ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

А противник, продолжая упорно рваться к Ленинграду, подошел 30 августа к Неве.

1 сентября Г. К. Жукова вызвал к прямому проводу А. Н. Поскребышев, секретарь И. В. Сталина{165}:

ПОСКРЕБЫШЕВ: Здравствуйте. Передаю просьбу товарища Сталина. Можете ли немедля выехать в Москву? Очень прошу Вас, если есть какая-либо возможность, выехать в Москву, передав дело на время Вашего отсутствия Ракутину или Богданову.

ЖУКОВ: Здравствуйте, товарищ Поскребышев. Только что сейчас получил неприятные сведения о 211-й дивизии, действовавшей на Рославль. Она, эта дивизия, поддавшись ночной панике, отскочила назад километров на 3–6 и создала этим отскоком невыгодное положение для другой стрелковой дивизии – для 149-й. Ввиду сложности обстановки я хотел бы ночью выехать на участок 211-й дивизии и там навести порядок и прибрать кого следует к рукам, поэтому я просил бы, если только можно, отложить мой приезд, если нельзя его отложить, я могу через 15 минут выехать. Под Ельней дела развиваются неплохо. Противник полностью будет зажат в кольцо максимум через двое суток. Сейчас вышли на железную дорогу Ельня – Смоленск. Если будет приказано ехать, оставлю за себя заместителем Богданова, руководство группой на рославльском направлении прикажу Богданову передать Собенникову. Жду указания тов. Сталина, выезжать ли в Москву или на передовые позиции.

ПОСКРЕБЫШЕВ: Ответ товарища Сталина: «В таком случае можете отложить свою поездку в Москву и выехать на позиции. И. Сталин».

ЖУКОВ: У меня к Вам один вопрос. Нужно ли быть готовым к выезду в Москву в ближайшие пару дней или я могут работать в ближайшие дни по своему плану?

ПОСКРЕБЫШЕВ: Можете работать по своему плану.

ЖУКОВ: Все ясно. Будьте здоровы. Привет товарищу Сталину.

Вызов к прямому проводу был напрямую связан с обострением обстановки под Ленинградом. Жуков, несмотря на занятость, нашел время для изучения сложившегося положения. 4 сентября между ним и генералом Поповым состоялся следующий разговор{166}:

ЖУКОВ: Здравствуйте. Доложите, что у Вас происходит на участке Ребола и перед группой Антонюка?

ПОПОВ: На реболовском направлении действует наш 337-й стрелковый полк 54-й дивизии с 1 и 3-м дивизионами 491-го гаубичного артиллерийского полка. В его тылы вышел противник, перерезал коммуникации и обозначил окружение. Запасы полка на исходе. Завтра ему поможем боеприпасами и продовольствием. Кроме того, на станцию Кочкома высылаем маршевый батальон для присоединения к полку. Все, что могу доложить о реболовском направлении.

ЖУКОВ: Вы не то докладываете. Я Вас спрашиваю, что происходит в районе Ребола, то есть перед группой Цветаева. Повторяю: я Вас спрашиваю об олонецком направлении. Докладывайте снова, что происходит перед группой Цветаева.

ПОПОВ: На олонецком направлении действует группа Цветаева, которая сегодня весь день оборонялась на реке Тулокса и отражала атаки противника. Сегодня ей отгружены на помощь 3-я дивизия народного ополчения и один минометный батальон. Группа Антонюка, действующая в направлении Ведло-Озеро, имела незначительный успех и медленно продвигалась на запад. Вы понимаете мое положение. Сегодня эти группы усилить ничем не могу, хотя считаю, что, если на этих направлениях действует до двух-трех пехотных дивизий противника, нам надлежит соответственно эти направления усилить.

ЖУКОВ: Вы доложили очень неясно. Доложите, какой противник перед Цветаевым и какой Ваш план действий по уничтожению противника. Прошу доложить коротко, но ясно.

ПОПОВ: Докладываю. Пока перед Антонюком усиленный мотострелковый полк с артиллерией и минометами. Перед Цветаевым – 165-я пехотная бригада и один мотополк неустановленной нумерации. План действий установлен следующий: группа Антонюка, активно действуя перед своим фронтом, должна уничтожить противостоящего противника, продвинуться на запад и оказать содействие группе Цветаева. Цветаев, усиленный дивизией народного ополчения и обеспеченный высаженным десантом на острове Лункулан-Сари, должен, уничтожая противника, продвигаться вперед на Сальми, взаимодействуя с 23-й армией, которая в это время развернет наступление в направлении реки Янгис-Йоки. Все ли Вам понятно?

