ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Уилсон откинулся на спинку кресла с видом, который стороннему наблюдателю мог показаться небрежным. Однако всем, кто его хорошо знал, было известно, что такую позу он принимает только тогда, когда ситуация становится серьезной.

— Я все это признаю, Ширли, — согласился он. — Продолжайте.

Девушка подалась вперед. Она сотни раз видела, как служащие именно в этот момент расслаблялись, полагая, что победа уже близка, и решила, что будет действовать по-другому.

— Я лишь пытаюсь объяснить, мистер Уилсон, что всегда была ценным сотрудником для компании и намерена оставаться им впредь. Я рассчитывала получить открывающуюся вакансию в Бристоле, но… вы не дали мне ее, насколько я понимаю, из-за того, что я не замужем, — заключила она.

— Пока не замужем, — поправил ее Уилсон.

Сердце Ширли бешено заколотилось. Карты на стол, напомнила она себе. Думай о Уолте, будь уверена в себе и сохраняй спокойствие.

— Нет, мистер Уилсон, — наконец произнесла она очень спокойно, но чуть тише, чем собиралась. — Я вряд ли выйду когда-нибудь замуж. Мы с Уолтом Рейнольдсом не были помолвлены. Просто когда вы заговорили о том, что собираетесь повысить в должности менее опытного и квалифицированного сотрудника, я пошла на риск и солгала вам, выдумав себе жениха. Это моя вина, и я признаю ее. Уолт тут ни при чем. Он поначалу даже не знал, что я использовала его имя, — поспешно прибавила девушка, увидев, что лицо босса побагровело.

Уилсон грохнул кулаком по столу, разинул рот, потом захлопнул его и снова открыл.

— Вы пытались меня провести?!

— Я прекрасный работник, мистер Уилсон, и вам будет трудно найти человека, готового отдаваться делу так, как я. Но есть нечто такое, на что я не способна, а именно — купить себе должность при помощи лицензии на брак и выйти замуж не по любви, лишь ради того, чтобы умилостивить начальство. Мне очень жаль, мистер Уилсон. — Ширли поднялась на ноги. — Я должна была быть откровенной с вами с самого начала. Но и вы тоже не правы — вмешиваться в личную жизнь людей и раздавать должности в зависимости от семейного положения — не метод. Я это знаю, потому что, как уже сказала, стала в этой области своего рода экспертом. Подумайте об этом, мистер Уилсон, прежде чем станете давить еще на кого-то.

И она направилась к двери.

— Вы понимаете, что теперь вам не видать повышения, как своих ушей? — прохрипел Уилсон.

Ширли оглянулась через плечо:

— Я бы его все равно не получила, не так ли?

— Если бы вы вышли замуж за Рейнольдса…

— Этого не могло случиться, мистер Уилсон. Извините, что ввела вас в заблуждение, — мягко сказала Ширли.

Тот уставился на нее жестким немигающим взглядом, сжав кулаки.

— Мне придется вас уволить. Я не могу допустить, чтобы служащие лгали начальству. Существуют правила, мисс Беннет.

— Знаю, — кивнула она, — и я никогда их не нарушала. Но наступил предел. Когда я столкнулась с правилом, которое нарушает мои права, то не смогла с ним смириться. Я считаю, что поступила правильно, и не собираюсь вас ни о чем просить.

— Вот и прекрасно. Закончите так же, как начали, — без всякого шума. Буду весьма признателен, если вы освободите свое рабочее место как можно скорее. Моррис уже намекал, что за вашим столом ему будет гораздо удобнее.

Сердце Ширли пронзила такая боль, что она с трудом сумела выйти из кабинета, не теряя достоинства.

Поспешно бросив в «дипломат» кое-что из вещей, которые решила забрать из офиса, в том числе фотографию Уолта, девушка вышла из здания компании.

При мысли о том, что она потеряла, из глаз ее градом покатились слезы.

Все кончилось полным крахом. Она лишилась работы, а Уолт теперь уедет. Ему ведь больше нет никакого смысла здесь оставаться.

Уолт откинул со лба спутанную прядь волос и направился к двери. В нее непрерывно стучали.

Наверное, это кто-то из обслуги, подумал он. Кому я так срочно понадобился?

За последние два дня Уолт не впускал к себе в комнату даже горничную. Узнай кто-нибудь почему, его сочли бы сумасшедшим.

