ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Брови Мастера Кита поползли вверх и он вопросительно посмотрел сперва на Маркуса, потом на Ярдема. Тралгу красноречиво пожал плечами.

"Кончилось это плохо," — заметил Ярдем.

— Никогда раньше не слышал о подобных верованиях, — сказал мастер Кит. — Должен сказать, я нахожу эти идеи восхитительными. Какой же формы твоя душа?

"Я никогда не видел своей души," — сказал Ярдем.

Маркус сел. Тепло костра коснулось его спины. Высоко над ними с востока на запад мелькнула падающая звезда. Маркус еле успел заметить её, как она угасла. Тишина внезапно стала тягостной.

"Давай," — выговорил Маркус. "Скажи ему, если хочешь."

"Скажи что?" — поинтересовался Мастер Кит.

"Я видел душу капитана. Я был в Водфорде в день битвы. Капитан скакал мимо, пересчитывая войска, и…я видел её."

"И как она выглядела?" — спросил Мастер Кит.

"Круг, стоящий на ребре," — ответил Ярдем.

"Что по-твоему это означает?"

"То, что он возвышается, когда его принизили и падает вниз, будучи вознесённым вверх," — сказал Ярдем.

"Необходимо магическое зрение, чтобы видеть такое," — ответил Маркус. "Большинство людей принимают это как дар."

"Но всегда ли так?" — спросил Мастер Кит. "Несомненно, если бы Бог хотел изменить форму человеческой души — "

"Я ни разу не видел Бога," — сказал Ярдем.

"Но ты веришь в него," — возразил Мастер Кит.

— Я взвешиваю суждения, — ответил Ярдем. Мастер Кит обдумал это.

— А как насчет вас, капитан? — спросил он. — Поговаривают, вы когда-то были благочестивым человеком.

"Я предпочитаю не верить в богов в качестве акта милосердия," — ответил Маркус.

"Милосердия по отношению к кому?"

"К богам. Было бы грубым предположить, что они не могли создать мир лучше, нежели этот," — сказал Маркус. "У нас еще осталась еда?"

Рассвет подкрадывался тихонько, и горы на востоке вырисовывались все яснее на фоне звезд. Затем несколько тонких облаков засверкали розовым и золотым, и свет, казалось, исходил ниоткуда, чтобы потом подняться из-за края земли туманом. Повозки из почти невидимых остовов превратились в древесину и железо. Металлическая посуда зазвенела по всему лагерю, когда жена начальника каравана принялась готовить утреннюю кашу из тушеного зерна и свинины с медом. Бесконечная и невыразительная темнота вокруг обернулась холмами и деревьями, кустарником и ручьями. Ярдем проводил утреннюю тренировку со стражниками, а Маркус прохаживался по лагерю и делал вид, что ни об одной повозке в караване он не беспокоится больше, чем об остальных.

Девушка, Ситрин, выполняла то же, что и другие. Она заботилась о своих мулах, она ела свою еду, она выцарапывала грязь из впадин колесных осей. Если ей нужна была помощь, она просила Опала или Мастера Кита. Никогда не просила мастера каравана или самого Маркуса. Маркус следил за ней не слишком в открытую. Она все лучше вливалась в команду, после того как они покинули Ванаи. С тех пор как они для этого покинули Беллин. Но у нее были черные круги под глазами и от истощения в ее движениях чувствовалась измученность.

Маркус обнаружил, что мастер каравана присел на корточки рядом с ведущей повозкой, широкий свиток пропитанного чернилами пергамента лежал перед ним в грязи: карта южного Биранкура возможно устарела уже много веков назад, но она все еще показывала, где пролегали драконьи дороги. Его жена, закончив свою обязанность готовить завтрак, запрягала в упряжку их команду.

"Один день," — заявил начальник каравана. "Максимум полтора, и мы вновь выберемся на нормальную дорогу."

"Хорошо."

"Ещё три дня, и мы будем в Порте Олива. Ты бывал там?"

"Раз или два," — ответил Маркус. "Добрый порт для зимовки. Не слишком холодный. Губернатор королевы не особенно давит налогами."

