ЛитМир - Электронная Библиотека

— А тем временем я должен скрутить себя в узел и забыть о своих потребностях.

— Нет, милый, нам было так хорошо вместе. — Она поцеловала его и проговорила на одном дыхании: — Мы непременно вскоре повторим.

— Когда?

— Ты же взрослый, — мягко укорила она. — Неужели не можешь потерпеть ради своего ребенка? Ей плохо.

— Да, конечно. — Мейсон повернулся, прихватив при этом все одеяла. — У меня нет убежища, кроме как в больнице. — Через минуту он захрапел. По-настоящему или притворно, но очень громко.

— Я делаю это только для блага семьи, — возразила она.

— Пожалуйста, без одолжений, — парировал доктор. Храп все же был притворный. Я ему устрою за это утром, мысленно пригрозила Лори Майклсон. Устрою.

Я задам ей утром за это, пообещал себе достойный доктор. Свадьба состоится сразу же после завтрака. Будь я проклят, если не состоится. И тогда пусть все катится к дьяволу.

Сузи примчалась назад… и не одна. Собака была слишком мала, чтобы забраться на кровать, но пара услужливых рук подталкивала ее, пока она не оказалась прямо в середине постели, где зарылась в самом теплом месте и принялась лизать доктора в лицо — надо же как-то оправдать свое присутствие.

— Проклятая собака, — пробормотал доктор. — Неужели не удастся хоть немного поспать!

— Тебе вовсе этого не хотелось несколько минут назад, — возразила Лори, поворачиваясь спиной к нему, и натянула одеяло. Сузи поползала по ним, пока не нашла уютное местечко между Лори и отцом. Поскулив немного, Арман свернулась рядом с девочкой, хихикнувшей, когда собака лизнула ее в нос, и вскоре все они забылись беспокойным сном.

Два плотника неутомимо стучали молотками на лестнице главного входа больницы, когда на следующий день к дверям подкатил переполненный «кадиллак». Доктор вел машину. Полусонная Мейбл полулежала, прислонившись к дверце, и, не смолкая, всю дорогу жаловалась. Мрачные Лори и Сузи сидели в разных углах заднего сиденья.

— Зачем это надо? — повторяла девочка. — Зачем?

— Затем, что мы с Лори собираемся пожениться! — рявкнул ее отец, резко затормозив. Тяжелая машина протащилась по земле, подняв облако пыли.

— Это ты зря, — заметила Лори. — Машину сломаешь.

— Да заткнись ты, — мрачно буркнул доктор.

— Вот она любовь, вот оно счастье. — Лори вздохнула, пожав плечами. — Твой отец — брюзга, — шепнула она своей будущей дочери.

— Я-то это знаю, — ответила девочка.

— Но я не знала, — взорвалась Лори.

— Надо было получше присмотреться, — пробормотала Сузи. — Или меня бы спросили. Я бы могла вам такое порассказать.

— Да уж, наверное, — печально сказала Лори. — Как мое платье, нормально?

— Лучше, чем мое. Надо было мне джинсы надеть.

— Что за глупости, — вмешалась Мейбл с переднего сиденья. — На свадьбах всегда носят белое. Лори, где моя бутылка?

— Дома на столе в кухне, — сказала Лори. — Я не собираюсь выходить замуж с подвыпившим свидетелем. И раз уж мы коснулись этого вопроса, я также не собираюсь жить с пьяницей матерью.

— Пора идти, — встрял доктор Мейсон.

— Заткнись, — подчеркнуто выговорила Лори.

— Да, заткнись, — поддержала ее Сузи.

— Да, в самом деле, — добавила Мейбл, поворачиваясь к ним спиной.

— Если кто-нибудь хочет попасть на эту свадьбу, лучше вылезайте, — заявил Гарри Мейсон. — Я не собираюсь ехать дальше.

— Интересно, что еще будет, — сказала девочка, щелкнула замком и вылезла из машины.

— Да, интересно, — согласилась Лори. Через минуту они стояли рядом, держась за руки.

— А почему на вас не белое платье?

— Это самое подходящее, что удалось найти. Такой оттенок называется «цвета слоновой кости». Все, что было в магазине, — объяснила Лори. — Тебе не нравится? — неуверенно спросила она.

— Нет, смотрится здорово, только вот дурацкая штука у вас на голове…

— Понимаешь, это называется «вуаль». В церкви женщины должны прикрывать голову. По крайней мере, так сказано в Библии. Я могу ее снять…

— Не беспокойтесь из-за меня. Каждая женщина имеет право иногда выглядеть глупо.

