне жила какая-нибудь зверюшка — кошка, или попугай, или ящерица, или аглопендер, — в чью задачу входило расправляться с насекомыми и прочими мелкими тварями, испытывать на себе подозрительную атмосферу и составлять людям компанию. Клаус был представителем четвертого поколения воронов-космонавтов; в истории его предков чего только не было, в том числе и радиация, космическая и атомная. Конечно, земные вороны всегда обладали способностью к разговору, но словарь Клауса был фантастическим и к тому же непрерывно расширялся. И опять-таки, разве можно объяснить случайностью то, что из любого языка он выбирал для своего лексикона одну лишь площадную брань?

Н-да… Но есть вопросы и более неотложные. Например: как послать сообщение в Нью-Винчестер? Радиоаппаратуру из «Девчонки» выдернули с потрохами. Соорудить тайком передатчик из оставшихся деталей? Нет, О'Тул не такой дурак, он наверняка конфисковал все радиодетали, включая радар.

И все-таки, если пораскинуть мозгами… До Нью-Винчестера всего несколько тысяч километров. Искровой осциллятор, питающийся от судовой силовой установки, мог бы послать на такое расстояние SOS, даже если учесть, что сила ненаправленной передачи обратно пропорциональна квадрату расстояния. Собрать осциллятор нетрудно, в машинном отделении полно всякого барахла. Но на это потребуется время. А позволит ли О'Тул Кнуду Акселю Сиропу спокойно трудиться день за днем на арестованном судне? Нет, не позволит.

Ну конечно, если бы был какой-нибудь законный повод — тоща дело другое. В конце концов, такой повод можно и придумать, а под его прикрытием смастерить передатчик Маркони… Да только среди гэлов наверняка есть неплохие инженеры, и будет весьма странно, если один из них не наведается с инспекцией на «Девчонку». Такому проверяющему ведь не скажешь, что передатчик — это дрилспрейл для гипванглевского камита!

Герр Сироп откупорил еще одну бутылку и набил трубку свежим табаком. Гэлы, надо отдать им должное, ребята упорные: стоит показать им кончик нити, и они не отступят, пока не размотают весь клубок. Обмозговывая проблему передатчика битый час, если не два, герр Сироп пришел к выводу, что единственный шанс смастерить передатчик — это заняться каким-нибудь таким ремонтом, в который гэльские инженеры не станут совать свои носы. То есть нужен совершенно реальный предлог, чтобы…

Где-то около полуночи герр Сироп вышел из каюты и отправился в машинное отделение. Радостно напевая себе под нос, он открыл компенсатор внутреннего поля, доставивший экипажу столько неприятностей при посадке…

— Хм-хм-хм… посмотрим… все правильно, перегорел силовой контур, его очень просто заменить… Там-ти-там-ти-там.

Герр Сироп вставил контур с таким импедансом, чтобы разбалансировать всю цепь, закоротил еще два контура, обрызгал переменный конденсатор жидким пластиком, вырвал горсть проводов и спустил их в унитаз, а последние пару часов провел возле двух больших ректификационных труб, наполненных газом: вскрыл их, напустил туда табачного дыма и снова задраил. Покончив с делами, он вернулся к своей койке, разделся и взял с полки «Критику» Канта почитать перед сном.

— Карр, карр, карр! — проворчал Клаус. — Чистейший идиотизм, черт меня подери! Pokker![34] Pokker!

Глава 4

Утренние расспросы позволили датчанину установить, что офис военнокомандующего гэлов находится на реквизированном чердаке в центре города, над лавкой древностей мисс Теркелл. С опаской поглядывая на полку, уставленную злобного вида фарфоровыми псами, герр Сироп подошел к винтовой лестнице — такой узкой, что он еле втиснулся между перилами и стенкой, — и принялся карабкаться наверх. Едва он одолел полпути, как в живот ему уткнулся маленький кругленький человечек, сбегавший по ступеням вниз.

— Однако! — воскликнул человечек, возмущенно поправляя пенсне и поднимая упавший портфель. — Будьте любезны, сейчас же спуститесь вниз и уступите мне дорогу!

— А почему пы вам не уступить ее мне? — спросил герр Сироп, бывший не в духе.

— Мой дорогой товарищ, — сказал человечек, — право преимущественного прохода в аналогичной ситуации было совершенно однозначно доказано в деле «Гуч против Терпенхоу», заслушанном в суде присяжных в Холме в 2098 году, не говоря уже о…

Герр Сироп сдался и отступил.

— Вы атвокат? — спросил он.

— Вы хотите сказать — поверенный? Да, я Твикхаммер из «Стоунфренд, Стоунфренд, Твикхаммер, Твикхаммер, Твикхаммер, Твикхаммер и Стоунфренд», Линкольнский Судебный Инн.[35] Моя визитка, сэр. — Человечек задрал голову. — Послушайте, а вы, часом, не один из тех космолетчиков, что прибыли вчера?

— Ja. Я как рас хотел выяснить…

— Даже и не пытайтесь, сэр, даже и не пытайтесь. Звери — вот они кто, эти оккупанты, звери в зеленых мундирах. Когда я услыхал об аресте членов вашего экипажа, я сразу решил, что их негоже оставлять без официальной защиты, и отправился к этому типу — О'Тулу. «Отпустите их, сэр, — потребовал я, — отпустите сию же минуту под разумный залог, иначе я буду вынужден прислать вам повестку в суд за нарушение habeas corpus».[36] — Мистер Твикхаммер побагровел. — И знаете, что мне ответил О'Тул? Что он мне посоветовал сделать с моей повесткой? Нет, вы не можете даже представить себе, что он сказал! Он сказал…

вернуться

30

Добрый день (дат.).

вернуться

31

Черт ненавидит тебя! (дат.).

вернуться

32

Верблюд! (фр.).

вернуться

33

Иди к дьяволу! (исп.).

вернуться

34

Дьявол! (дат.).

вернуться

35

Линкольнский Судебный Инн — одна из четырех школ барристеров, т. е. адвокатов высшего ранга, в Лондоне.

вернуться

36

Закон о неприкосновенности личности, принятый в 1679 г. английским парламентом.

8
{"b":"1587","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Государева избранница
Павел Кашин. По волшебной реке
Семейная тайна
Как написать бестселлер. Мастер-класс для писателей и сценаристов
Лохматый Коготь
438 дней в море. Удивительная история о победе человека над стихией
Шестнадцать против трехсот
Всплеск внезапной магии