ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Вон тот, красный, - крикнула она и показала рукой на самый дальний. – Он самый красивый.

Они вместе, взявшись за руки, добежали до воздушного шара, и пилот помог им забраться в кабинку. Потом он ещё пару раз открыл горелку, и убедившись, что всё в порядке, сбросил канат, который удерживал шар у земли.

И сладкой жутью замирает сердце при виде того. как шар медленно поднимается вверх и летит. Нет, не летит, а медленно парит в воздухе.

- Мы летим вместе с ветром! А-А-А, - кричала Ирина, держась за Алекса и за край корзины. Алекс снял свою джинсовую куртку и накинул ей на плечи. В полете корзинка поскрипывала и чуточку проминалась под ногами. Шар неспешно поднимался в утреннее небо и уплывал вдаль к горизонту. Ирина испытывала чистый восторг ребёнка, счастье, эйфорию, экстаз. Утро было практически безветренное, совершенно тихое. Роса на траве блестела в лучах солнца, и над рекой внизу стелился туман. Вдруг из тумана вынырнул ошеломительного вида летательный аппарат, похожий на гибрид стрекозы с мотоциклом и прострекотал мимо нас, оставив Ирину в полном изумлении. Пилот помахал нам рукой и улетел. Час полёта пролетел незаметно и пилот перестал подогревать воздух. Шар медленно опускался. Приземлились мы в нескольких километрах от того поля, откуда начали своё путешествие. Внизу уже ждал микроавтобус, который отвез нас к нашей машине.

- Спасибо, Алекс! Это было незабываемо. У меня столько впечатлений, - сказала Ирина и нежно поцеловала Алекса в губы. Её глаза были полны восторга и благодарности.

Алекс завёл машину, и они поехали завтракать и одновременно обедать, потому, что аппетит после такой прогулки разгулялся не на шутку.

Прошедшая неделя пролетела быстро. Напряжение в обществе немного спало, хотя в воскресенье многие ожидали повторения прошлых событий и смотрели практически все дневные выпуски новостей. Почему-то все решили, что если это и произойдёт, то обязательно в воскресенье. Все журналисты Киева «приняли стойку» и были готовы выехать по свистку в любой район города. Полиция Киева была переведена на усиленный режим несения службы. Увеличено количество патрулей. Но воскресенье прошло абсолютно спокойно. И в понедельник тоже ничего не произошло. - Что-то не срослось у этих десвешеров, а может кандидаты умирать отказались, - разочарованно сказал Макс в понедельник вечером.

- Не говори гоп, - возразил Алекс. - Ещё не вечер. Мы же не знаем, что они имели ввиду под термином неделя. Неделя с того воскресенья, или просто следующая неделя. Немного терпения, мужчина, - посоветовал он Максу и как будто в воду глядел.

Во вторник, 23 сентября, когда Алекс уже допивал кофе, после сытного обеда в редакционном буфете и планировал пойти покурить, раздался звонок его мобильного.

- Слушаю, внимательно, - сказал он в трубку.

- Алекс срочно ко мне. Ещё десять трупов, - услышал он взволнованный голос шефа.

- Бегу, Евгений Палыч. Уже у вас, - ответил он и, одним глотком допив кофе, быстрым шагом пошёл к лифту.

Когда он вошёл в кабинет, шеф стоял у окна и нервно теребил в руках свой телефон.

- Представляешь, ещё десять человек покончили с собой в Полтаве. Мне только что позвонил мой друг по университету.

- Где? – удивился Алекс.

- В Полтаве, - подтвердил редактор. - Там сегодня отмечают день города, 1115 лет. На центральной площади собрали народ на концерт. Выступил мэр. Поздравил горожан, пожелал счастья и процветания. Передал слово своему заму. Тот тоже поздравил всех с праздником, Потом попросил подняться на сцену людей с разных предприятий города для вручения подарков ветеранам войны. Все думали, что так и надо по программе. Вышло девять человек. Они с замом мэра встали в ряд, сказали, что они десвешеры и будут умирать за эвтаназию, пока её не разрешат. Потом каждый принял яд. Представь, на глазах у всего города. Ужас!

Белов стоял, ошеломлённый этой новостью и пытался представить всю эту абсурдную картину, когда люди убивают себя во время праздника на глазах у своих знакомых. Редактор вывел его из состояния шока.

