ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но ему па смену пришел очередной приступ страсти. Теперь он, соединившись с ней, возбуждал внутри нее волны желания, но Лоретт знала, что это всего лишь прелюдия к той пронзительной до боли радости, которую ей еще предстояло испытать. Джефф приподнял ее, придвинул ближе к себе, словно она была совсем невесомой, как легкое перышко. Почему-то этот жест еще сильнее возбудил Лоретт. Прикосновения его мускулистых бедер, волосатой промежности возбуждали ее все сильнее. Лоретт ласково покусывала Джеффа за плечо, а его руки исполняли свой безумный танец: порой они, лаская, останавливались, затем продолжали свое целеустремленное движение. Возникшие где-то внутри нее острые ощущения были лишь отчасти физическими: ни один мужчина, кроме Джеффа, не смог так глубоко проникнуть к ней в душу и найти способ возбудить ее до такой степени, вызвать эту незабываемую волну изысканных эмоций. Джефф точно знал, когда нужно ускорить ритм своего проникновения в нее, а когда сделать паузу, чтобы довести ее до еще большего возбуждения, до грани экстаза. Джефф приподнимал ее, прижимая все ближе к себе, и она чувствовала, как утрачивает всякий контроль над собой. Темп движения их слившихся тел все ускорялся. Она крепко обняла его, ощущая игру мышц на его мощной спине. Лоретт хотела сказать ему, чтобы он не останавливался — вообще никогда! — но слова застряли в горле. От испытываемого блаженства у нее вырывались лишь приглушенные стоны. Вдруг Лоретт почувствовала, как он вошел в нее до болезненного упора, — и уже больше не ощущала себя на этой грешной земле, перенеслась в совершенно иной, неизведанный мир и затрепетала от сильнейшего экстаза.

Его рот ловил ее губы, и она страстно отвечала на его лихорадочные поцелуи, стараясь удержать его как можно ближе к себе, чтобы и он почувствовал тот взрыв удовольствия, который только что потряс ее всю. Перед ее глазами вспыхивал фейерверк красных, золотистых и голубых огней, озарявших окружающую темноту. Краски их были такими яркими, что ей показалось, будто она и в самом деле их видит. Лоретт была уверена, что в это мгновение Джефф испытывает тот же пульсирующий восторг. Она ощущала, как напряглось его тело, как оно затрепетало, все сильнее прижимаясь к ней. Спина Джеффа покрылась испариной.

Лоретт тоже все сильнее прижималась к нему, наблюдая, как гаснут яркие огни перед глазами, и вот сладостный круговорот движений постепенно прекратился, уступая место приятному томному отдохновению.

После того как они неохотно оторвались друг от друга, она продолжала спокойно лежать рядом с ним, обнимая его за шею, положив голову ему на плечо. Пронзительная и напоенная удовлетворением тишина была красноречивее невысказанных счастливых слов.

— Ну, теперь ты не сбежишь от меня? — наконец спросил Джефф своим бархатистым дразнящим голосом.

— А ты? Надеюсь, тебе сюда не позвонят? — парировала Лоретт, рассмеявшись.

— Нет. Но даже если и позвонят, я никуда от тебя не уйду.

Лоретт не знала, правду говорит он или лукавит, но ей было ужасно приятно это слышать. Она поцеловала его в грудь, потом прижалась к ней щекой.

— Неужели ты не думал об этом, когда просил меня поехать с тобой в Мемфис?

— У меня была лишь очень слабая надежда.

Лоретт с минуту размышляла над его словами. Потом забарабанила кулачками по его груди:

— Ты, негодяй! Ты ведь заверял меня, что речь идет только о деловой поездке!

Смеясь, Джефф перехватил ее руки.

— Я лгал, — признался он без тени раскаяния. — А впрочем, разве это не дело?

И он заглушил ее слова протеста, прильнув к ее устам в долгом страстном поцелуе. Оказывая ему лишь притворное легкое сопротивление, Лоретт ответила тем же, и они поцелуями начали борьбу совершенно иного свойства. Она протолкнула кончик своего языка у него между губ и с удовольствием ощутила, как он, застонав, еще сильнее прижал ее к себе. Руками Лоретт обхватила Джеффа за талию и потянула изо всех сил на себя. Он навалился на нее.

