ЛитМир - Электронная Библиотека

Корма «Зольфера» бесшумно вспухла бело-голубым шаром, который разросся, поглощая развороченный, расколотый корпус корабля.

Командир имперских истребителей поступил правильно.

Он мгновенно сориентировался и, понимая, что спасти оба лайнера не удастся, сосредоточил все свои силы на защите «Грандорина».

Экипаж этого лайнера вывел корабль из гиперпространства чуть дальше — пользуясь собственным коридором, хотя вошли в прыжок корабли одновременно, и координаты точки прибытия для них совпадали. Но идти в одиночку было легче, и капитан «Грандорина» отдал приказ стартовать самостоятельно.

Это спасло лайнер.

От нападавших его закрыл гибнущий «Зольфер», принявший на себя удар. «Грандорин» получил несколько секунд, которые капитан использовал единственным возможным способом — развернул судно носом к нападавшим, уменьшая цель.

Штурмовики инфосферы сразу же открыли огонь, но большая часть импульсов прошла мимо. Оставшиеся повредили носовые отсеки, но не лишили лайнер живучести. После чего капитан отдал парадоксальный приказ — скомандовал «Полный вперед!» и двинул корабль навстречу штурмовикам.

Расстояние было слишком мало, и не все стремительные машины успевали перестроиться, занять положение над или под кораблем и обрушить на него огонь.

— Огонь по обстановке! — звенья имперских истребителей открыли огонь, отсекая штурмовики от неповоротливой туши лайнера.

Штурмовики шли плотным строем, и первая группа, попав под плотный заградительный огонь с фланга, сразу же понесла значительные потери.

На подходе была вторая атакующая группа штурмовиков...

— Перестроение! — истребители моментально перестроились. Боевой опыт, интуиция и дисциплина позволяли летчикам личной эскадрильи императора вести бой с бесстрастными порождениями инфосферы почти на равных.

Закрутилась карусель космического боя...

Через которую незаметно для наблюдателей прорывалось одно из звеньев...

— Я Ворон-один, впереди чисто!

— Ворон-два, прикрываю!

Двойка истребителей оставила за собой исчерченный огненными трассами участок космоса и взяла курс на темную, почти невидимую в обычном спектре массу, подбиравшуюся к конвою.

— Я Ворон-один, вышел на позицию. Цель захвачена.

— Ворон-два. Подтверждаю. Дублирую!

Некоторые тайны лучше хранить как можно глубже.

Некоторые разработки лучше вести очень маленьким коллективом, объединенным доверием, сознанием ответственности и очень, очень хорошими условиями жизни и работы.

Император умел обеспечивать все это тем, кто того стоил.

И сейчас Ворон-один и Ворон-два выпустили торпеды, которых официально не существовало.

Они не регистрировались датчиками кораблей, принятых на вооружение флота. Их испытания никогда официально не проводились, несшие их истребители ни разу не взлетали с палуб военно-космического флота.

Но они были.

И сейчас император отдал приказ применить их.

Маленькое, меньше метра в диаметре цилиндрическое тело ткнулось в борт корабля инфосферы.

Сработала система активации заряда.

И корабль исчез.

В долю секунды он схлопнулся, сложился в крохотный шарик неимоверной плотности и исчез в центре возникшего в космосе ничто.

Крохотная черная дыра с ограниченным временем жизни. Способная существовать всего несколько секунд. Оружие неимоверно опасное как для цели, так и для того, кто решится его применить.

Истребители легли на обратный курс.

— Ворон-один, цель поражена, запись произведена.

— Ворон-два, поражение цели подтверждаю, башня, подтверждаю поражение цели.

— Ваше величество, Ворон-один и Ворон-два докладывают об успешном выполнении задания.

Император с силой потер лицо руками:

— Отлично. Рассчитывайте координаты следующего прыжка.

* * *

— На этот раз мы отбились, — император был мрачен и, что было совсем уж редкостью, не скрывал нервозности. Сидя за рабочим столом, он машинально крутил в руках инкрустированный дорогой костью стилус.

