ЛитМир - Электронная Библиотека

К приходу Петрова Тамарина радость угасла.

— Я так давно не видел вас, Тамара, — с улыбкой произнес Андрей Семенович.

Тамара пожала плечами. Ей казалось, они встречались совсем недавно.

— Вы зря беспокоились по поводу Обуховского, Тамара. Просто его надо было как бы припугнуть. Такие юнцы сами не скажут правды. Они по жизни типа актеры.

— Так он был у Леонида или не был?

— Наверное, нет. Лазаренко пытался взять его на пушку… мол, тебя там видели… но Обуховский не купился. Ничего страшного, теперь у нас есть другая кандидатура.

— Какая?

— Да эта девка Миронова. Лазаренко все не хотел за нее браться, уж больно она ловко вкручивает всем мозги. Особенно капитану, который ведет дело. Но теперь ситуация изменилась.

— Почему? — жадно спросила Тамара.

— Обуховский сообщил, что Миронова трахалась с Галеевым, да еще сразу после смерти Неволина. Тут даже дурак-капитан заметит неладное. Он лично известил ее о смерти Неволина, она притворилась, что огорчена, а сама тут же трахается с другим. Получается, она обвела капитана вокруг пальца. А у этого капитана типа комплекс неполноценности, он обидится, что его выставили дураком. Короче, защищать Миронову он теперь вряд ли станет. Сейчас Лазаренко трясет Галеева, чтобы тот рассказал все, о чем они с Мироновой сговорились. Галеев уже достаточно напуган и все выложит. Все будет хорошо, Тамара, — заключил Петров и привлек Тамару к себе.

Она вырвалась раньше, чем успела подумать. Взгляд собеседника выражал жестокое недоумение.

— Андрей Семенович, — тихо сказала Тамара. — Я однолюб. Я уже любила одного человека и больше никогда не полюблю.

Язык не поворачивался выразиться определеннее — не полюблю в а с.

— Это нелепо, Тамара, — возразил Петров. — Вы — молодая женщина, у вас много лет впереди. Не будете же вы жить одна? А этот Неволин, он вас не стоил. Я много чего о нем теперь знаю. Стоять на коленях в филармонии — это красиво, да, но в семейной жизни это не главное. Там главное — надежность.

— Там главное — любовь, — вырвалось у Тамары.

— А что, я вас не люблю? — с несвойственной ему горячностью почти крикнул Петров. — Я жениться хочу, не что-нибудь плохое. Будете жить спокойно, без проблем, не то, что с этим вашим! Да он и сам признался, что вам много чего приходилось от него терпеть. А со мной терпеть будет не надо, я порядочный человек.

Словно взрыв произошел вдруг у Тамары в мозгу.

— Он вам признался? — медленно повторила она. — Когда?

Помолчав, Петров заметил:

— Я имел в виду, не мне. Просто признался. Людям.

— Он не обсуждал своих женщин с посторонними, — холодно парировала Тамара. Ее превосходная память услужливо предоставила картинку: на следующий день после смерти Леонида Лазаренко, Петров и Тамара приезжают к нему на квартиру. Петров быстро включает свет в темной прихожей и без колебаний идет в нужном направлении по коридору. Он был там не в первый раз! А потом он отговаривает Лазаренко от разумной мысли уточнить у соседей, кто приходил накануне к Леониду. Боялся, что его опознают, другого объяснения нет.

— Вы обманываете меня, — с тоской произнесла Тамара. — Вы тоже обманываете меня. Уходите. Я не могу вас видеть.

— Я его не убивал, — помолчав еще немного, с трудом выдавил Петров. — Просто сказал пару слов. Он псих, ваш Неволин. Он сам чуть меня не убил. Вы что думаете, он согласился бы, чтобы я сделал ему укол? Это после того, что мы друг другу наговорили? Не совсем же он дурак.

— А ч т о вы друг другу наговорили? — не удержалась от вопроса Тамара. Любая мелочь, связанная с Леонидом, была для нее драгоценна.

— Да так… про вас. Я знаю, что с ним вы мучились, а со мной вам будет хорошо. А он не соглашался. Что он подлец, не спорил, а признать, что я вам типа подхожу, не хотел. Потом бросился на меня, и я ушел. Он хоть и худущий, но с психами лучше не связываться, они иногда бывают жутко сильные. Вот и все.

