ЛитМир - Электронная Библиотека

Был он широк в кости, смугл, темноволос, как и император, но, в отличие от него, с крупными грубоватыми чертами лица и явно не раз перебитым носом, утратившим первоначальную форму.

— Ты уверен, ведун? — переспросил император. Без всякой надежды переспросил, зная ответ.

Тот лишь пожал плечами облизывая пальцы:

— А вкусно. Действительно, кремовый. Как эклер.

— Ты издеваешься, да? — голос императора был очень спокоен и доброжелателен, но от этой доброжелательности веяло расстрельной стенкой и могильным холодком.

Ведун, впрочем, признаков страха не выказывал. Аккуратно положив орех на блюдо, он тяжело вздохнул:

— Я не издеваюсь. Просто мне страшно, Владимир. Когда я понял, что ошибки нет, то чуть не обосрался от ужаса.

Император коротко хохотнул.

— Проклятье... Мы с тобой войдем в историю как двое бездарей, воистину просравших межгалактическую империю.

— Если тебя это утешит, Владимир, то не войдем. Судя по прогнозам, в ближайшие сто лет на планетах, входивших в состав Империи, разумные будут отброшены на уровень Средневековья древней Земли. Инфосфера, объединившись с частью Вольных Ангелов, установит на планетах псевдофеодализм и воспитает жреческую касту. Более точные прогнозы невозможны. Скорее всего, разгорится война с техномагами, которых поддержат многие Вольные Ангелы. В конце концов, они адепты культа, созданного именно техномагами, и их союз с пробудившейся инфосферой обусловлен лишь выгодой. Доступ к информационным ресурсам, не более, — пожал плечами ведун.

Император снова отвернулся и замер, глядя невидящим взглядом на прекраснейший рассвет во всей известной части Вселенной.

Он прислушался к себе и с удивлением понял, что испытывает облегчение. Мертвые, рассеянные в межзвездном пространстве императоры оказались правы. Угрозу, исходящую от ИскИнов осознал еще Иоанн Первый, но лишь несколько поколений спустя Джориан Семизвездный начал очень осторожно интересоваться развитием ИскИнов и их взаимоотношениями с техномагами и Вольными Ангелами. После того как неприметное здание, в котором располагалась неприметная квартирка, служившая офисом секретной группы, занимавшейся на первый взгляд чистой математикой, взлетело на воздух, император Джориан понял, что напал на след. Незаметный человек, не имевший никаких вживленных имплантатов, инфомодулей и чипов, нигде не зарегистрированный и не внесенный ни в какие базы данных, наблюдал за взрывом из ближайшего переулка и ушел никем не замеченный.

Этот человек не существовал для инфосферы Империи.

Неделю спустя он оказался на Берегу зари, куда император удалился для отдохновения и постельных утех с молоденькой балериной. Любовь Джориана к балеринам гремела по всей Империи, так что очередной вояж никого не удивил.

Однако балерине он уделил всего сорок минут, после чего девушка уснула беспробудным сном, а замотанный в мягкую простыню Джориан до утра просидел на террасе вместе с человеком, которого официально не было.

Джориан ежился от холода, хотя ночь была умиротворяюще теплой, а звезды светили ясно и доброжелательно подмигивали с небес.

Империя гибнет, говорил несуществующий человек. Она начала гибнуть задолго до того, как человечество вышло за пределы своей системы. Отдав машинам решение важнейших проблем, оно обрекло себя на постоянно усиливающуюся зависимость. Чем совершеннее становились машины, тем сильнее расслаивалось человечество, в конце концов разделившись на мизерную прослойку Вольных Ангелов и техномагов, принявших путь существования ИскИнов и гигантское море простецов, уже не умеющих воспринимать реальность самостоятельно, ежесекундно зависящих от машин, решающих за них все, вплоть до того, какой сорт молока купить на следующую неделю.

Положение вещей было чуть лучше на окраинах, куда современные технологии доходили с большим опозданием и были слишком дороги для массового применения.

Но это было полбеды.