- Слушай, Алекс, - редактор уже немного успокоился. - Я созвонился со своим другом в Следственном Управлении. Они сейчас отправляют в Полтаву своих следователей. Я договорился, что ты полетишь с ними. Заодно обменяетесь информацией по этому делу. Срочно езжай в Жуляны. Старший у них - полковник Крутов. Вылет через два часа на вертолёте МЧС. Вот деньги на командировку, - он передал ему конверт. - С гостиницей определишься на месте. Ты слышишь меня? О чём опять задумался?

- Всё понял, - встрепенулся Алекс. - Евгений Палыч, уже лечу в прямом и переносном смысле.

- Вечером позвони мне, расскажи, что там и как.

- Обязательно шеф, - сказал Белов, выбегая из кабинета.

На сборы времени не было. Паспорт у него с собой. Деньги есть. Поэтому он положил ноутбук в сумку, и сразу направился на парковку.

«Кто же вы такие, десвешеры?» - думал он по дороге. - «Если по вашей воле умирают такие люди да ещё и в разных городах Украины. Значит прав Макс и есть режиссёр этого ужасного спектакля, который теперь смотрит вся страна. Вот это действительно современное искусство – реализм, твою мать! Вот это инсталляция! Действия происходят в реальных декорациях и с живыми людьми. А сцена – вся Украина! «Актёры» не играют свою смерть, а реально умирают. Ох___еть! Только никто не аплодирует. Все ждали их акцию в Киеве. Полиции понаганяли во все посещаемые места в форме и в штатском. А они в Полтаве «выстрелили». Интересно, а женщины в этот раз были или нет? Забыл спросить у Палыча. Ладно, сейчас узнаю у этого полковника. Очень интересно, какой же финал будет у этого представления?».

По дороге в аэропорт, он перезвонил Ирине и сказал, что сегодняшний ужин отменяется, так как он улетел в срочную командировку. По её голосу, Алексу понял, что Ирина очень расстроилась. «Нужно будет ей привезти из Полтавы какой-нибудь подарок», - подумал он, вспоминая запах её волос и вкус её губ.

Приехав в аэропорт и оставив машину на платной стоянке, Алекс позвонил по номеру, который дал ему редактор.

- Крутов, - ответил мужской голос.

- Это Белов. Я с вами лечу в Полтаву. Куда мне идти?

- Подходи в линейное отделение аэропорта. Мы здесь.

- Понял. Сейчас буду.

Погода была солнечная и безветренная. «Надеюсь и наверху будет также тихо, и долетим без проблем», - подумал Алекс.

У входа в ЛОВД аэропорта стояло двое мужчин с сумками. Алекс понял, что это те, кто ему нужен. Он подошел к ним и поздоровался:

- Белов Алекс. Украина-нэт, - и протянул руку для приветствия.

- Максимов Влад. Мвд-юа, - улыбнулся тот, что помоложе, и пожал его руку.

- Полковник Крутов, - представился второй, не протягивая руки. На вид ему было лет пятьдесят. Алекс настаивать на рукопожатии не стал. Интуитивно он понял, что быстрее найдёт общий язык и получит информацию у Максимова, чем у этого Крутова.

- Когда же вы собраться успели? – спросил он у Влада, кивнув на его большую сумку.

- Так это тревожный чемоданчик. У нас всегда с собой, - улыбаясь ответил тот.

- Господа, пройдёмте, - услышали они голос девушки – стюардессы. Эта девушка провела их к служебному выходу из здания терминала и указала рукой на ближайший вертолёт. Это был новый патрульный вертолёт отечественного производства «К – 226». Они прошли к нему и по трапу поднялись внутрь. Пилот закрыл дверь, а командир запустил двигатель. Всё задрожало и наполнилось гулом.

Белов пристроился у окна. Говорить, из-за шума винтов, было трудно, поэтому все молчали. Долетели достаточно быстро и уже через час они были в аэропорту Полтавы. Солнце ещё было высоко. На часах было 16.15.

У трапа их ожидала машина и ещё через сорок минут они уже были в Следственном Управлении Полтавской области. Алекс направился в пресс-центр, а полковник с майором, к начальнику местного Управления. Секретарь в приёмной сразу пригласила их пройти в кабинет начальника. - Разрешите, товарищ полковник? – спросил Крутов, входя в кабинет, - Старший следователь по особо важным делам, полковник Крутов. Это мой зам – майор Максимов.

19
{"b":"159187","o":1}