ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Впрочем, когда я перееду в Бристоль, все это утратит значение. Я буду жить той жизнью, о какой всегда мечтала, и раз в году посылать Уолту открытку на Рождество. Бернис время от времени расскажет мне о его последних проделках… и я улыбнусь воспоминаниям. Я не стану плакать — никогда. Как можно тосковать по воображаемому возлюбленному? Нет, такого не случится!

Ширли решительно вздернула подбородок и посмотрела на Уолта.

— Научи меня кататься назад, — попросила она.

— Родная, — нараспев произнес он, — ты становишься опасной авантюристкой, тебе не кажется?

Она с улыбкой покачала головой.

— Ты же обещал не давать мне падать.

Уолт улыбнулся в ответ и притянул ее к себе.

— Я не дам тебе упасть. И не позволю никому причинить тебе боль, Ширли.

Ошибаешься! — с горечью подумала она. Мне будет очень больно. Однако в одном ты прав — я действительно становлюсь авантюристкой. Неважно, каковы будут последствия! Я хочу насладиться отпущенными минутами счастья сполна.

А завтра я обдумаю, как ускорить ход событий и убедить мистера Уилсона отдать мне открывающуюся вакансию в Бристоле. Тогда я и посмотрю правде в глаза, ибо, независимо от того, кто получит должность: я или Стэн Моррис — время общения с Уолтом стремительно идет к концу…

9

Ширли сладко потянулась. Из открытого окна веяло свежим утренним воздухом.

Всю ночь она видела до боли страстные сны — из тех, что запоминаются на всю жизнь. Однако наступил новый день, и действительность встречала ее ярким светом ясного утра.

Пора было возвращаться к привычной жизни. К реальности.

Соскользнув с кровати, Ширли умылась, сварила себе кофе и начала планировать свой день.

Сегодня она с головой уйдет в работу и не оставит у Годфри Уилсона ни малейшего сомнения в своих деловых качествах.

Кстати, это будет нетрудно, потому что Уолт собирается провести весь день со своей мачехой, вдруг подумала она и чуть не застонала, пытаясь выдворить образ этого мужчины из своих мыслей.

Потом Ширли. приняла холодный душ и вытащила из шкафа свой самый строгий костюм: черные полосатые брюки, белую блузку и полосатый галстук. Облачившись в броню этой элегантной, но практичной одежды, девушка отправилась в офис.

Она надеялась, что работа поможет ей хотя бы на сегодня забыть о Уолте Рейнольдсе, ведь скоро шеф примет решение по поводу свободной вакансии, и мнимый жених неизбежно исчезнет из ее жизни.

— Ох, ну и вляпалась же ты, — простонала девушка.

Уолт набрал номер служебного телефона Ширли. Он уже не удивлялся, что у него при этом дрожат руки, и был готов к тому, что при одном звуке ее голоса его бросит в дрожь.

Неужели ему предстоит провести вдали от этой женщины почти весь день?

— «Сувениры Уилсона». Чем я могу вам помочь? — раздался в трубке нежный мелодичный голос Ширли.

Это дежурное приветствие почему-то прозвучало в ушах Уолта как приглашение.

Похоже, я стал терять связь с реальностью, сказал он себе.

Старания вести себя с Ширли сдержанно отнимали у Уолта последние силы, и он изнывал от тоски и разочарования.

— Привет, солнышко. Все трудишься? — ласково сказал он и тут же представил, как ее шею заливает нежный румянец.

Господи, как же ему нравилось, что она так легко краснеет, разговаривая с ним!

— Уолт. — Она произнесла его имя медленно, словно смакуя.

Нет, эта женщина его просто околдовывала. Они еще ничего не сказали друг другу, а он уже сгорал от желания!

— Вообще-то я занята, — сообщила Ширли.

Это плохо. Уолт вовсе не хотел мешать ей работать.

— Я не стану тебя отвлекать, — поспешно проговорил он. — Просто хотел передать привет от Лорен. Во второй половине дня она отправится за подарком для мужа и собирается отобедать с Джейн. Я и подумал, может, мы с тобой…

— Я сегодня должна задержаться на работе, Уолт. Не смогу вырваться. Слишком уж много дел, — торопливо сказала Ширли.

