ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

[292]

ми вводными и требовал объяснений, как действовать в разных непредвиденных случаях, особенно при внезапных дифферентах, задержках срочных погружений и т.д. В общем, времени зря не терял, присматривался ко мне, изучал, поучал и воспитывал, за что я и по сей день ему благодарен. А лодка тем временем шла на позицию, встреч с противником не имела, уклонялась от самолетов срочным погружением. 7 августа мы были уже на позиции к северу от Гаммерфеста, а 8 августа подошли к району, назначенному для минной постановки. Однако берег и пролив Брей-Сунн [28]были закрыты густым туманом, а чтобы пройти к точке минной постановки в проливе Рольвсей-Cунн [29], нужно было знать свое точное место. Лунин решил отойти мористее на север и там ожидать возможности определения места при улучшении видимости.

До 10 августа туман держался очень плотно, но, наконец, стал виден берег, штурманы немедленно определились и лодка уверенно двинулась в подводном положении к месту постановки минного заграждения. Подойдя к нему, штурманы определились еще раз и доложили командиру: «Мы в точке!» Владимир Ужаровский встал к ручкам минно-сбрасывающих устройств. Все 20 мин вышли без задержек и лодка вновь пошла в подводном положении к выходу из пролива Брей-Cунн [30]. Выйдя из пролива, лодка направилась к северному краю позиции для зарядки аккумуляторной батареи.

11 августа в 20.40 по радио было получено приказание командира бригады — действовать в Лоппском море. Предполагался выход в море немецкой эскадры, и лодка должна была подстеречь и атаковать тяжелые корабли.

Ожидание длилось до 20 августа. Лодка не предпринимала никаких действий против мелких судов, чтобы заранее не раскрыть себя и не подвергнуться преследованию до появления эскадры.

20 августа в 20.00 командир бригады приказал вернуться в базу, куда лодка возвратилась 23 августа в 9.30.

Весь поход отличался отсутствием каких бы то ни было аварий, чрезвычайных происшествий, поломок,

[293]

неисправностей механизмов, «зевков» вахты. Организация службы была отменной.

Разведка донесла штабу флота, что на поставленном нами минном заграждении подорвался и затонул транспорт противника. На боевой рубке лодки появилась цифра «16». После десятого похода были награждены:

Приказом командующего СФ № 070 от 4.09.43 г.

орденами Красного Знамени:

— командир отделения мотористов старшина 2 статьи Виктор Власов;

— электрик старшина 2 статьи Евгений Соколов;

— трюмный старший краснофлотец Борис Харитонов;

орденами Отечественной войны I степени:

— торпедист краснофлотец Болеслав Петраго;

— торпедист старший краснофлотец Иван Жуков;

— моторист краснофлотец Михаил Салтыков;

орденами Отечественной войны II степени:

— командир торпедной группы лейтенант Викторий Сергеев:

— командир группы движения инженер-лейтенант Константин Сергеев;

Приказом командующего СФ № 099 от 29.11 43 г.

орденами Красного Знамени:

— моторист краснофлотец Леонид Борисов;

— торпедист краснофлотец Виктор Глухарев;

орденами Отечественной войны I степени:

— электрик краснофлотец Владимир Айрапетов;

— инженер-механик инженер-капитан-лейтенант Иван Липатов;

— командир отделения мотористов старшина 2 статьи Михаил Свистунов;

орденами Отечественной войны II степени:

— кок краснофлотец Илья Жданов;

— ученик-акустик краснофлотец Михаил Николаев;

орденом Красной Звезды:

— торпедист краснофлотец Михаил Акулов.

[294] 

ВИЗИТ АМЕРИКАНЦЕВ НА ЛОДКУ

Командир Лунин со старпомом Арвановым собрали весь личный состав и предупредили — на нашу лодку собираются прийти с визитом американцы из военно-морской миссии США. Необходимо подготовиться к визиту: закончить небольшие ремонтные работы, прибраться, запереть радиорубку и рубку акустики, одеться в чистое, находиться на своих боевых постах, на вопросы отвечать как положено, никаких данных по оружию, вооружению, скорости хода, глубине погружения не сообщать, то есть быть на высоте!