— Спасибо, — вежливо, но без энтузиазма сказала Лори.

Отец Сузи выбрался с переднего сиденья и захлопнул дверь.

— Ты выглядишь прекрасно, — проговорил он, взяв Лори под руку. — Что касается вас, молодая леди, больше никаких замечаний. Ни одного. Слышишь?

— Или ты меня побьешь? — поинтересовалась девочка, совершенно не обеспокоенная подобной угрозой.

— Когда я последний раз тебя бил? — требовательно спросил отец.

— Никогда, — признала Сузи. — Зато мама старалась за двоих. Так, что дальше?

— Вы собираетесь оставить меня в этом проклятом автомобиле? — взвизгнула Мейбл.

Плотники перестали работать и отошли в сторону. Двойные двери больницы распахнулись, и появился оркестр. Не такой, как на парадах, но все же четверо мужчин и две женщины. Одна из женщин, сестра Джеймс, выбивала на барабане гулкую дробь. Сестра Харт вскинула трубу и заиграла с большим энтузиазмом. Совершенно очевидно, что сыграть «Свадебный марш» на этих инструментах было довольно сложно, поэтому они решили исполнить «Дивную благодать».

— Неплохо получилось, — осторожно признала Лори. — Кто это там за трубачом?

— Доктор Энн Проктор. Вчера приступила к работе. Психолог, между прочим.

— Хорошенькая.

— Да? Я не заметил.

— Как бы не так, черт возьми! — прошептала Лори. Доктор Мейсон с удивлением взглянул на нее.

— Мамочка, — вмешалась Сузи, — тебе не полагается произносить такие слова. — (Лори остановилась в дверях.) — Ты уже была замужем? Это потому у тебя платье цвета слоновой кости?

— Да, дорогая.

— Но у тебя нет детей.

— Не было до сих пор, — тихо ответила Лори. — Но теперь у меня есть ты.

— Да, — с удовлетворением согласилась девочка и, взяв Лори за руку, крепко ее сжала. — Папа, ты знаешь, что мама уже была замужем?

— Да, знаю. Но, как бы то ни было, мне она здорово нравится. Давайте войдем. Капеллан ждет у двери. Не будем заставлять его мерзнуть на ветру.

— Скажи мне только одно, — прошептала Лори — она была неважного мнения о капеллане Донохью. — Он трезв?

— Только этого не хватает, — пробормотал Гарри. — Одного пьяницы вполне достаточно.

— О чем вы там болтаете? — спросила Мейбл. — Здесь на ветру довольно холодно.

Оркестр двинулся впереди них по проходу, все еще наигрывая «Дивную благодать», пока из глубины зала не грянул во всем великолепии «Свадебный марш» в исполнении органа.

— Возлюбленные мои, — провозгласил капеллан Донохью, после чего Лори уже перестала следить за происходящим. Но вот отзвучали последние слова, и церемония закончилась.

Объявили, что завтрак состоится в столовой. Лори тихо стояла, пораженная поздравлениями от штата больницы. Она знала имена и должности большинства сотрудников, но не была лично знакома с ними. К Гарри подошла Энн Проктор и попыталась подхватить его под другую руку.

— Ни за что в жизни, — пробормотала Лори, отчаянно вцепившись в него. Доктор закачался под напором с двух сторон.

— Эй, — прошептал он. — Вы раскачиваете лодку, а я гроша ломаного не стою как пловец.

— Не дразни меня, — проговорила она на грани слез. — Ты мой… мой.

— Я и не подозревала, что вы подумываете жениться, — сказала Энн. — И вот, пожалуйста.

— Вообще-то я не собирался, — задушевно произнес доктор. — Но тут я встретил Лори, ну, вы знаете, как это бывает.

— Знаю, — подтвердила Энн. — Один неверный шаг, и ты пропал. В какой области вы специализируетесь, Лори?

— О, Лори не занимается медициной, — торопливо вмешался Гарри. — Она актриса. И… участвует время от времени в учебных программах нашей больницы.

— Что вы говорите?!

— Да, случается.

Доктор Энн прикусила нижнюю губу и постаралась придать своему лицу участливое выражение.

— Какое интересное сочетание. Полагаю, вам трудно ладить с Сюзанной.

— Вы имеете в виду Сузи? Нет, у нас нет никаких проблем, не правда ли, солнышко?

16
{"b":"159117","o":1}