ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джасинда рассеянно наматывала на палец телефонный шнур.

— С удовольствием, но я считаю, что вам также надо поговорить с ее изобретателем. Я могу сообщить вам его имя и номер телефона. Она открыла записную книжку, и ее глаза остановились на имени Эрика. Только оттого, что она увидела его имя, у нее екнуло в груди.

— Я не хочу вас обременять, но не будет ли сложно для вас организовать мне встречу с ним? Вы сможете назначить любое время, которое удобно вам обоим. Я буду свободен в пятницу весь день.

Когда Джасинда ничего не сказала в ответ, он спросил:

— Вы поняли меня?

— Угу… Извините, да, — ей льстил интерес стамфордского профессора, и Джасинда уже знала, что сделает все от нее зависящее, чтобы организовать эту встречу. Но она все время думала только об Эрике. Как он отреагирует на ее звонок? И что ей самой придется испытать?

— Я буду вам очень признателен, мисс Норт. Я буду в офисе энергетической компании в пятницу утром. До свидания.

— До свидания.

Джасинда еще долго сидела, слушая телефонные гудки, прежде чем сообразила, что надо положить трубку. Медленно она опустила ее на рычаг и неподвижно уставилась на крышку письменного стола. Воспоминания, которые она так усиленно пыталась вычеркнуть из памяти, возвратились, причинив душевную боль. Она думала о той ночи, когда Эрик привел ее в свою спальню, о волшебстве, которое свершилось между ними. Было ли это сильное и особенное чувство чисто физическим влечением? Или оно было чем-то большим?

Джасинда задумчиво провела рукой по волосам и взглянула на телефон. Что бы ни произошло между ними, она должна четко исполнять свои обязанности. А это означает, что она должна вступить в контакт с Эриком. Она вытерла вспотевшие ладони о юбку и потянулась к телефону. Эрик ответил только после шестого гудка.

— Каменоломня.

— Доброе утр. Это Джасинда.

Она чувствовала себя очень неуверенно и знала, что дрожащий голос выдает ее.

— Привет, — сказал он грубо.

Причина, по которой она звонила, была связана с делом, напомнила она себе, и не следует падать духом только из-за того, что он разговаривает нелюбезно.

— Сегодня утром мне позвонил профессор Метсалф из Стамфордского университета. Он собирается в пятницу быть в городе и хочет осмотреть твой генератор. Если ты не возражаешь, я привезу его в каменоломню и вы сможете обсудить с ним все детали.

Она затаила дыхание.

— В пятницу? — уточнил Эрик.

— Да.

— А ты сама не смогла бы объяснить ему все?

Это задело Джасинду. Не было сомнения в том, что он не хочет с ней встречаться.

— Я полагаю, что он хочет увидеть установку в работе, и я смогла бы рассказать ему, как добраться до каменоломни, — она облизала губы. — Но я не хотела бы сопровождать его.

Эрик тяжело вздохнул.

— Нет причин избегать друг друга. Привози своего профессора в пятницу. Я буду здесь целый день, — он повесил трубку.

В последующие дни у Джасинды было достаточно времени, чтобы подумать о пятнице. Каждый проходящий день усиливал ее тревожные предчувствия. Она не могла отрицать, что хотела бы увидеть Эрика. Если бы только обстоятельства, вынудившие их встретиться, были иными…

Джасинда окончательно разволновалась к тому времени, когда доктор Метсалф появился в ее офисе. Это был высокий, худощавый лысеющий человек в очках с толстыми стеклами. После того как они представились друг другу, она оживленно сказала:

— Мы можем поехать на каменоломню прямо сейчас. Я уверена, что вам не терпится увидеть систему в действии.

— Да, конечно, — согласился профессор.

Они вышли из здания и направились к машине компании.

— Мой интерес связан с тем, что мне предложили консультировать проект подобной установки для большой дамбы в Калифорнии, — он застенчиво улыбнулся, — но мой проект не осуществился — слишком велики колебания в подаче тока. Я хочу выяснить, в чем моя ошибка.

— О? — изумилась Джасинда.

