ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— В котором часу состоится собрание?

— В семь тридцать.

— Я буду.

Повесив трубку, Ева сдвинула чертежи с рабочего стола и поставила на него локти. Она была очень расстроена. Правильно ли она сделала, согласившись пойти на собрание? Ей казалось, что правильно. Но тревога не покидала ее. Ну почему Рой не был симпатичным врачом или юристом, а единственным пунктом расхождения между ними — предпочитаемый каждым сорт мороженого? При нынешней ситуации они вполне могли оказаться по разные стороны баррикад.

Ева задержалась в офисе, и у нее не хватило времени заскочить переодеться, поэтому она подъехала к дому Фреда Винслоу в твидовом зеленом платье. Только она остановилась возле элегантного кирпичного дома, как к машине подошел Фред.

— Привет, а я уже собирался оставить для вас записку на двери. Собрание будет в доме Харвелдена. Если вы не возражаете, я поеду с вами.

— Конечно.

Фред сел в машину, и Ева направилась по обсаженной деревьями дороге к дому Харвелдена.

— Почему вы перенесли место собрания?

— Вы знаете, так много людей захотели принять участие, что я понял, что в моем доме всем не хватит места.

Дом Харвелдена представлял собой величественное здание из камня и кирпича в стиле Тюдоров, которое было пожертвовано Ассоциации городским советом. Подъезжая, Ева увидела большую толпу, собравшуюся у дома. Кругом были припаркованы машины. Среди «мерседесов» и «ягуаров» виднелись даже два «роллс-ройса».

Было очевидно, что судьба «Кленовой рощи» сильно волнует состоятельных людей, избравших ее местом своего проживания.

— Как все быстро узнали.

Фред был явно доволен таким оборотом дела.

— Я вижу машины городских начальников, пресса тоже здесь.

— Правда?

Ева быстро огляделась, а затем стала пытаться припарковать машину, так как свободного места почти не оставалось. Общественное мнение было явно против планов Роя, и она рада, что собралось много народа. В конце концов, эти люди имеют право высказать свое мнение по вопросу, который может повлиять на их жизнь. Когда Рой поймет, насколько непопулярны его идеи о застройке участка, он изменит свое решение, надеялась она.

— Вот здесь и поставьте машину, — сказал Фред, выглянув из окна и прикинув расстояние до тротуара.

Ева выключила двигатель и вышла. Они с Фредом направились к дому, здороваясь по пути со знакомыми. В вестибюле по крайней мере две дюжины людей стояли небольшими группами и разговаривали. Пока они с Фредом проходили в зал, до них долетали обрывки разговоров: «... пусть убирается назад в Канзас-сити», «... дешевые дома, слепленные на скорую руку».

В большом зале, который когда-то служил гостиной, все кресла были заняты, и люди стояли вдоль стен. Фред взял ее под руку и сказал:

— Вон Марк Осборн машет нам, он занял для нас места.

Ева протиснулась сквозь толпу и села в кресло, на которое ей указал казначей Ассоциации. Она едва успела перекинуться с Марком парой слов, как Фред призвал всех утихомириться. Он стоял перед камином, над ним висел портрет красавицы Мэри Харвелден. Фред обратился к собравшимся:

— Я полагаю, все присутствующие знают, зачем мы здесь собрались. Некто собирается уничтожить одну из достопримечательностей нашего тихого района, и мы хотим все вместе подумать, как его остановить. Я передаю слово адвокату нашей Ассоциации Уолтеру Пейтону. Думаю, Уолтер все нам сейчас объяснит.

Уолтер Пейтон, стройный элегантный мужчина лет сорока пяти, начал с плохих новостей.

— Закона, который запрещал бы строительство домов на несколько семей в «Кленовой роще», не существует. Однако мой совет заключается в следующем: надо обратиться в суд с иском о приостановке сноса поместья Брентов, а мы тем временем будем добиваться, чтобы «Кленовая роща» была отнесена к району, где не допускается новое строительство. Я буду с вами откровенен, эта процедура займет много времени, но я полагаю, что у нас хватит сил и настойчивости, чтобы ускорить этот процесс. Наше дело правое, и мы победим.

