ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В древних источниках имеется множество информации об этом необычном небесном объекте. Библейские источники описывают Левиафана (Тифона), что в переводе с еврейского означает «свертываться» или «виться», как чудовищного змея-дракона, способного вскипятить весь океан. В переводе с греческого слово «дракон» переводится — «тот, кто сияет».

Наиболее подробное описание Левиафана содержится в Книге Иова (41: 2—26): «…нет столь отважного, который бы потревожил его… круг зубов его — ужас… от его чихания показывается свет; глаза у него — как ресницы зари… дыхание его раскаленные угли, из пасти его выходит пламя; он кипятит пучину, как котел, и море претворяет в кипящую мазь… он царь над всеми сынами гордости».

Имеется упоминание о Левиафане в «Апокалипсисе Варуха», а также в Мидраше: «И сказал я, Варух, ангелу: „Спрошу я тебя об одном, господин: когда уж сказал ты мне, что выпивает дракон из моря локоть, скажи мне: какова глубина чрева его?“ И сказал ангел: „Чрево его — ад, и сколько пролетает свинец, пущенный тремястами мужами, таково и чрево его…“» (Апокалипсис Варуха, 5: 1–2).

Мидраш на тему Левит: «Кое-кто предвещает поединок между Левиафаном и Бегемотом. Когда они сойдутся на морском берегу и от их ударов сотрясется земля, Бегемот своими закрученными рогами вспорет Левиафану брюхо, а Левиафан острым плавником смертельно ранит Бегемота».

Звезда Апокалипсиса - i_055.jpg

Рис. 60.Кодекс «Фейервари-Майер». Богиня Земли и Великий Змей

В йеменской мифологии древнего государства Саба существовало две ипостаси богини Солнца — Зат-Химйам («обжигающая», «горячая») и Зат-Бадан («далекая, холодная»), имя которых было запрещено произносить, чтобы не вызвать страшный гнев божества. В йеменском государстве Катабан они обозначались как Зат-Захран («полуденная», «горячая») и Зат-Сантим («холодная»). Настоящие названия солнечных богинь так и остались неизвестными. Вероятно, что «холодная» небесная богиня — нейтронная звезда, которая слабо светится в видимом диапазоне электромагнитных волн, а «полуденная» олицетворяет собой наше дневное светило. Еще одно загадочное небесное тело йеменцы называли Зат-Рахбан («далекая»), которое может означать планету Нибиру.

В восточных преданиях говорится о катаклизмах на нашей планете, вызванных неким небесным телом: «Эти великие царства и города равнин так развратились и выродились, что стало невозможно очистить их от скверны, и они были сметены, как метлой, гневом великого центрального солнца космоса (возможно, нейтронной звездой).

В индоиранском тексте Бундахишн упоминается о трех небесных телах, которые вызывали на Земле страшные катастрофы — Тифон, почему-то названный как „специальный разрушитель Луны“, планета под названием Мивиш- Муспар (Венера) и Гокихар (Марс). И все они, вследствие наклона оси вращения Земли и эксцентриситета ее орбиты, вносили отклонения в движение звезд. „Планеты бежали по небу и создавали беспорядок“. „Небесная сфера была в волнении… планеты в сопровождении множества демонов ударялись в небесную сферу и смешивались с созвездиями; и весь мир был так изуродован, как будто огонь прошел по каждому месту, и над ним поднимался дым“.

В славянской мифологии („Детство Коляды“) имеется описание дракона Халу, которое напоминает греческий миф о Тифоне:

По земле он влачил одною губой, облаков касался второю. Его челюсти — словно ущелья, зубы — будто вершины гор.

Согласно славянскому преданию, Дракон проглотил Коляду, но, оказавшись в пасти чудовища, бог стал расти, поднялся выше гор и облаков. В конце концов мифологический герой задушил дракона и разорвал его на части.

