ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сначала Марк думал, что она все понимала, но затем стал замечать, как Джинга с тоской смотрит на детей, и знал, что она отдала бы все что угодно, чтобы иметь ребенка. Он пытался задаривать ее, обещал, что в будущем у них будет все, чего она хочет. Ему не удалось понять глубины ее несчастья, и он был совершенно не готов к тому, что, придя однажды летней ночью домой, он обнаружил, что она ушла. Он все еще помнил то опустошающее чувство, с которым он стоял в пустой квартире, читая и перечитывая ее записку:

«Я так больше не могу, извини».

Даже тогда Марк верил, что сможет вернуть Джингу назад. Он предлагал ей бросить колледж, купить дом и сделать все необходимое для того, чтобы уговорить ее вернуться назад к нему. Все было бесполезно. Их почти трехлетнему союзу пришел конец.

Это был черный период в его жизни. Он собрал всю свою силу воли, чтобы каждый день ходить на работу и в колледж. Казалось, что жизнь потеряла всякий смысл.

Наконец, он начал понемногу оживать, Марку везло с женщинами, которых он встречал. Они были чувственными, понимающими и вполне удовлетворяли его. Они были Марку поддержкой в бессонные ночи, когда он дотрагивался до них и был уверен, что он не один. Но ничего постоянного из этих связей не получалось…

Марк очнулся от воспоминаний, когда выскользнувшая из пальцев расческа стукнулась о кафельный пол ванной. Он прошел в прихожую и, взяв свою клетчатую кепку, вышел.

В тесном гараже он задержался, любуясь двумя автомобилями, стоявшими друг против друга. Красный капот «Кобры» был открыт; сегодня вечером он еще поработает.

Желтый «Ягуар ХК-150» сверкал полировкой. Он слегка погладил его рукой, прежде чем открыть дверь и сесть за руль. Через несколько секунд он уверенно повернул ключ зажигания, запустил двигатель и выехал из гаража.

Его мысли вернулись к вчерашней встрече. Они с Джун просидели в ресторане почти три часа. Он настолько увлекся беседой, что был разочарован, когда она, наконец, встала, чтобы уйти.

Почему Джун позвонила ему? Марк сомневался в том, что эти три года она хранила свое чувство. Вчера, когда он вошел и увидел ее, Джун сначала не произвела на него впечатления, но скоро все изменилось…

Почему Джун позвонила? Неважно почему, и он был рад, что она позвонила. Когда их познакомили три года назад, Марк еще находился под впечатлением от Джинги и полностью не осознал ее очарования. Вчера вечером он смог оценить его по достоинству. Они легко перешли от добродушного подшучивания над тем, кому досталась львиная доля пирожного, к более серьезному разговору.

Он сказал ей, что любит детективы, а она — любовные романы.

— Я люблю истории со счастливыми концами, — доверительно улыбнулась она.

Каждое мгновение открывало новую грань ее индивидуальности. Она была совсем не приземленным технарем — в ней было много романтичного. Это было ему сродни.

Между ними наметились какие-то неуловимо тонкие отношения, заинтриговавшие его. Иногда, когда Марк что-то говорил, Джун смотрела на него с улыбкой Моны Лизы, а ее губы были нежны и соблазнительны.

Марк сообразил, что он приближается к Юнион-стрит. Повернув в сторону Ван-Нессе, он увидел прямо перед собой залив. Свернув на Юнион-стрит, он проехал мимо ряда антикварных магазинов и ресторанов. Это были здания, построенные и реставрированные в викторианском стиле. В витринах магазинов была выставлена модная европейская одежда. Век тому назад Юнион-стрит вряд ли была такой фешенебельной. В то время здесь разводили коров — это был центр молочной промышленности. Сейчас же здесь были сосредоточены главные городские достопримечательности. Марк свернул в узкий проезд и остановил машину.

Придя в свой офис, он вдруг сообразил, что не договорился с Джун о свидании и должен обязательно исправить эту нелепую оплошность.

В понедельник Джун работала дольше обычного. Добравшись, наконец, домой, она скинула с себя белый шерстяной жакет и ситцевое приталенное платье цвета морской волны и надела леотард [1]и колготки. Натянув джинсы и поправив прическу, она заспешила в сторону Ной-Валлей в класс аэробики.

