ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Мне бы этого очень хотелось, — повторила девушка.

Уолт сжал ее лицо в ладонях.

— В самом деле? — прошептал он, приближая губы к ее рту.

Нет! — хотелось выкрикнуть Ширли, но она понимала, что если Уолт будет с Эммой, то это поможет разорвать узы, которые начинали привязывать к нему ее самое.

Губы Уолта скользили по ее губам медленно и мягко, вызывая отклик, которого она совсем не желала. Потом она услышала собственный стон и, не выдержав, ответила на поцелуй.

Но это длилось всего мгновение. Призрачный мир, в который она позволила себе окунуться, не мог и не должен был существовать долго.

Пройдет время, и все изменится, твердила себе Ширли, собирая последние остатки разума. Уолт снова станет жить нормальной жизнью, Эмма получит желаемое, а я буду хранить в памяти эти случайные поцелуи. Все встанет на свои места. Мне достаточно того, что я имею.

И, убедив себя, что ее жизнь обязательно вернется в привычное русло, она решила не отказывать себе в том, чтобы насладиться этой минутой.

8

Значит, она решила оплатить свой воображаемый долг, познакомив меня с другой женщиной? — размышлял Уолт, изумленно глядя на девушку, сделавшую такое странное предложение.

Ее забота глубоко трогала его и одновременно тревожила. Он готов был поспорить, что Ширли — девственница и ей незнакомы мужские ласки, в отличие от Эммы Соммерс, которая всем своим видом так и звала в постель.

Но как Ширли могла предложить мне любовницу в тот момент, когда я обнимаю ее?

Ему не нужна была вереница ночей с искушенной красоткой вроде Эммы, знавшей все тонкости любовной игры. Нет, он хотел бы провести всего одну ночь с другой — заботливой, умной и серьезной женщиной, избегавшей радостей жизни. Но ей он, похоже, был не нужен…

— Иди ко мне, Ширли, — прошептал Уолт и крепко прижал ее к себе, а потом стал медленно поглаживать ей спину, постепенно опускаясь к бедру.

Она тихонько ахнула, теплым дыханием обдав его щеку, и замерла.

В течение нескольких долгих мгновений Уолт смотрел на Ширли. Ее веки были плотно сомкнуты, словно она отказывалась признавать происходящее.

Потом он медленно и нежно коснулся ее губ, сладких, как мед, и они затрепетали под его лаской. Уолт со стоном провел кончиком языка по внутренней стороне ее рта, и губы Ширли открылись ему навстречу.

Его тело словно взорвалось желанием, лишая способности хоть что-то соображать, и он стиснул Ширли в объятиях, ощутив, как напряженные кончики ее грудей скользнули по его рубашке.

Все-таки она не совсем равнодушна ко мне, торжествующе подумал он.

Глаза Ширли были по-прежнему закрыты, длинные ресницы темными полукругами лежали на бледных щеках. Уолт нежно поцеловал ее веки, мечтая, чтобы она открыла глаза. Он хотел смотреть в них, когда будет любить ее…

Вдруг раздался шум мотора. Наверное, он был слышен и раньше, но сейчас стал громче. Машина приближалась.

Несколько секунд Уолт продолжал смотреть на Ширли, мечтая, чтобы эти волшебные мгновения продлились еще хоть немного, а потом медленно выдохнул, возвращаясь к реальности, и у него вырвался стон.

И тут глаза Ширли распахнулись. Она смотрела на него, недоуменно мигая, словно только что очнулась от глубокого сна.

— Не следовало мне этого делать, — пробормотал Уолт, отодвигаясь.

Черт побери, усмехнулся он, если у Уилсона до сих пор оставались сомнения насчет того, готовы ли мы идти к алтарю, то сейчас они должны были развеяться без следа. Ведь я только что чуть не уложил Ширли в траву, причем в каких-нибудь ста метрах от здания компании.

— Я не должен был допустить, чтобы все зашло так далеко, — повторил Уолт, пытаясь преодолеть все еще не отпускавшее его желание.

Ширли покачала головой и протянула к нему руку.

— Не надо извиняться, — произнесла она. — Ты ведь просто старался помочь мне.

Он поднял голову и в упор посмотрел на нее.