— А что если бы этого не произошло? — спросила она, ласково теребя волосы у него на затылке. — У тебя был готов альтернативный план?

— Ничего конкретного. Но я был готов к какому-нибудь хитроумному решению. Мне нравится, когда ты гладишь меня по спине, — добавил Джефф, подвигая ее свободную руку поближе к спине. — Так о чем я говорил?

— Ты говорил, что с помощью своих истинно дьявольских козней намеревался меня соблазнить и затащить к себе в постель. — Указательным пальцем она вычерчивала небольшие круги у него на спине.

— Но ведь я человек, и ничто человеческое мне не чуждо, — начал объяснять он ей притворно жалостливым тоном. — Неужели мне легко каждый день наблюдать за тобой, когда ты сидишь за компьютером, когда от тебя так соблазнительно пахнет духами... в этих облегающих твою стройную фигуру платьях, и в то же время отказаться от всяких, дьявольских замыслов? — Он осыпал ее беспорядочными поцелуями.

Лоретт вздохнула. Какой бы раздражающей правда ни была, она все же чувствовала, что обязана сказать ему обо всем.

— Сегодня — это сегодня, и все было чудесно, но я не могу дать тебе никаких гарантий на завтрашний день.

— Сейчас мне не до этого, я больше ничего не хочу, — хрипло отозвался Джефф, — мне достаточно только вот этого момента.

— И мне.

Лоретт поцеловала его в живот, ощутив привкус солоноватого пота. Она обняла его обеими руками за плечи, ощутив его бархатистую кожу, и это прикосновение сразу возбудило ее. Все в Джеффе ее возбуждало. Все ее тело страстно жаждало его тела: это была почти патологическая потребность.

Подняв голову, Лоретт нашла его губы. Они быстро прикоснулись друг к другу, потом разомкнули объятия и снова жадно прильнули. На сей раз, когда его руки стали ласкать ее тело, его прикосновения показались ей более грубыми и более требовательными. Лоретт все понимала. Она чувствовала такое же едва сдерживаемое желание, словно их первое соитие было лишь прелюдией к другому, более огненному, более опаляющему, почти неистовому слиянию. Когда они снова соединились и все время двигались навстречу друг другу в пиком, постоянно убыстряющемся темпе, Лоретт показалось, что она, оседлав необъезженного мустанга, несется сломя голову по прерии. Ей было гораздо труднее, сложнее не сбить дыхание, чем в первый раз.

Наконец они бессильно отвалились друг от друга на измятые простыни.

— Ты хочешь убить меня любовью, Этти, и это, кажется, у тебя получается!

Хихикнув, Лоретт нашла укрытие у него под мышкой.

— Не думаю, что сделаю из тебя калеку! Судя по всему, здоровья тебе не занимать.

— Нам нужно было заранее договориться и больше времени провести здесь вместе. Я и понятия не имел, что все будет так хорошо!

— Но у тебя была лишь слабая надежда, не так ли? — напомнила она ему. Нет, она не хотела его ни в чем упрекать: этот вечер был таким чудесным, таким изысканным, таким дивным!

— Да, куча надежд, — поправил он ее. Он протянул руки к ее полной груди, потом перенес ладони на ее ровный, плоский живот, потом на бедра.

— Да, ты теперь настоящая женщина, Этти. А я еще помню, когда ты была худенькой, с тонкими, как спички, ножками.

— А я помню, как тебя отправили на курсы усиленной физической подготовки, — сказала она. Ее ладони скользили по его крепкой груди, по твердому животу. — Это тебе помогло... — прошептала она, с восхищением разглядывая его тело.

— Завтра мне бы хотелось хоть немного показать тебе город. Ты закончила с Крисом свои дела?

— Да, — сказала Лоретт, прикусив губу. Завтра у нее должна была состояться встреча с агентом по трудоустройству, но она не хотела говорить об этом Джеффу. Только не сейчас. Все это касалось ее будущего, и сегодня она не хотела об этом думать, поэтому сказала только: — На завтра я планирую кое-что другое, но к полудню освобожусь. Мне бы очень хотелось осмотреть город.

— Хорошо. — Джефф носом уткнулся ей в шею. — Можно начать с осмотра моего номера в мотеле. — И он закашлялся, с трудом сдерживая приступ смеха.

35
{"b":"159140","o":1}