Спустя некоторое время после приезда в Сан-Франциско, Джун узнала, что в городе есть кварталы с различными условиями и уровнями жизни. Их жители образовывали общины, каждая со своими традициями и характерами. Так, жители в Ной-Валлее были во многом похожи на жителей Хайт-Ашбери, на другой стороне Твин-Пикс. Они были молодыми, образованными и интересовались искусством и культурой. Недалеко от Ной-Валлея расположилась Кастро-стрит с ее исключительной пестрой, яркой и беспутной публикой. Далее улицы спускались в сторону Миссион — перенаселенного латиноамериканского квартала. На западе располагался китайский квартал Сансет.

Мурлыкая песенку, Джун спускалась вниз по крутому холму. Стоял серый февральский день, но даже начавшийся мелкий дождь не испортил ей настроения. Она просто посильнее запахнула полы жакета и продолжала идти.

Дождь усиливался, но Джун, улыбаясь, продолжала идти. Она вспомнила слова Марка об их первой встрече. «Я думаю, что вы не правы: если я не ошибаюсь, то в первый раз мы встретились на обеде у Марианны и Дэвида у них дома».

Она многозначительно покачала головой:

«Это было во второй раз»…

Улыбаясь, она вошла в гимнастическую школу, где занималась в классе аэробики. Джун сняла жакет и, заперев его в шкафчике, присоединилась к своей группе. Женщины выполняли упражнение на растяжение под названием «Колесница в огне». Джун опустилась на пол рядом с Линдой, привлекательной стройной брюнеткой, с большими карими глазами.

— Ты опоздала, — сказала она улыбаясь. Длинные локоны Линды обрушивались водопадом, когда она вытягивалась вперед, чтобы коснуться кончиков пальцев на одной ноге, фиксировала движение и затем перемещалась к другой ноге.

— Да, я задержалась на работе.

Как и у большинства девушек, выросших на юге Калифорнии, у Джун были волосы с золотым отливом. Однако женщины Сан-Франциско редко были белокурыми и еще реже загорелыми. Хотя город и расположен на берегу океана, но купаться было нельзя — вода была всегда холодной, и выпадало мало дней, когда можно было позагорать.

— Прекрасно, леди, сейчас приступим к согревающим упражнениям, — объявил инструктор. Джун поднялась и стала делать упражнения.

В другой стороне зала женщины приступили к упражнениям под музыку.

— «Виноградная лоза», — подал команду инструктор, и Джун качнулась влево, в то время как Линда вправо. Они столкнулись друг с другом, и она удивленно посмотрела на нее.

— Ты делаешь не так.

— Извини, — сказала Джун, — и без всякого перехода добавила: — Я провела выходной с одним мужчиной.

— Звучит интригующе. Кто он?

— Один человек, которого я не видела три года. В пятницу вечером я позвонила ему и мы встретились за чашкой кофе.

— Леди, приготовились, — приятная мелодия снова заполнила гимнастический зал.

— Черт, ненавижу я это!

Обычно Джун была не в восторге от быстрого танца, но сегодня он увлек ее.

Линда засмеялась:

— Ты явно в хорошем настроении, даже если и заблуждаешься на его счет.

После занятий, в раздевалке Линда спросила:

— Ну-ка, расскажи мне об этом парне.

— Он действительно хорош.

Она надела джинсы и поправила прическу.

— Как ты с ним встретилась?

— Марианна познакомила нас, когда я только переехала в Сан-Франциско. У нас тогда ничего не получилось. Но в пятницу у меня был день рождения и вечером мне захотелось провести с кем-нибудь. Марианна предложила, чтобы я позвонила ему.

Она усмехнулась:

— По правде говоря, Марианна была не совсем искренней, сказав мне, что, когда случайно столкнулась с Марком, он спрашивал обо мне, но, куда там, он едва вспомнил меня. Я почувствовала себя такой глупой, когда позвонила ему.

Они вместе вышли из раздевалки.

Линда улыбалась.

вернуться

1

Леотард — трико акробата или танцовщика. — Прим. пер.

4
{"b":"159121","o":1}