ЖУКОВ: Повторите после слов «высажены десанты», с этого слова. Имейте в виду снова захват Питкяранта. Выдвижение противника в район Ребола является следствием отсутствия надлежащего руководства частями, дерущимися на этом направлении, как со стороны командарма, так и Вас. Цветаев должен, уничтожая противника, продвигаться вперед на Сальми, взаимодействуя с 23-й армией, которая в это время развернет наступление в направлении реки Янгис-Йоки, и десантом, находящимся под Лункулан-Сари. Видимо, Вы не учитываете этого, недостаточно руководите этим направлением и слабо организуете уничтожение противника. Ставка от Вас требует: под Вашу личную ответственность, в кратчайший срок ликвидировать противника и, уничтожив его в этом районе нашими частями 7-й армии, отбросить противника за озеро Янис-Ярви.

ПОПОВ: Отвечаю. Десант высажен при помощи Ладожской флотилии в составе двух батальонов морской пехоты. Авиацию 7-й армии сегодня усиливаем больше чем на 60 самолетов. Относительно группы Антонюка. Ей приказано не топтаться на месте, форсировать наступление. Я очень прошу Вас иметь в виду и помнить об одном, что части этого направления, готовившиеся в мирное время, дерутся, распоряжением Генштаба, под Новгородом. Делаю все, что могу. Все понятно. Буду отвечать головой. Доложите: военный совет Северного фронта сделает все, что от него зависит, чтобы выполнить приказание Ставки. Скажу откровенно и очень прошу доложить Ставке, что на петрозаводском и олонецком направлениях действуют 3–4 пехотные дивизии финнов и немцев. Мы им противопоставили импровизированные отряды Антонюка и Цветаева. Я считаю: туда нужно дать пару дивизий для того, чтобы надежно эти направления прикрыть и разгромить противника. Цветаеву мы отгрузили дивизию народного ополчения. Этого мало. Антонюку также надо дать дивизию. Тогда у нас будет перевес в силах и уверенность в разгроме. Это я прошу доложить Ставке. Все остальное импровизация и паллиатив.

ЖУКОВ: С Вашим планом я согласен, доложу его Ставке. Но со своей стороны считаю, что группу Цветаева надо усилить штурмовиками и пикировщиками. Десант морской пехоты подкрепить одним-двумя хорошими стрелковыми батальонами кадрового состава, взяв их за счет резерва на Карельском перешейке, где противник себя держит пассивно. Ставка приказала предупредить Вас: Вы лично головой отвечаете за то, чтобы не пропустить противника на олонецком и петрозаводском направлениях и за успешную операцию по уничтожению противника в направлении Питкяранта и Ведло-Озеро. Вы все ли докладываете? Мне кажется, Вы что-то недоговариваете, нет ли у Вас сомнений в выполнении приказа?

ПОПОВ: Отвечаю. Группа Цветаева обороняется, отражая атаки противника. Группа Антонюка продвигается один километр в день. Или это неспособность начальников, или недостаток сил, или то и другое. Я считаю, что направление Антонюка необходимо усилить и после этого потребовать от него решительных действий, хотя этого я требую от него и при наличных силах. Прошу понять, что когда, по всем данным, на Петрозаводск и Олонецк действуют две-три дивизии противника с перспективой прироста усилий, уничтожать их импровизированными отрядами Антонюка и Цветаева вряд ли возможно. Цветаева очень усилим завтра. К нему идет много эшелонов войск. Полагал бы целесообразным и нужным усилить Антонюка одним из тех соединений, которые собираются под Красногвардейском. Правда, они здесь нужны очень, но петрозаводское направление не менее важно, чем Красногвардейск. Судите сами, доложите Ставке и дайте ваше решение. Учтите, две дивизии собираются под Красногвардейском, одна завтра начнет выдвижение в этот район из Тихвина. Я бы лично ее направил в Петрозаводск для усиления Антонюка.

35
{"b":"159137","o":1}