Взрыв аплодисментов, длившихся несколько минут, не давал Уолтеру возможности продолжить свою речь. Он улыбнулся и стал протирать очки платком, пока народ успокаивался.

Хотя Уолтер умолчал о том, что обитатели «Кленовой рощи» обладают достаточными финансовыми возможностями и влиянием, чтобы протолкнуть свои предложения в кабинетах городских властей, Ева знала, что все это отлично понимают. Даже беглый взгляд позволял выделить среди присутствующих нескольких известных бизнесменов, а также некоторых высокопоставленных городских чиновников. Насколько она могла судить, Рою придется преодолевать мощное сопротивление.

После собрания Ева ждала в вестибюле, отделанном панелями, пока Фред разговаривал с людьми. Она заметила свою клиентку Салли Дуглас и была рада, когда Бетти Алегзандер, ее бывшая одноклассница, а ныне сотрудница местной газеты «Тулса гералд», подошла к ней.

— Видимо, люди и вправду против строительства этих кондоминиумов, — заметила Бетти.

— Да. — Ева оглядела красиво одетую черноволосую женщину. — Ты собираешься писать об этом в газете?

— Небольшую заметку. Вообще-то, когда меня посылали на это собрание, мы не ожидали, что будет столько народу. Ведь никакого официального объявления не было, и все узнавали о нем друг от друга.

Она оглядела просторный вестибюль, еще заполненный людьми, обменивающимися впечатлениями.

— «Кленовая роща» — довольно тесное сообщество, — заметила Ева, — многие из этих людей прожили здесь всю жизнь и не хотят никаких перемен.

Бетти согласно кивнула:

— Новые дома испортят «Кленовую рощу». Я думаю, их надо строить в юго-восточной части города, там они хорошо впишутся. Там все новое, и они будут отлично смотреться среди современных зданий Университета Орала Робертса или Вуд-лэнд-Хиллс Молл.

— Я абсолютно согласна.

— Ты ведь вложила уже много труда в реставрацию этих домов, верно? И я понимаю, почему тебе так хочется спасти поместье Брентов.

— Да, ужасно будет, если его все-таки снесут, и, честно говоря, я считаю, что новостройка разрушит прелесть «Кленовой рощи».

— Похоже, очень многие здесь согласны с тобой, — заключила Бетти.

4

Рой взял газету в киоске у кафе, где он собирался позавтракать. Было отличное весеннее утро. Если погода удержится, на выходные можно снова взять лодку и поплавать с Евой.

Сидя за столом, Рой развернул газету и стал искать прогноз погоды. Прогноз на уик-энд, который начинался завтра, был обнадеживающим: солнечно и без осадков.

Когда официант принес заказ, он уже начал было складывать газету, но тут его взгляд упал на заголовок: «Кленовая роща» вступает в борьбу за спасение поместья Брентов». В начале статьи говорилось о собрании, которое состоялось накануне вечером. Обитатели «Кленовой рощи» собрались, чтобы обсудить пути спасения дома Брентов. Рой взял свой кофе и сделал глоток. Ему не раз доводилось сталкиваться с противодействием, поэтому собрание его особенно не взволновало. Но когда он дочитал заметку до конца, лицо его вспыхнуло от гнева: на собрании присутствовала Ева Морган.

Представив Еву как «заинтересованное лицо и архитектора, который активно занимается реставрацией старинных домов в районе «Кленовой рощи», журналистка процитировала ее слова: «Я считаю, что кондоминиумы разрушат прелесть и своеобразие этого района».

Рой никак не мог оторваться от заметки. Ева Морган уговорила его подождать со сносом дома Брентов, пока они подыщут другие варианты. Рой много думал, как спасти старый дом, но ни один из вариантов в финансовом отношении его не устраивал. Он не говорил об этом Еве, но, к счастью, в последнее время она не затрагивала этой темы. Теперь ее молчание виделось ему в ином свете. Какого дурака он свалял! Она убедила его подождать, а сама использовала это время, чтобы за его спиной организовать выступление общественности против его планов.

10
{"b":"159141","o":1}