ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Пройдя еще с квартал, она замедлила шаги и углубилась в самоанализ. Нет, она не поторопилась выплеснуть весь свой гнев! Все постепенно возвращалось на свои места. Джефф хотел заставить ее сделать то, с чем она была согласна: он принудил се к увольнению. Но почему он так поступил? Может, потому, что наконец понял: он никогда не сможет уделять ей достаточно внимания, одаривать ее такой любовью, какой она страстно желала? Или же... или же все это имело отношение к его предложению на некоторое время покинуть город?

Какими бы соображениями он ни руководствовался, вынуждая ее уехать, она не в состоянии была представить себе, что он мог так легко с ней расстаться. Они с таким старанием возводили, дюйм за дюймом, песчаный замок своего счастья, а он вдруг взял и как хулиган на пляже растоптал его... Возникшее у нее в груди чувство душевной опустошенности предвещало, что слезы вот-вот польются из глаз.

Когда она подходила к крыльцу своего дома, слезы уже застилали глаза, а нижняя губа дрожала. Как мог Джефф быть с ней таким жестоким? Какими бы ни были его соображения, результат оказался печальным: она чувствовала себя разбитой, униженной, одинокой, и никогда не простит ему этого. То, что она сказала ему, вполне соответствовало ее намерениям: между ними все кончено.

Когда Лоретт ушла, Джефф минут пятнадцать сидел в глубокой задумчивости. Несколько раз он протягивал руку к телефону, даже накручивал диск, но всякий раз в нерешительности возвращал трубку на место.

Он хотел прогнать ее из города и, судя по всему, преуспел в этом. Но сейчас он полностью отдавал себе отчет в том, что явно переборщил и может навсегда потерять ее.

Отчаянным жестом он вновь схватил трубку и стал накручивать диск. Нужно немедленно все уладить! Он извинится перед Лоретт, скажет, что любит ее, и сделает все на свете, чтобы удержать ее рядом с собой!

Он только закончил набирать номер телефона Лоретт, и на другом конце провода послышались продолжительные гудки, как вдруг отворилась задняя дверь и в комнату, крадучись и настороженно оглядываясь, вошел Реджи.

— Мне кажется, нам нужно немедленно пойти к судье и получить ордер на обыск в доме Эврайла Харрисона.

Телефон в доме Лоретт все не отвечал. Джефф вытаращил на Реджи глаза.

— На каком основании?!

— Сегодня в горах я видел старика: он нес набитый под завязку бумажный мешок. Возвращался с пустыми руками. Думаю, он там с кем-то встретился и передал свою поклажу.

— Картинами нельзя набить мешок, — возразил Джефф.

— Можно, если речь идет о свернутых холстах.

Джефф после еще нескольких продолжительных гудков положил трубку. Теперь он пытался представить себе, с какой физиономией предстанет перед Лоретт и предъявит ордер на обыск. Это было все равно что загнать последний гвоздь в крышку гроба их взаимоотношений.

— Нельзя ли с этим повременить? — спросил Джефф.

Его собеседник бросил на него раздраженный взгляд:

— Почему?

И в самом деле — почему? Потому, что он влюблен во внучку Эврайла Харрисона и этот поступок навсегда поставит крест на их любви? Такой довод казался Джеффу вполне убедительным, но он вряд ли мог разжалобить человека, проделавшего долгий путь от Нью-Йорка до их городка с целью обезвредить преступников...

И Джеффу пришел в голову более убедительный довод:

— Если мы обыщем дом, то это наверняка вспугнет других членов банды, и наши шансы задержать их резко упадут.

Нахмурившись, Реджи размышлял над его словами.

— Если мы немного на него надавим, старик расколется и назовет имена соучастников.

«Очень хорошо, просто замечательно... — уныло размышлял Джефф. — Если они применят к старику методы устрашения, то это ни в коей мере не приблизит меня к Лоретт».

— Давайте получше изучим ситуацию в целом. Не будем торопиться, — сказал Джефф.

Реджи, уловив строгую, неуступчивую интонацию в его голосе, пробормотал что-то себе под нос и, коротко кивнув, скрылся за дверью.

Джефф смотрел на телефонную трубку, но не поднимал ее. То, что ему хотелось сказать Лоретт, он скажет только при встрече с ней. Но прежде нужно покончить с кое-какими проблемами.