А дело было в том, что он берег аромат духов Ширли — брал его с собой в постель, обнимая бесформенную гостиничную подушку, у которой не было ничего общего с округлыми женскими формами, и не желал, чтобы гостиничные запахи уничтожили это слабое напоминание о ней.

Скоро им придется распроститься навсегда. Но еще не теперь.

Застегнув молнию на джинсах и не потрудившись даже накинуть рубашку, Уолт взялся за дверную ручку. Он собирался послать непрошеного гостя куда подальше, но, приоткрыв дверь и увидев, кто за ней стоит, обомлел.

Это была Ширли. Длинные волосы прилипли к ее влажному от слез лицу, в огромных серебристо-голубых глазах стояла боль, но девушка силилась улыбнуться.

— Привет, — негромко сказала она. — Я… можно мне войти?

Ширли ни разу не была здесь с того первого памятного вечера, и Уолт понял, что, раз она пришла, должно было случиться что-то ужасное.

Он догадался, что это могло быть, и выругался сквозь зубы, кляня себя за то, что ей так дорого обошлось общение с ним. Она потеряла все, что ценила больше всего на свете: свою независимость и карьеру.

Уолт схватил девушку за руку и, втащив в комнату, коленом захлопнул дверь. Нет, теперь он ее ни за что не отпустит. Нельзя допустить, чтобы она прошла через все это одна.

— Прости меня, — прошептал он, целуя ее закрытые влажные веки. — Мне ужасно жаль, родная. Не следовало уговаривать тебя выяснять отношения с этим тупоголовым уб…

Ширли прикрыла пальчиком его губы и покачала головой.

— Не вини себя, Уолт. Ты был прав. Я должна была поговорить с Уилсоном начистоту, чтобы все выяснить. И я ни о чем не жалею, правда. — Она попробовала засмеяться, но у нее это не слишком хорошо получилось.

То, что Ширли по-прежнему пыталась храбриться, окончательно сразило Уолта. Обняв ее за талию, он прижался губами к нежной шее девушки.

— Неужели все насколько плохо? — шепнул он, гадая, как смягчить ее боль.

Ему не хотелось ее расспрашивать, но он должен был знать, чем закончилась вся эта история.

Ширли сделала глубокий вдох, откинула голову, подставляя ему шею для поцелуев, и провела пальчиками по его обнаженной груди.

Уолт чуть не задохнулся.

— Меня выставили за дверь, — наконец выговорила она. — Уилсон пришел в бешенство, и это неудивительно.

Слегка отодвинувшись, девушка взяла его лицо в ладони.

— Это не твоя вина, Уолт. И не моя тоже.

— Что ж, стало быть, все очень плохо. Но ты уже знаешь, что я всегда поступаю, как мне заблагорассудится. — Он притянул Ширли к себе, шепча ей прямо в ухо.

— Во всяком случае, ты всегда это утверждал. — Она едва сумела выговорить эти слова.

— Тогда ты должна поверить, что если я прошу тебя уехать со мной, то это совершенно серьезно. Ты сможешь работать с людьми, которые будут ценить тебя и дадут тебе все, чего ты захочешь. Ширли, ты выйдешь за меня замуж?

И Уолт, затаив дыхание, еще крепче прижал девушку к себе. Он не давал ей поднять голову и посмотреть ему в глаза, ибо тогда она догадалась бы, как отчаянно он ждет от нее слова «да», и дала бы ему то, о чем он просил, — ради него, но не ради себя самой. А Уолт не хотел, чтобы ею двигала жалость.

Сердце Ширли билось так бешено, что, казалось, вот-вот выпрыгнет из груди. Закрыв глаза, она старалась дышать как можно медленнее.

Надо успокоиться, говорила себе девушка.

Уолт только что предложил ей себя, словно подарок, завернутый в серебряную бумагу и перевязанный блестящей ленточкой, и Ширли безумно хотелось протянуть руку и взять этот желанный приз. Но она из последних сил удерживалась от того, чтобы принять то, что на самом деле ей не предназначалось.

Он просто винит себя за то, что причинил мне боль, пыталась объяснить она его поведение. Откуда ему знать, что я плачу вовсе не из-за рухнувшей карьеры, а из-за того, что вот-вот расстанусь с любимым? Уолт — состоятельный человек и должен иметь жену, которую не стыдно было познакомить с влиятельными бизнесменами. Любая согласится на такое соблазнительное предложение!

27
{"b":"159112","o":1}