ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Флоты сближались. Громадные дредноуты, крейсера, вспомогательные боевые корабли, конвоирующие множество грузовых и транспортных ракет — с одной стороны, с другой — стреловидные лодчонки, главным оружием которых была скорость. Контакт продлится долю секунды…

Флагманский корабль качнуло.

— Двигательный отсек! Что случилось?

— Двигательный — рубке! Какое-то воздействие… Непонятно…

— «Шариатс» — «Асколю»! «Шариатс» — «Асколю»! Сбился с курса! Приобрел ускорение! Что предпринимать?

— «Фодори» — «Зевотсу»! Ты куда смотришь, болван несчастный! Ты же протаранишь нас!

Скорость изменилась скачком, и на мгновение Эльву замутило. Она вцепилась в спинку койки. От беспорядочных толчков стол сорвался с места и врезался в стенку, прогнувшуюся от удара. Пульт раскололся сверху донизу. Волна вибрации прошла по всему корпусу корабль, шпангоуты охнули от напряжения, взвыли сминаемые переборки. Плиты треснули, дождь острых осколков ударил по расчетам боевых орудий, броневые листы разошлись, воздух рванулся наружу, и сотни людей умерли прежде, чем аварийные системы успели восстановить герметизацию.

Секунду спустя рубка восстановила контроль над кораблем. Изображение на экране Эльвы опять стало нормальным, она вздохнула поглубже и принялась наблюдать. Неподалеку от «Асколя» беспорядочно мотало «Зевотс», корабль того же класса. Неожиданно он всем бортом врезался в крейсер «Фодори». Полыхнуло пламя, два исполина смялись, мгновенно раскалились добела, сварились корпусами и устремились прочь в лунатическом вальсе. Люди и оборудование на них превратились в пыль. И тут в сплавленную массу ударил третий корабль, так же мгновенно превратившийся в обломки. Куски металла разлетелись во все стороны.

Сквозь грохот и крики людей прорвался голос Голье:

— Эй вы, тише! Заткнитесь! Клянусь Создателем, я пристрелю всех паникеров! — Враг будет здесь через минуту. Все расчеты по местам! Рапорт!

Дисциплина восстановилась. Все-таки эти люди были опытными солдатами. Локаторы нацелились в пространство, заработали уцелевшие компьютеры, артиллеристы вернулись на свои посты.

Эскадра сбилась с курса, и командиры кораблей ничего пока не могли предпринять. Эльва слушала, как аналитики обмениваются информацией, пытаясь разобраться в происшедшем, и наконец мнения сошлись на версии: весь флот оказался пойманным в гравитационную ловушку, центром которой был тот самый массивный объект, обнаруженный на орбите. И пока четверть эскадры гибла в космическом вихре, вайнамоанские шлюпки прошли, добавив врагу потерь, и уцелевшим кораблям армады осталось лишь наблюдать, как они исчезают вдали.

А сейчас — по гигантской спирали — их влекло к центру…

— Но это невозможно! — выкрикнул шеф-инженер «Асколя». — Гравитационный луч такой мощности… Адмирал, этого не может быть! Силовой выброс такой мощности сожжет генератор в микросекунду!

— Так было, — резко сказал Голье. — Может быть, они рассчитали иной способ энергоснабжения при искривлении пространства. А мы явились своеобразными концентраторами… Ладно. Приказываю открыть огонь по этой штуке из всего наличного оружия.

— Но, сэр… В зоне поражения окажутся многие наши корабли.

— Плевать. Наводчики, открыть огонь, как только приготовитесь.

И сразу же, шепотом, хотя по этой частной линии никто на корабле не мог их услышать:

— Эльва! С тобой все в порядке, Эльва?!

Дрожь в руках успокоилась, и она смогла закурить. Отвечать она не стала. Пусть понервничает. Может, это его ослабит.

Ее экран не позволял видеть источник космоворота, но даже если бы позволял, она все равно не смогла бы наблюдать картину уничтожения. Даже на поверхности Вайнамо люди вынуждены были зажмурить ослепленные глаза и отвернуться от вспыхнувшего в небе бриллианта, яркостью соперничающего со звездным ядром. В радиусе тысячи километров от эпицентра сотен взрывов погибло все. Никакая броня и силовые поля не смогли спасти экипажи двадцати с лишним кораблей; люди умерли мгновенно — от лучевого удара, или просто испарились, превратившись в облака радиоактивного газа. Но и сам спутник исчез. Вайнамо могла считать себя побежденной. Черткоианские корабли вырвались на свободу.