После отражения атаки флот в спешном порядке пришлось уводить в прыжок. Благо, точка выхода была рассчитана так, что неподалеку располагался крупный гиперпространственный узел, способный впустить в себя огромный флот.

Одиночным кораблям было куда легче — генераторы гиперпространства создавали узел входа, вмешательство пилота почти не требовалось. Но если стартовало сразу несколько кораблей — возникали многочисленные помехи и накладки, приводившие к настоящим гиперпространственным штормам. Заканчивалось это тем, что в лучшем случае корабли раскидывало самым непредсказуемым образом и экипажи обнаруживали себя за много парсеков от цели. В худшем — несколько кораблей выходили в точку финиша в виде жуткого бесформенного кома, внутри которого сплелись в смертном объятии экипажи и механизмы.

Это резко ограничивало свободу маневра.

Среди планов «последнего шанса» был и такой, что предусматривал разбиение флота эвакуации на небольшие группы, в центре которых шли гигантские пассажирские суда и базы жизнеобеспечения, прикрываемые военными кораблями.

Но последние полученные данные вынудили императора отказаться от такого варианта.

Хотя он и был хорош.

Но потери...

А самым главным были даже не потери.

Последствия этого варианта император не раз просчитывал, точнее поручал просчитать лучшим аналитикам своей личной группы.

Одновременно с аналитиками рассчитывали варианты и друиды. Их Видящие, входя в транс, пытались нащупать наиболее отчетливые картины будущего, основанного на судьбе разлетевшегося в разные стороны флота.

В любом случае ответ совершенно не устраивал императора.

Ответ императора совершенно не устраивал — огромные потери из-за столкновений с силами инфосферы. Перехват части кораблей техномагами — о судьбе тех несчастных, что попадут к ним, лучше и не думать. Гибель из-за ошибок и отказов управления.

Но даже с этим можно было бы смириться, если бы не главный и окончательный вывод — население Империи Трех Рас перестанет существовать как единое целое. Объединяющее их понятие «разумные», пришедшее на смену обозначению «человечество», исчезнет. Возникнет множество мелких государств, в лучшем случае объединяющих одну звездную систему

Дело, которому посвятили себя предки императора, будет уничтожено.

Сейчас флот становился все более неповоротливым. Самоорганизующаяся инфосфера, прорастая в реальный мир, основное внимание сосредоточила на усовершенствовании своих физических инструментов и стремительном расширении информационной системы, фактически своего мозга, центра управления. Часть имеющихся сил, захваченных во время первой волны прорыва, она направила к планетам ксеносов и к звездным скоплениям техномагов, которые, вроде бы, выступили ее союзниками, но...

Помыслы техномагов были ведомы только им самим.

Как бы то ни было, это позволило ускользнуть из-под контроля инфосферы куда большему количеству кораблей, чем на это рассчитывали император и друиды.

Это было прекрасно!

Это было ужасно.

Древние корабли с выработанным ресурсом, примитивные торговые лохани, гигантские базы, когда-то превращенные рачительными фермерами в гидропонные сады, — все они были полны людьми, темирниками и алоллаками.

Все они тормозили ход флота.

— И сколько таких атак мы еще сможем отразить? — решил наконец прервать размышления императора друид.

Ответ он знал и сам, информации хватало, считать и анализировать он умел. Но одно дело — выводы, основанные на подозрениях, и совершенно другое...

— Три. Максимум, четыре. У нас не хватает истребителей. У нас не хватает кораблей прикрытия. У нас не хватает стационарных установок, которые можно было бы поставить на гражданские суда. «Нуль-ракет», которые мы применили сейчас, у нас хватит тоже только на четыре боестолкновения. Но самое главное, у нас нет ремонтной базы.

Что-то коротко щелкнуло.

Император с удивлением смотрел на сломанный стилус.

54
{"b":"159148","o":1}