Это не был ответ спокойной невозмутимой женщины, которая способна спланировать день так, чтобы все успеть. Что-то ее тревожит, причем очень серьезно, догадался Уолт.

— Хорошо, — медленно согласился он. — Встретимся позже. Нам надо поговорить.

Она, поколебавшись, согласилась.

Нам действительно пора поговорить начистоту, осознал Уолт, повесив трубку. Я должен узнать, отчего она нервничает, и, по возможности, что-то предпринять.

Он хотел дать Ширли все, исполнить любое ее желание — и как можно скорее.

Каждый раз, когда они оказывались вместе, Уолт был готов скорее переломать себе руки, чем обидеть эту потрясающую девушку. Но как же это было трудно, черт побери, — держать дистанцию. И он постоянно искал повод, чтобы поговорить с ней, посмотреть на нее, дотронуться, даже просто побыть рядом…

А ведь она тоже не совсем ко мне равнодушна, думал Уолт, просто не желает прислушиваться к бушующему в нас обоих желанию. Это не входит в ее планы, и я обязан уважать такое решение. А значит, нужно сделать все возможное, чтобы положить конец этой истории. Ширли постоянно пребывает в состоянии стресса, да и я сам тоже, и тягостное предчувствие беды уже просто витает в воздухе.

Какого черта выжидает Уилсон? Возможно, он ведет какую-то игру или просто приберегает Ширли для себя, зная ей цену, но делая вид, что не замечает ее заслуг?

У Уолта были клиенты и друзья, которые с радостью заполучили бы такого квалифицированного сотрудника, как Ширли. Десять, нет, тысячу раз он обдумывал идею предложить ей место в одной из своих компаний или попросить об этом кого-нибудь из знакомых. Но ведь она не согласится! Ей нужно самоутвердиться именно здесь, в компании «Сувениры Уилсона», и это стало даже важнее, чем сама работа. Здесь она начинала, здесь росла, всегда играя по правилам, и справедливо считала, что именно здесь ее должны оценить по достоинству. Уолт понимал это и уважал Ширли за целеустремленность.

И все же он мечтал прекратить все это. Приехать сюда, чтобы помогать этой девушке, как выяснилось, было самым гениальным, но в то же время самым злополучным решением в его жизни.

— Да, Рейнольдс, ты долго не сможешь забыть эту женщину, — пробормотал он.

Об этом свидетельствовал опыт женщин, брошенных его отцом, и, глядя на них, Уолт хорошо усвоил: чтобы пережить разрыв с человеком, к которому успел привязаться, потребуется немало времени.

Но им с Ширли нечего было рвать! Скорее они всеми силами старались избежать каких бы то ни было отношений. И, тем не менее, что-то связывало их с каждым днем все сильнее, а когда этому придет конец, его придется пережить.

Идеальным вариантом было бы немедленно уехать куда глаза глядят, но Уолт пока не мог бросить Ширли, ведь она все еще нуждалась в его помощи.

Черт бы побрал Годфри Уилсона!

Ситуация накалилась до передела, и Уолт чувствовал, что пришло время действовать решительно.

— Привет…

— Здравствуйте…

— Рад видеть!..

Уолт прокладывал путь сквозь лабиринт столов в офисе компании «Сувениры Уилсона», на ходу кивая головой и раздавая приветствия.

Он уже начинал чувствовать себя здесь своим человеком… вернее, так, словно действительно был женихом одной из сотрудниц.

— Вы ищете Ширли? — спросила Эмма, очаровательно улыбаясь. — Она сейчас в другом конце здания. Дело в том, что одна из малышек в детском садике разбила нос, а ее мать сейчас на совещании.

— В детском садике? — не понял Уолт.

— Ну да. Это тоже заслуга Ширли. Два года назад она добилась, чтобы при фирме организовали садик для детей сотрудников, и мистер Уилсон поддержал эту идею. Ведь для него семья — это святое, сами знаете…

Уолт кивнул. Он хорошо помнил, почему сюда приехал.

Однако Ширли снова удивила его, и он ощутил потребность проверить, как обстоят дела в его собственном хозяйстве. Оставалось надеяться, что там таким, как она, не приходится играть в дурацкие игры, чтобы добиться справедливости.

21
{"b":"159112","o":1}