Наиболее подробно описывает появление Тифона у нашей планеты и страшные катастрофы, вызванные нейтронной звездой на Земле, Гесиод:

После того как титанов прогнал уже с неба Кронион,
Младшего между детьми, Тифоея, Земля-великанша
На свет родила, отдавшись объятиям Тартара страстным.
Силою были и жаждой деяний наполнены руки
Мощного бога, не знал он усталости ног; над плечами
Сотня голов поднимались ужасного змея-дракона.
В воздухе темные жала мелькали. Глаза под бровями
Пламенем ярким горели на главах змеиных огромных.
Взглянет любой головою — и пламя из глаз ее брызнет.
Глотки же всех страшных голов голоса испускали
Невыразимые, самые разные: то раздавался
Голос, понятный бессмертным богам, а за этим как будто
Яростный бык многомощный ревел оглушительным ревом;
То вдруг рыканье льва доносилось, бесстрашного духом,
То, к удивлению, стая собак заливалася лаем,
Или же свист вырывался, в горах отдаваяся эхом.
И совершилось бы в этот же день невозвратное дело,
Стал бы владыкою он над людьми и богами Олимпа,
Если б остро не думал отец и бессмертных и смертных.
Загрохотал он могуче и глухо, повсюду ответно
Страшно земля зазвучала, и небо широкое сверху,
И Океана теченья, и море, и Тартар подземный.
Тяжко великий Олимп под ногами бессмертными вздрогнул,
Только лишь с места Кронид поднялся, Земля застонала
Жаром сплошным отовсюду, и молния с громом, и пламя
Чудища злого объяли фиалково-темное море.
Все вокруг бойцов закипело — и почва, и море, и небо.
С ревом огромные волны от яростной схватки бессмертных
Бились вокруг берегов, и тряслася земля непрерывно.
В страхе Аид задрожал, повелитель ушедших из жизни,
Затрепетали титаны под Тартаром около Крона
От непрерывного шума и страшного грохота битвы.
Зевс же владыка, свой гнев распалив, за оружье схватился
— За грозные перуны свои, за молнию с громом.
На ноги быстро вскочивши, ударил он громом с Олимпа,
Страшные головы сразу спалил у чудовища злого.
И укротил его Зевс, полосуя ударами молний.
Тот ослабел и упал. Застонала Земля-великанша.
После того как низвергнул его Громовержец,
Пламя владыки того из лесистых забило расселин
Этны, скалистой горы. Загорелась Земля-великанша
От несказанной жары и как олово плавиться стала, —
 В тигле широком умело нагретое юношей ловким.
Так же совсем и железо — крепчайшее между металлов, —
В горных долинах лесистых огнем укрощенное жарким,
 Плавится в почве священной под ловкой рукою Гефеста.
Так-то вот плавиться стала Земля от ужасного жара.
Пасмурно, в Тартар широкий Кронид Тифоея забросил.
Влагу несущие ветры пошли от того Тифоея…

Иезуитский миссионер Мартин Мартиниус в своей книге „История Китая“ пишет о древних китайцах, которые считали, что до великой катастрофы на Земле царствовал золотой век: „Четыре сезона упорядоченно сменяли один другой. Никогда не бывало порывистых ветров, ни бурных дождей. Солнце и Луна никогда не скрывались за тучами, а сияли чище и ярче, чем сейчас. Пять планет двигались своим курсом безо всяких отклонений. Ничто не угрожало человеку, и он ничему не наносил вреда. Всеобщее согласие и мир царил везде и во всем… Затем на небе появилось второе небо (солнце)… Небесные хляби разверзлись. Земля содрогнулась до самых глубин. С севера небо начало медленно опускаться. Солнце, Луна и звезды изменили свое движение. Земля раскололась на части, а воды, вырвавшись из ее недр, все затопили… Порядок во Вселенной обратился в хаос. Человек восстал против богов. Произошло затмение Солнца, планеты изменили свое движение, и великая гармония в природе была нарушена“.

17
{"b":"159106","o":1}