ЛитМир - Электронная Библиотека

— Да, усталость, — томно повторила Лори.

— Что-нибудь еще? — подозрительно уставился на нее студент постарше.

— Жажда, — сказала она. — Я пью как одержимая. Воду, представляете? Во рту у меня всегда сухо. И то и дело приходится бегать в туалет. — Она переступила с ноги на ногу. — Всю ночь бегаю в туалет. Жуть, да?

Все согласно кивнули. Хмыкнув, доктор Мейсон вытянул ноги под стул предпоследнего ряда.

— Есть еще вопросы или какие-нибудь тесты? — спросил преподаватель в наступившей тишине.

— Я бы хотел послушать сердце, — сказал третий студент. — Повернитесь, мисс.

— Этот молодой человек начинал медицинскую практику во флоте, — шепнула сестра Харт. Мейсон кивнул.

— Расстегните пижамную куртку, пожалуйста. Я послушаю ваше сердце.

— Расстегнуть что?

— Пижаму, пожалуйста. Я хочу послушать ваше сердце.

Лори неохотно повиновалась, глядя на него через плечо. Он приподнял ее куртку и приставил стетоскоп к середине спины.

— Глубоко вдохните и задержите дыхание, — приказал он.

Девушка тихонько взвизгнула.

— Холодно, — пожаловалась она. Этого не было в сценарии, но время от времени ей нравилось импровизировать.

— Глубокий вдох, — строго скомандовал студент. Лори хихикнула и подчинилась. — Выдох.

— Сдается мне, раз вы доктор, вам можно, — сказала она и взвизгнула опять, когда инструмент прикоснулся к другому месту.

— Глубокий вдох, — скомандовал он. — И выдох. Повернитесь, пожалуйста, и…

— Минутку, — оскорбленно произнесла Лори. — Какого черта! Не собираетесь же вы приставить эту штуковину к моей…

— Это необходимо, если вы хотите поправиться.

Лори вздохнула и медленно повернулась, закрыв глаза. Похоже, студент был смущен даже больше, чем Лори. Приподняв куртку пижамы, он прочертил стетоскопом линию под ее упругой, высокой грудью. Доктор Мейсон вскочил и снова сел. Собственная реакция рассердила его. Врачам приходится дотрагиваться до обнаженного тела. Почему же эта несколько неловкая ситуация так взволновала его? Он беспокойно ерзал на узком стуле, пока студент поспешно завершал осмотр, а Лори уже застегивала и поправляла пижаму.

— Еще тесты или обследования? — спросил преподаватель. — Нет? Тогда будьте добры составить список лабораторных анализов, которые могут понадобиться, и представить предварительный диагноз.

— Хотел бы я видеть эти предварительные диагнозы, — пробормотал себе под нос доктор Мейсон.

— Я принесу вам все отчеты, как только преподаватель проверит их. Мы идем? — спросила сестра Харт.

Доктор Мейсон не без труда вытащил длинные ноги из-под стула. Старшая сестра бросила быстрый взгляд на его лицо и все поняла. Взяв доктора под руку, будто желая указать дорогу, она вывела его в холл.

В глубине аудитории четыре студента, напрягая мозги, излагали свои прогнозы. Преподаватель собрал их заключения. Лори Майклсон затянула пояс пижамы, накинула халат и посмотрела на часы. У нее еще два семинара до занятий в драматической студии в университете, а в этом месяце она уже трижды опаздывала.

Лори вопросительно взглянула на преподавателя. Он кивнул. Не обращая больше внимания на студентов, она поднялась по ступенькам и вышла в холл. Возле главного выхода доктор Мейсон разговаривал со старшей сестрой.

Проработав шесть месяцев, Лори привыкла к больничным порядкам. Но этот высокий, худощавый человек беспокоил ее. Смущал, честно говоря. Кроме того, у нее не было времени переодеться. Это легко сделать в университете: на художественном факультете тратилось немало усилий, чтобы обучить своих студентов искусству перевоплощения. Но здесь, на глазах у администратора? Когда ее мать принадлежит к элите общества Грандела?! Нервно сглотнув, Лори облизнула пересохшие губы и сломя голову ринулась через холл. Сестра Харт, закончив разговор, пошла по коридору в административное крыло, и Лори тут же поймала взгляд доктора.

— Мисс, — окликнул он ее, лучезарно улыбаясь.