Она размышляла над признанием профессора по дороге до каменоломни. Конечно, теперь она понимала, что проект Эрика был сложным, но в первый раз он показался ей просто утопией. Поразительно сознавать: Эрик сделал то, что не удалось этому высокообразованному человеку.

— Расскажите мне о мистере Фортнере, — просто попросил доктор Метсалф. — Он преподает здесь в университете?

— Нет.

— Какая у него подготовка?

Он был обязан узнать правду об Эрике, поэтому она должна рассказать ему о нем сейчас. Это поможет предотвратить недоразумения, которые могли бы возникнуть при встрече.

— Его выгнали из средней школы, — Джасинда повернулась, чтобы оценить его реакцию.

— Ммм? Интересно.

Профессор показал через окно на холмистую местность.

— Очень красивый пейзаж.

Джасинда не разглядывала местность; ее взгляд был все еще направлен на профессора.

— Вы, кажется, не удивлены тем, что у Эрика Фортнера нет даже среднего образования?

— А почему я должен удивляться? Известно много прецедентов с «необразованными» изобретателями. Например, Генри Форд был одним из лучших изобретателей, но никогда не посещал школу. И еще много, много других, — доктор Метсалф кивнул рассудительно. — Меня больше интересуют результаты, а не титулы и звания.

Джасинда свернула на пыльную дорогу, ведущую к каменоломне, чувствуя себя глубоко униженной словами доктора Метсалфа. То, что он сказал, было абсолютно верным, но ее-то собственная реакция оказалась совсем иной, когда Эрик впервые пришел к ней в офис. Она думала лишь об отсутствии у него образования.

— Это та самая каменоломня, что впереди? — спросил профессор.

— Да.

Вернувшись к действительности, она притормозила перед служебным зданием. Профессор одобрительно огляделся вокруг.

— Прекрасная небольшая разработка. Этим управляет мистер Фортнер?

— Да.

Ей показалось, что для профессора не было никакой разницы, если даже Эрик оказался бы простым экскаваторщиком.

— Проходите, пожалуйста, — пригласила она вежливо.

Джасинда поправила волосы, прежде чем последовать за доктором Метсалфом. Когда они вошли, Эрик поднялся из-за письменного стола. На нем были джинсы и рыжевато-коричневая хлопчатобумажная рубашка с закатанными рукавами. Его волосы были взъерошены, и ей вдруг снова захотелось пригладить их. Но она не могла. Почему она позволила своей проклятой принципиальности поставить ее в ситуацию, когда она вынуждена присутствовать здесь так официально? Почему не отбросила она все свои сомнения и не отдалась естественной страсти к Эрику?

— Эрик Фортнер? Я — доктор Метсалф.

— Рад с вами познакомиться, сэр, — Эрик вышел из-за стола, и они пожали друг другу руки.

— Привет, Джасинда, — коротко кивнул он.

— Я знаю, что отнимаю у вас и мисс Норт время, но когда я услышал о вашей разработке, я страстно пожелал увидеть ее. Надеюсь, что не доставил вам много хлопот?

— Не беспокойтесь, — Эрик улыбнулся.

Она почувствовала, как что-то сжалось внутри нее. Ей так хотелось, чтобы эта улыбка предназначалась только ей.

— Давайте выйдем на улицу, — предложил Эрик.

Все трое вышли из здания. Джасинда поняла, что мужчины уже составили мнение друг о друге; ей понравилось, как они говорили, но это заставило ее почувствовать себя в их обществе совсем лишней.

Пока они пересекали широкую открытую площадку, Эрик обращал внимание профессора на различные узлы установки.

— Камни, — показывал он, — добытые на вершине горы, спускаются вниз по крутому склону по ленте транспортера. Генератор находится посреди склона. А этот грохот сортирует камни.

У подножия холма вибратор размером с дом сортировал камни и насыпал их в кучи.

Они поднялись к генератору, и Эрик начал объяснять принцип работы транспортера. Доктор Метсалф постоянно прерывал его, задавая вопросы. Джасинда молча слушала, чувствуя себя совсем ненужной. Она наблюдала, как Эрик развернул чертежи и что-то показывал профессору. Ветер шевелил его волосы, а когда он нетерпеливо отбрасывал их назад, были видны свежие шрамы на его руке.

21
{"b":"159142","o":1}