— Это ложь чистой воды, и даже такая неопытная девочка, как ты, должна это понимать. Минуту назад я думал вовсе не о твоей карьере, а о том, чтобы помочь тебе раздеться.

К немалому удивлению Уолта, Ширли вовсе не была шокирована и даже не рассердилась. Напротив, на ее губах заиграла легкая улыбка.

— Прости, но я не стану давать тебе пощечину, Уолт. Тебе этого явно очень хочется, но, честно говоря, я не вижу причин расстраиваться, тем более что ничего страшного, в сущности, не случилось, даже наоборот. До сих пор ты обращался со мной, как с бесполой младшей сестренкой, а то, что случилось только что… можно сказать, обнадеживает. Значит, я не так уж и сильно отличаюсь от других женщин.

— Черта с два! — воскликнул Уолт. — Ты что, не понимаешь, что отличаешься от них, как небо от земли? Ты — настоящая роза в зарослях одуванчиков. Ты знаешь, чего хочешь, и последовательно идешь к своей цели. Я всегда восхищался твоей решимостью добиваться своего. И если ты думаешь, что я не замечал твоих достоинств и с самого начала не видел в тебе желанной женщины, то это означает, что ты считаешь меня полным идиотом. Мы с тобой очень разные, но это не значит, что я не могу оценить твои лучшие качества.

Ширли слегка пожала плечами.

— Наверное, тебе показалось, что я напрашиваюсь на комплимент. Это не так. Просто я хотела, чтобы ты знал: я на тебя не сержусь. Мне… даже понравилось, — сказала она, дерзко подняв подбородок и заливаясь жарким румянцем.

Уолт только усилием воли удержался, чтобы снова не схватить ее в объятия.

Господи, до чего же она хороша — такая мужественная и… такая прекрасная в своей искренности. Не сводя с нее глаз, он умудрился выдавить улыбку.

— Мне тоже понравилось тебя целовать… Мы с тобой…

— Будем большими дураками, если допустим, чтобы это повторилось, — спокойно закончила Ширли, обхватывая себя руками. — Я согласна. Ситуация, в которой мы оказались… в общем, когда людям приходится так часто друг до друга дотрагиваться, они начинают…

— Воспламеняться? Так, что у них трава начинает гореть под ногами? — подхватил он.

Ширли подняла на него испуганные глаза.

— Я только хотела сказать, что они начинают как-то привлекать друг друга, — смущенно произнесла она.

Силы небесные! Ничего себе «привлекать»! Это было слишком слабое определение — ведь он жаждал сорвать с нее одежду и покрыть поцелуями обнаженное тело… Мечтал ощутить ее крепкие маленькие груди в своих ладонях, почувствовать, как ее бедра устремляются ему навстречу, услышать, как участится ее дыхание, когда он войдет в шелковистые глубины разгоряченного лона… Это было не просто влечение, это было…

Безумие.

Ширли права. Нужно быть как можно более сдержанными. Принимая во внимание тот факт, что им часто придется прикасаться друг к другу, следует справляться со своим влечением, а еще лучше — просто не обращать на него внимания.

Уолт покачал головой и нервно провел рукой по волосам.

— Да, — согласился он. — Хорошо, что мы смогли осознать это сейчас. Обещаю, с этой минуты я буду стараться сдерживать свои необузданные желания, — сказал он.

— Я тоже, — кивнула Ширли.

Уолт так и видел, как она расправляет плечи, готовясь к обороне против собственных инстинктов. Она действовала так же, как и всегда: с твердой решимостью добиться желаемого. Он даже мог бы посмеяться над этим, если бы не кипел от разочарования.

Но ничего, я справлюсь с собой, пусть даже придется часами сидеть в ванне со льдом, сказал себе он. В конце концов, я приехал сюда вовсе не для того, чтобы соблазнить Ширли Беннет.

— Пойдем, я провожу тебя назад в офис, — предложил Уолт. — И знаешь что?

Она вопросительно подняла глаза.

— Пожалуйста, не знакомь меня с твоей подругой. Не сомневаюсь, она славная, но…

— Но ты и сам способен найти себе девушку, чтобы провести вместе вечер, — сухо закончила Ширли и, улыбнувшись, пожала плечами.

— Точно, — кивнул он. — И потом, мы же договорились — ты мне ничего не должна.

18
{"b":"159112","o":1}