Лори удалось уклониться от него и его улыбки, стремительно завернув налево, в направлении комнаты для персонала. Времени переодеться не оставалось. Она натянула пальто, прихватила оставшуюся одежду и вылетела за дверь, точно олимпийский бегун на стометровке. Доктор Мейсон все еще праздно стоял у больших вращающихся дверей.

— Молодая леди, — заговорил он самым решительным тоном, — в больнице не бегают… — К этому времени она уже была почти за дверью. — Бегать по больничным коридорам не принято. — Он укоризненно покачал головой. — Может, конечно, я устарел…

— Я тоже, — отозвалась Лори. Скользнув мимо, она понеслась вниз по ненадежным ступенькам.

— Минутку, черт возьми! — крикнул он ей вслед.

За углом больницы на нее налетел ветер, осыпая красно-золотыми листьями кленов. Лори плотнее запахнула пальто. Лифчик выпал из свертка одежды, который она придерживала правой рукой.

— Постойте!

— Чтоб ты пропал, — пробормотала она, подхватив на бегу лифчик, и помчалась дальше еще быстрее.

В деловой части города в вестибюле художественного факультета университета находилась будка телефона-автомата. Лори заскочила в нее и захлопнула дверь как раз вовремя. Два нетерпеливых первокурсника протиснулись к двери и принялись барабанить по стеклу. Отвернувшись от них с холодным достоинством старшего, она вытащила из кошелька монетку. После третьего гудка ее мать взяла трубку.

— Я в университете, — сообщила Лори. Парочка первокурсников опять застучала по стеклу. Приоткрыв дверь, она скомандовала: — Исчезните. Этот телефон только для старшекурсников. — И продолжила разговор: — Это не тебе, мама. Ты оставила записку в больнице, чтобы я позвонила. Что случилось?

— Нечто такое, что совершенно вылетело у меня из головы, — сказала ей мать. Лори не удивилась. Ее матери было почти шестьдесят пять, и если ей что еще и удавалось, так это начисто все забывать. — В загородном клубе будет небольшая вечеринка в честь новых членов. В шесть часов коктейли и затем обед.

— Нет проблем, — сказала Лори. — И кого же чествуем?

— О… Я не помню. Кто-то новый в городе… из… Нет, не могу вспомнить. Но уверена, что это важная персона.

— Должно быть, — сказала Лори. — Не волнуйся, дорогая. Я буду дома к половине пятого, и мы сразу рванем в клуб, нацепив лучшие тряпки, чтобы выразить ему или ей наше безмерное уважение.

— Да, рванем. Но не на твоей же машине? — встревожилась ее мать, тут же позабыв обо всех проблемах. — Меня охватывает ужас каждый раз, когда мы в ней едем.

— Дело не в машине, — солгала Лори. — Дело в моем вождении.

— Ну ладно, раз так… — Мать вздохнула и положила трубку.

Лори сделала то же самое и выскочила из будки, не забыв сверток одежды.

— И чтобы больше этого не было, — предупредила она двух первокурсников, ринувшись мимо них к лифту.

— Эй, леди, — окликнул ее один из них, — вы уронили ваш…

Лори обернулась.

— Мой лифчик, — подсказала она с достоинством. — Нельзя играть в футбол, не зная, как что называется.

Парень пониже ростом подбежал к ней и со сбивчивыми извинениями протянул оброненный предмет. Дверь лифта открылась за ее спиной. Сделав шаг назад, Лори вошла в кабину.

— И не верьте тому, что вам говорят старшие, — крикнула она через закрывающуюся дверь.

На занятиях Лори скучала до слез. Проведя два года в любительском театре, она открыла для себя старую истину. Те, кто может, делают. Те, кто не может, учат. Но волшебными словами в нынешнем мире были: «получить диплом», что подразумевало сдачу зачетов. И Лори трудилась в своем винограднике, надеясь, что не все плоды окажутся кислыми. Пока же, вздрагивая от восклицаний лектора, она предавалась мечтам. О докторе Мейсоне, большом надежном докторе Гарри Мейсоне.

Когда девушка задумывается о браке, о ребенке или двух, главная трудность — найти серьезного мужчину, на которого можно положиться. Очень давно Лори заменила в этой задачке приятную внешность на солидную, постоянную работу. А что может быть лучше работы врача? Правда, доктора Мейсона трудно представить в уютной домашней обстановке: он много лет был военным, а это, как известно, профессия, предназначенная для разрушения. Интересно, сколько именно лет он провел в армии?

2
{"b":"159117","o":1}