"Что ж, там и остановимся."

"Дороги на Карс откроются ранней весной," — сказал Маркус.

"Но не для меня," — заметил начальник каравана, свертывая карту. "Мы дойдём до Порте Олива, и закончим путь. Караван останется там."

Маркус нахмурился и скрестил руки на груди.

"С этим есть некоторые проблемы," — сказал Маркус. — "Работа состоит в том, что бы доставить всё в Карс."

"Твоя работа защищать караван," — сказал тимзинаи. "Моя говорить куда идём и где останавливаемся. В Порте Олива есть рынок. Наземный торговый путь ведёт в Кабрал и Герец, не говоря уже о других городах Биранкур. Морские торговые пути ведут в Лиониею и торговый путь голубой-воды в Дальний Сирамис. Груз, на который я заключил контракт на транспортировку, будет хорошо продаваться там."

"Груз, который ты подписывался перевезти," — повторил Маркус, переворачивая слова, как будто бы они на слух казались неправильными.

"Есть еще что-то, о чем мну нужно беспокоится?" — мастер караван выпятил подбородок вперед. "Вы беспокоитесь, что я могу принести неудобства контрабандистам?"

"Последнее, что я слышал — это то, что банк Мидиан не торгует в Биранкуре," — сказал Маркус — "Ты посадишь эту девушку на вершину кучи денег высотой с дерево, оставив ее без защиты. С таким успехом можешь повесить ей на шею табличку."

Начальник каравана отшвырнул сложенную карту на сиденье повозки и с вызовом встал рядом. Жена начальника прикрыла глаза, безмолвно извиняясь перед Маркусом, и отвернулась.

— Эта девушка, с ее пьянством, контрабандой и блудом с твоими стражниками, способна позаботиться о себе сама, — сказал начальник каравана. — Слепой случай помог нам с тем Антийским ублюдком. Вряд ли мы будем также удачливы в следующий раз.

Не было нужды говорить, что этот следующий раз обязательно случится.

— Мой тебе совет, — продолжил начальник каравана, — бери свою плату, разворачивай коня и скачи подальше от этой девчонки, пока она не станет смутным воспоминанием. Такие как она — сплошные проблемы.

Маркус ощетинился.

— Какие это "такие"?

— Банкиры, — сказал начальник каравана и сплюнул.

Порте Оливия гнездился на узком клочке суши, который шипом выдавался в широкий мелкий залив. Даже во время отлива море защищало город с трех сторон. Рифы и песчаные отмели делали подход со стороны океана достаточно опасным, чтоб местные лодочники могли зарабатывать себе на жизнь, проводя корабли безопасными путями из глубокого океана в порт и обратно. Тысячи лет со своего основания, город никогда не был взят силой, хотя дважды его занимали хитростью. К городу вел путь драконов, зеленая дорога вилась по давно смытым холмам, и теперь повозки следовали по хребту над широкими склонами арок, и земля осыпалась под ними.

Чем ближе подъезжали они к городу, тем оживленнее становилась дорога. Если в Ванаи было много Тимзинай, покрытых черным хитином, то здесь в толпе виднелись в основном бледные воздушные лица Синнай и маслянистый короткий унизанный бисером мех Куртадам, даже первородные уступали им в численности. Давка повозок и тел стала сильнее, и Маркус разглядел мечников с медными украшениями на шеях, одетых в зеленый и золотой цвета Биранкура. Люди королевы. Стражи города, хотя сама королева предпочитала более крупные города типа Сара-су-мар или Порте Силена на севере. Маркус смотрел как начальник каравана приближается к старшему стражнику, нагибаясь к тому, как будто бы сказать пару слов, перекрикивая стрекот и ропот толпы. Несколько монет поменяли владельца, и без каких бы то ни было очевидных изменений повозки вскоре стали ехать быстрее, чем раньше, минуя пеших путников и людей с тележками. Маркус понял, что они действительно добрались до Порте Олива когда появились нищие и попрошайки.

Пожалуйста, милорд, у меня есть сын.

35
{"b":"159146","o":1}