— «Асколь» — всем кораблям! — раздался львиный рык Голье. — Адмирал — всем капитанам. Соблюдать тишину в эфире. Я хочу, чтобы весь состав флота слушал меня. Встать смирно!

А теперь слушайте! Говорит Верховный Командор Борс Голье. Мы только что выдержали неплохой удар, парни. Враг применил секретное оружие и нанес нам некоторые потери. Но мы уничтожили их главную установку. Повторяю, мы разгромили их в космосе. И хорошо разгромили, скажу я вам! Скажу также, что мы уже много раз сталкивались с врагом и всегда обращали его в бегство. А теперь…

— Тревога! Красная опасность! Вражеские шлюпки возвращаются. Радикальная скорость около 50 КПС, ускорение порядка 100 «g».

— Что?!..

Эльва и сама могла видеть вайнамоанские корабли, внезапными звездами возникающие на экране.

Голье с трудом прекратил панику среди своих подчиненных. Могут они перестать суетиться, словно старухи?! Ничего не случилось особенного, просто враг изобрел способ быстрого торможения и ускорения в сильных гравитационных полях. Может быть, компенсатор инерции, основанный на том же принципе, что и генератор космоворота, а может, нечто совершенно оригинальное… Но нечего ломать голову — не колдовство же это!

— Вы! Кретины! Убивайте этих шакалов!

Но эскадра металась в смятении. Показания приборов менялись с такой быстротой, что на них не успевали реагировать, людей лихорадило. И тут вражеский флот оказался среди черткоиан. Он погасил огромную относительную скорость почти мгновенно, к чему артиллеристы оказались не готовы. Вайнамоанские же стрелки оказались на высоте.

Армада гибла в тысячах огненных вспышек.

Но не вся. Безоружные транспортники щадились при условии капитуляции, вайнамоанские боевые отряды поднимались на борт и освобождали своих соплеменников.

Флагман «Асколь» держался в стороне от схватки, упорно двигаясь от планеты в зону, где он мог бы использовать для бегства агорационный двигатель.

Но Голье не успел. «Асколь» взяли на абордаж.

Черткоианские солдаты не сдавались. Большая их часть погибла от пуль и гранат, газа и огнеметов. Кое-кто уцелел, успев заблокироваться в своих секциях. Секции заваривали снаружи, обрекая людей на капитуляцию или голодную смерть: кто что выберет. «Асколь» был настолько огромен, что прошло несколько часов, прежде чем десантники полностью подавили сопротивление.

Люк распахнулся. Эльва вскочила.

В первое мгновение вошедшие показались ей чужаками. Но через мгновение она ясно поняла, кто они. На всех — голубые куртки и брюки, форма. Раньше ей никогда не приходилось видеть двух вайнамоанцев, одетых совершенно одинаково. Ну конечно, так и должно быть, решила она отрешенно. Мы же создали флот, так?

Да, это были люди одной с ней расы. Светлая кожа, прямые волосы, высокие скулы, сияющие раскосые глаза, кажущиеся еще более яркими на закопченных в битве лицах. И конечно, они выглядели настоящими вайнамоанцами — исполненная достоинства осанка свободных граждан и высоко поднятая голова, а этого она не видела… сколько же лет? Вот что важно, а не их обмундирование, и даже не оружие в их руках.

В ушах зазвенело, она с трудом осознавала, что грохот боя прекратился. Какой-то молодой человек сделал шаг в ее сторону.

— Госпожа моя… — начал он.

— Ты уверен, что это она? — прервал его другой, менее вежливый. — Не изменница?

Из задних рядов пробился еще один человек. Он был сед, бледен от недостатка света, одет в неряшливый комбинезон пленника. Но улыбка тронула его губы, и он низко поклонился Эльве.

— Это в самом деле она — Владетельница Тервола, — проговорил он. И, обращаясь к ней: — Когда эти люди освободили меня из четырнадцатой секции, я им сказал, где вас можно найти. Я так рад.

Эльве потребовалось время, чтобы узнать его.

8
{"b":"1591","o":1}