— Во сколько это было?

— Часов в пять. Я был у него минут десять, не больше. Кто-то приходил после меня, Тамара. Это точно. Я не убивал!

Как ни странно, Тамара верила. Было бы нелепо предположить, что из-за любви к ней кто-то готов убить. Подобное может произойти из-за харизматичной Ленки, но никак не из-за нее, Тамары. Ради Тамары совершаются мелкие, жалкие, безопасные преступления вроде запугивания свидетеля или дачи взятки должностному лицу.

Петров, взбодренный ее молчанием, продолжил:

— Это Миронова, больше некому. Вы сейчас увидите. Лазаренко собирался взять ее на пушку. Якобы есть свидетель, который видел ее у Неволина. Сейчас.

Он поспешно набрал номер.

— Ну, как? А, хорошо. Везите ее сюда. Да, к Тамаре. Я же сказал, к Тамаре. То-то.

Он улыбнулся и добавил уже не в трубку:

— Лазаренко получил показания Галеева и теперь припирает к стенке Миронову. Он везет ее сюда. Сейчас вы убедитесь, что я не виноват.

Глава 14

Появившаяся в сопровождении Лазаренко Катюша тихо всхлипывала, однако сочувствия Тамары не вызвала. Знаем мы эти штучки!

— Я предлагаю сперва зачитать показания Галеева, — скучным голосом предложил сыщик. — Вы не против, Андрей Семенович?

Тот кивнул, и Лазаренко принялся монотонно читать вслух.

"За два дня до своей смерти ко мне зашел мой друг Леонид Неволин и занял у меня тысячу долларов, которые были ему срочно необходимы. Он отказался объяснить, для чего, но спросил, не знаю ли я чего-либо, способного приструнить Екатерину Миронову, с которой он неосторожно переспал. Я ответил отрицательно, поскольку с Мироновой был знаком мало. В день убийства Неволин позвонил мне в двенадцать двадцать девять, что отмечено в памяти моего сотового телефона. Он поинтересовался, может ли приехать в сопровождении Мироновой и обратиться ко мне как к эксперту по вопросу женской привлекательности. Я согласился.

Приехав около часу дня, Неволин предъявил мне две фотографии. На одной была изображена обнаженная Миронова, на другой также обнаженная Погосян. Мне было предложено решить, какая из женщин выглядит привлекательней. Несмотря на возраст и комплекцию Погосян, я выбрал ее. Это вызвало радость Неволина и раздражение Мироновой. Они начали ссориться, хотя причина осталась мне не вполне ясна. Благодарный Неволин подарил мне фотографию Погосян. Вскоре гости ушли. Около четырнадцати часов я пригласил Погосян к себе, чтобы предложить ей роль в новом сериале. Она в резкой форме отказалась и ушла.

На следующее утро ко мне явилась Миронова. Она сообщила, что Неволин покончил с собой и что в связи с этим ей очень не хотелось бы, чтобы кто-нибудь узнал об их вчерашней ссоре. Хотя до самоубийства Неволина довела Погосян, некоторые смогут обвинить Миронову, которой после этого будет труднее получить работу. Я всегда сочувствовал молодежи и после колебаний согласился. Это было моей ошибкой, в которой я теперь раскаиваюсь. Оправданием служит то, что Миронова скрыла от меня, что произошло не самоубийство, а убийство, хотя сама уже знала об этом от допросившего ее капитана Корягина. В процессе беседы со мной Миронова спровоцировала меня на сексуальные действия, которые застала неожиданно вернувшаяся моя жена.

При разговоре с капитаном Корягиным я придерживался версии, выработанной Мироновой. Когда я выяснил, что речь идет об убийстве, менять показания было уже поздно. Мой невольный обман мог быть плохо истолкован. Поэтому я предпочел не менять своих показаний. Однако теперь понял, что был не прав, и исправляю ошибку".

Лазаренко смолк.

— Сволочь! — вырвалось у Катюши. — Настоящая сволочь!

— Имеются также показания соседа Неволина, видевшего, как вы посетили его квартиру около семнадцати тридцати, — равнодушно заметил сыщик. — Что скажете?

— Я его не убивала, — мрачно ответила Катюша. — Я застала его уже мертвым. Он покончил с собой.

43
{"b":"159166","o":1}