Видимо, американцы в основном хотели поглядеть на знаменитого Лунина, атаковавшего «Тирпиц», ну и, конечно, их интересовала сама знаменитая подводная лодка «К-21», ее личный состав.

Дежурным офицером по лодке старпом Арванов поставил меня. В назначенное время на пирсе появились американцы — контр-адмирал Олсен и три офицера: доктор, инженер-механик и явный разведчик, капитан 3 ранга, высокий красивый парень со щегольскими усиками, отлично говоривший по-русски. Контр-адмирал, высокий и грузный, с красным лицом, был в высокой меховой шапке с жестяным орлом, офицеры — в фуражках, все в черных шинелях, с очень длинными серыми шерстяными шарфами.

Американцев сопровождал начальник штаба СФ контр-адмирал Федоров, которого я помнил еще по Сталинградской битве.

Лунин встретил их на пирсе, доложился Федорову, представился американцам и пригласил всех на лодку. Первым в центральный пост лодки спустился Федоров и тут произошел конфуз. Я доложил Федорову: «Товарищ адмирал, дежурный по ПЛ инженер-лейтенант Сергеев!» Федоров сказал: «Доложись американцу!» Я подождал, пока американский адмирал спустится вниз в ЦП, и доложил ему: «Товарищ адмирал, де-

[295]

журный по ПЛ инженер-лейтенант Сергеев!», на что стоявший рядом Федоров в шутку негромко заметил мне: «Какой он тебе товарищ? Ведь это мировая буржуазия!» Я смутился и сказал Федорову: «Да ведь он по-русски не понимает…» Американский адмирал ехидно ухмыльнулся и внезапно на неправильном, но вполне понятном русском языке сказал: «Я по-русски понимаю!» Кругом все захохотали, я был окончательно смущен, а Арванов сказал мне: «Иди к себе в VI отсек, товарищ!»

Американцы очень внимательно осмотрели лодку, прошли по всем отсекам от носа до кормы, задавали много вопросов. Переводил переводчик штаба СФ майор Кривощеков и американец — капитан 3 ранга, который попробовал руками все закрытые двери, от опечатанных рубок до кают и даже гальюнов. В VI отсеке по правому борту были сложены и закрыты парусиной снятые койки личного состава. Американец долго здесь крутился — хотел понять, что скрыто под парусиной. В конце концов он подскочил к ней, сдернул, увидел, что там всего-навсего койки, и ринулся из отсека. В центральном посту он вдруг остановил краснофлотца рулевого Панфилова, который был в команде самым маленьким по росту (около 160 см). Его заинтересовало, сколько лет Панфилову. Видимо, он решил, что Панфилов несовершеннолетний. Пришлось Мише доставать краснофлотскую книжку и доказывать свое совершеннолетие.

Естественно, после осмотра лодки дорогих гостей пригласили в кают-компанию. Береговая база по такому случаю не поскупилась. Увидев накрытый стол, визитеры заметно оживились. Как выяснилось несколько позже, это было вызвано совсем не базовскими заграничными деликатесами, а чисто русской частью угощения — водкой, икрой, грибками, селедочкой с луком, кислой капусткой и черным хлебом. Когда же к столу была подана отварная картошечка и жареный морской окунь, гости пришли в полный восторг и с нетерпением ожидали возможности закусить после каждого из тостов.

[296]

С нашей стороны тосты подымались в основном за открытие второго фронта, а с их стороны — за наши громкие боевые успехи и победы. Тостов было много, и гости упились «в дым». Адмирала пришлось подымать по вертикальному трапу на гордене через минно-погрузочный люк, обхватив его под мышки. Доктор, поднимаясь по трапу, наступил на свой свисавший с шеи длинный шарф. Дернув головой, он сорвал шарфом ногу со ступеньки трапа и рухнул вниз. Совершенно трезвым остался «разведчик», хотя и пил больше всех. Он же и отвечал на все тосты.

вернуться

28

В печатном оригинале — Брейсунн — V_E.

вернуться

29

В печатном оригинале — Рольвсейсунн — V_E.

вернуться

30

В печатном оригинале — Брейсунн — V_E.

56
{"b":"159183","o":1}