ЛитМир - Электронная Библиотека

— Конечно, — ответила Мэг. — Я обещала редактору вторую часть моей статьи. Она уже набрана на компьютере. Не могли бы вы…

— Конечно, могу, — сказал Джеб, наклоняясь и целуя ее. Хирург заулыбался. — Мы молодожены, — объяснил Джеб. — Нам еще далеко до проблем с сердцем. Жаль, что болезнь тещи омрачила начало нашей совместной жизни.

Мэг вцепилась в него и, наклонясь, прошептала ему на ухо:

— Джеб Лейси, вы самый ужасный лжец, каких я только видела. Молодожены! — По ее щеке поползла слеза. — Временами мне очень хочется, чтобы так и было, — прошептала Мэг.

— До сего времени мне всегда все удавалось устроить, — ответил он, — может, я смогу устроить и это… Вам наверняка, пока будете в больнице, понадобятся деньги.

Он достал горсть смятых двадцатидолларовых купюр из кармана пиджака и протянул Мэг.

— О Господи, зачем так много? — охнула она. Джеб одной рукой — на другой была Элинор — расстегнул сумку Мэг и положил туда деньги.

— Мало ли что, — сказал он. — Чашка кофе вам обойдется в доллар, видит Бог, что к кофе полагается бутерброд.

— Джеб Лейси, вы славный парень, единственный на целом свете, — сказала она; слезы неудержимо катились по щекам.

— Боже мой, Мэг! — воскликнул он, когда медсестра повела ее в зал ожидания при операционной. — Я расту в собственных глазах!

Малютка Элинор издала радостный вопль. Уж у нее-то сомнений в человеческих качествах Джеба не было.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Энни Мэй Хаббард выписали из больницы через двадцать дней. Она ехала, удобно устроившись на заднем сиденье в «кадиллаке» Джеба Лейси, домой — в дом на Виргиния-стрит, а не в свой старый дом на окраине Урбанны, что располагался на Кент-стрит. Стоял октябрь, холодный, как и полагается осеннему месяцу; о жарком лете остались лишь одни воспоминания.

Мэг пыталась объяснить бабушке, почему ее везут в дом на Виргиния-стрит.

— За тобой нужен уход. Тебя нельзя оставлять одну. В доме Джеба тебе понравится. К тому же крышу уже починили.

— Все починил, — сказал Джеб. — По правде говоря, крыша теперь практически новая.

— Но мои друзья… — слабо возразила Энни Мэй. — И мой сад…

Когда Джеб выехал на Виргиния-стрит и остановился на площадке перед особняком, ее мнение несколько изменилось.

— Неужели это дом бывшей таможни? — воскликнула она. — Я, пожалуй, побуду здесь недолго, может, мне понравится…

— Мы всегда будем вам рады, — сказал Джеб мягко. — А когда надумаете вернуться к себе, мы наймем вам женщину, которая будет жить у вас и помогать по хозяйству.

Энни Мэй поджала губы.

— В этом нет необходимости, — сказала она дрожащим голосом, готовая вот-вот расплакаться. — Когда я надумаю уехать, со мной поедет Мэг.

— Она не сможет, — возразил Джеб. — Мэг останется со мной и нашей малышкой.

— Но… вы не можете так поступить! Вы еще не поженились.

— Вот мы и приехали, — оборвал все ее возражения Джеб, выходя из машины и открывая перед бабушкой Мэг дверцу. Он поднял Энни Мэй, словно перышко. Мэг, обогнав их, развернула инвалидную коляску.

— Может, лучше воспользоваться этим приспособлением? — предложила она. — Джеб, вам надо беречься.

— Тише, деточка, — остановила ее Энни Мэй. — Позволь мужчине самому принять решение.

— В больнице ваша бабушка пробовала сидеть на разных креслах, — пояснил Джеб, — но больше всего ей понравилось инвалидное кресло с электроприводом и электронным управлением.

— Он и в самом деле прекрасный человек, — заверила свою внучку бабушка. Мэг и Джеб взглянули на нее, удивленные происшедшей в ней внезапной переменой. И тут Энни Мэй сказала с легкой грустью в голосе: — Как только вы женитесь на Мэг, станете еще безупречнее.

— Он и так безупречный, — буркнула Мэг. — А кто возьмет ребенка?

— Я был уверен, что она спит на заднем сиденье, — сказал Джеб. — Как же мы забыли о ней?

— Это ваши трудности, — сказала ему Мэг. — На мне — бабушка, а на вас — ребенок.

— Какое приятное разделение труда, — улыбнулся Джеб.