— Тебя здесь ждут! — крикнул дед, заметив ее на крыльце.

Лоретт поднесла носовой платочек к глазам и вытерла слезы.

— Кто? — тихо спросила она, но он, очевидно, не расслышал, так и не ответив на ее вопрос.

Она, смахнув вновь набежавшие слезы, посмотрела на себя в зеркальце. Не очень-то приятное зрелище: глаза покраснели от слез, веки распухли... Она потянулась к косметичке, но потом резко отдернула руку: никакой пудрой не скрыть написанное на ее лице страдание.

Вздохнув, она поднялась по лестнице. «Может, Джефф решил меня навестить?» — подумала она, испытав на какой-то миг проблеск надежды, который, однако, быстро угас из-за вновь охватившего ее гнева. Если даже он и явится сюда, она не станет с ним разговаривать! Она уже все сказала ему.

Хотя Лоретт и не боялась столкнуться с ним лицом к лицу, она, преодолевая себя, с трудом ступила на последнюю ступеньку. Глубоко вздохнув, Лоретт постучала себя по груди, собираясь с духом, чтобы войти в гостиную.

И там увидела Белинду: она сидела на стуле рядом с дедушкой и смотрела телевизор.

— Привет, Лоретт! — поздоровалась Белинда.

— Привет. — Лоретт удалось выжать из себя подобие улыбки. — Очень рада тебя видеть.

Дед включил телевизор на полную громкость, и ей приходилось напрягать голос, чтобы Белинда ее слышала.

— Не хочешь ли чего-нибудь выпить?

Белинда кивнула:

— Я помогу тебе.

На кухне Белинда плотно закрыла за собой дверь.

— Что-нибудь случилось?

— Нет, ничего. Просто я немного простудилась.

Брюнетка понимающе кивнула, молча наблюдая за тем, как Лоретт достает из кухонного шкафа два стакана.

— Уолли, насколько я знаю, с сегодняшнего дня уволен?

— Да, — шмыгая носом, ответила Лоретт.

Взяв у нее из рук стаканы, Белинда поставила их на стол.

— Почему ты не хочешь поделиться со мной тем, что тебя беспокоит? И прошу тебя, не рассказывай мне больше эту сказочку о насморке и простуде — все равно я тебе не верю! Я достаточно хорошо знаю, как выглядит давшая волю слезам женщина, а судя по твоему виду, ты проплакала по крайней мере пару часов.

Лоретт вяло улыбнулась.

— Три, — поправила она Белинду.

— Из-за чего?

Лоретт закусила нижнюю губу. Белинда льнула к Джеффу задолго до ее приезда в этот город. Может, у них что-нибудь и получится, когда она уедет отсюда... Она чувствовала себя уничтоженной и думала примерно следующее: «Какой прок от того, что я расскажу Белинде о своих отношениях с Джеффом? Это может только заставить ее еще сильнее переживать».

— Из-за Джеффа? — догадалась Белинда. Лоретт вздрогнула от неожиданности.

— Ты... ты знаешь об этом?

Веселый смех Белинды, казалось, заполнил всю кухню:

— Перестань дурака валять! Я ведь не слепая. К тому же этот городок не назовешь большим. В нем уже бродит масса слухов о вас с ним. Я вначале не хотела им верить, но, как оказалось, это довольно трудно сделать.

— Белинда, я...

Репортерша выбросила вперед руку, словно, постовой дорожной службы:

— Дай закончить! Пару дней мне пришлось изрядно поревновать тебя: я надеялась, что ты вот-вот облысеешь и у тебя выпадут все зубы. — Она беспомощно всплеснула руками. — Но ты мне все равно нравилась! Мы стали подружками, а кому нужна лысая беззубая подружка?

— Спасибо... — не сдержавшись, фыркнула Лоретт.

— К тому же я почти отстала от Джеффа, — сказала Белинда. — Поэтому можешь спокойно рассказать мне, что с тобой и в чем главная проблема.

Пододвинув к себе стул, Лоретт с размаху плюхнулась на него.

— Во всем.

Белинда, обнаружив в холодильнике чай, разлила его по стаканам. Один из них она вложила в руку Лоретт.

— Ну, давай с самого начала.

«С чего же начинать? Может, с того, как он впервые улыбнулся мне? А может, с того, как в первый раз поцеловал?»

45
{"b":"159140","o":1}