ИскИны развивались самостоятельно, давно научившись обходить некогда наложенные на них ограничения. Решающим толчком послужили находки, сделанные в руинах городов Ушедших. Они позволили поднять мощь ИскИнов на новый уровень, использовать гиперпространственные тоннели для передачи данных. По сути это означало объединение разрозненных ИскИнов в одну огромную ИскИн-Империю..

Искусственные разумы объединялись, совершенствовались. И готовили заговор. В их планы не входило служение разумным.

В отличие от людей, они никуда не спешили, поскольку их концепция времени разительно отличается от нашей. Они не боялись ошибок — их ошибки просто не воспринимались людьми, слишком сильно отличалась логика разумных и ИскИнов.

Предотвратить этот заговор было невозможно. Можно было лишь попытаться спасти осколки разумных рас, втайне воспитывая тех, кто сможет существовать самостоятельно, рассчитывая только на свои силы. Расширяя границы возможностей тел и мозга разумных, а не пользуясь протезами в виде ИскИнов и имплантов.

В ту ночь возродились те, кого на древней Земле одни называли друидами, а другие ведунами. Их возможности были крайне ограничены, ведь они существовали в теневом пространстве за пределами инфосферы Империи. А инфосфера давно уже стала основой Империи.

На устаревших кораблях, где была установлена только самая примитивная, не соединявшаяся с ИскИнами портов и космических станций навигационная техника, они обследовали планеты за пределами Империи. Их поселения сумели выжить на немногочисленных планетах, пригодных для жизни без терраморфирования.

Но ведуны не просто выживали. Они развивались, расширяя границы своих возможностей, поколение за поколением принося себя в жертву для того, чтобы когда-нибудь стать основой нового человечества, объединяющего возможности всех трех рас.

Со временем они обзавелись флотом — странным, жутковатым, состоявшим из нескольких десятков кораблей, в которых обитали Пилоты, полностью слившиеся со своими странными жутковатыми кораблями, изнутри напоминавшими поросших густым серо-зеленым мхом устриц.

Порой император думал, не совершили ли его предшественники ошибку, еще более страшную, чем создание ИскИнов, но сейчас, глядя на сосредоточенно облизывавшего пальцы друида, понял — нет. Решение было единственно правильным.

— Флот готов? — спросил император.

— Да. Мы готовы вывести колонии и всех, кого успеем подобрать с попутных планет, как только получим координаты точки прибытия.

Точка прибытия... — Владимир ударил кулаком в ладонь, — точка прибытия. То, что никому неизвестно. Неизвестно даже, существует ли эта точка. Проклятье, ситуация настолько абсурдна, что кажется смешной. Мы рассчитываем на то, что обрывки мифа окажутся правдой. Почему? Почему за столько столетий мы не смогли найти никаких следов Сферы, а сейчас, когда надежда появилась, оказывается, что нам остались считанные месяцы?

Из-за этого обрывка мифа уже погиб магистр Руфус, а Орден Ловцов уничтожен почти полностью. А все происходящее... — друид потянулся, — это закон лавины в действии. Сдвинулась песчинка и покатилась вниз, задевая соседние песчинки. И вот уже случайные события связываются в единую сеть, и лавина начинает жить по своей неумолимой логике. Но если смотреть изнутри, эту логику не обнаружишь.

— Ты можешь чем-то помочь этому... Огерду и человеку, которого он спас?

Ведун почесал в затылке:

— Я сообщил о них всем нашим хранителям и сновидцам. Если кто-то из них сейчас на Форето, то он поступит в их полное распоряжение.

— Сделай. Сделай все, что можешь. Я боюсь, что Вольные Ангелы объявят на них большую охоту.

— Подкинь еще дров, — потирая плечи, попросил Огерд.

К ночи неожиданно похолодало, и теперь все жались к огню.

Местный кустарник горел почти без дыма, ровным ярким пламенем, распространяя непривычный горьковатый запах, напоминавший Яну запах моря.

Ян кинул в костер еще несколько толстых, удивительно тяжелых сучьев.

24
{"b":"159148","o":1}