— Не зазнавайтесь, не такой уж вы и прекрасный, — проворчала Мэг. — Вам не мешало бы поработать над собой.

— В этом нет необходимости, — гордо ответил Джеб. — Проводите бабушку в дом.

— У меня нет ключа, — огрызнулась Мэг.

— А он и не нужен. Просто позвоните, — велел Джеб.

Мэг так и сделала. Один поворот старого звонка — и дверь открылась. Негр средних лет и огромного роста широко распахнул дверь с приветливой улыбкой на губах.

— Миссис Лейси? Добро пожаловать домой!

Мэг боялась, что коляска застрянет на пороге, но все обошлось — порог был благополучно преодолен. Коляска легко покатилась по прихожей и коридору, которые из-за старых обоев выглядели довольно невзрачно.

— Надо же, — посетовала Энни Мэй, — и почему прихожие в нашем городе у всех такие унылые… А кто это был?

— Простите, Джеб, — Мэг повернулась к нему. Джеб вприпрыжку поднимался по лестнице, держа Элинор на вытянутых руках. Малышка заливисто смеялась. — Кто это был? — спросила Мэг, кивнув на человека, открывшего ей дверь.

— А, это Отис Диксон, — ответил Джеб. — Он будет служить у нас.

— Служить? Кем же?

— Дворецким. Будет отвечать на телефонные звонки, говорить моей сестре, что никого нет дома, открывать дверь, когда позвонят, следить за горничной и поваром. И тому подобное.

— Ну, надо же! — охнула Мэг. — Уму непостижимо! Горничная и повар?

— А как же, нам нужны свидетели.

— Свидетели? — переспросила она, подозрительно оглядываясь вокруг. — Зачем?

— Для свадьбы, — невозмутимо ответил Джеб.

— Для чего?..

— Свадьбы. Слово не такое уж страшное, если вдуматься хорошенько.

— Но…

— Никаких «но», — решительно оборвал ее Джеб. Из кабинета вышел Диксон с крошечным сотовым телефоном в руке.

— Это случайно не моя сестра? — поинтересовался Джеб.

— Это господин по имени Сол, — ответил Диксон. — Сол Беркович.

— Мой агент, — пояснил Джеб, беря телефон. — Энни Мэй, почему бы вам не осмотреть дом? На кухне миссис Брилл, а наверху наша горничная перестилает постели.

— Какое облегчение! — воскликнула Мэг. — Постели? И сколько их?

— Много. По одной на каждую из семи комнат наверху.

— Но ба…

— Для бабушки мы подготовили две комнаты внизу. Ну как вам моя арифметика?

— Прекрасно! — Мэг, не удержавшись, поцеловала его в щеку. — В подобных случаях даже я считаю вас очень милым. Давай, бабушка, осмотрим дом, — Мэг повернулась к Энни Мэй.

— А агент? — спросила та. — Мне хочется послушать, что говорят агентам. Кроме страхового агента, я ни с какими не встречалась, да и то это было очень давно, когда Мэг была совсем маленькой. Тот мне никогда не внушал доверия, жадный, как акула!

— Вот любопытная! — прошептала Мэг.

— Да, представь себе, и не думай, будто я ничего не слышала! — почти выкрикнула Энни Мэй. — Я любознательна, и ничего постыдного в этом нет. Я хочу знать все, что происходит в этом прекрасном доме.

— Вам следует быть повежливее с бабушкой, Мэг, — усмехнулся Джеб и увильнул от ее острого локтя.

— Сол! Я слушаю. — Пауза. — Ого! — воскликнул Джеб. Снова пауза. — Что вы говорите! — И вновь долгое молчание. — Да будь я проклят! — Длинная пауза. — Хорошо, спасибо, Сол. Я считаю это почти невероятным. Да, кстати, прообразом Карлотты послужила моя жена… И это срисовано только с нее. — И Джеб, щелкнув переключателем, вернул телефон дворецкому.

— Ну что там? — спросила Энни Мэй, сгорая от любопытства.

— Мой агент сказал, что моя последняя книга — «Убийство в Молдавии», — признана лучшей Клубом писателей-детективистов. Солу особенно понравилась героиня — Карлотта, он сказал, что она не такая надуманная, как другие мои женские персонажи.

— Замечательно! — Мэг захлопала в ладоши. Диксон улыбался, малышка ворковала. Затем Мэг словно протрезвела. — Ваша жена подсказала вам образ Карлотты? — переспросила она.

— Что это значит? — потребовала объяснений Энни Мэй.

15
{"b":"159118","o":1}