ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Он пошёл дальше, делать поквартирный обход. В одной из квартир этого подъезда, очень разговорчивая мамаша даже усадила его за стол и досыта накормила вкусным супом с фрикадельками. Правда ничего нового к портрету Данилова не добавила, кроме сплетен о других жителях этого дома. Но вкусный и горячий обед для Максимова был очень кстати. Вернувшись в Управление уже после шести вечера, зашёл к экспертам. Те доложили ему что, по результатам обыска у Данилова ничего, имеющего отношения к десвешерам не обнаружено. В Киеве живёт шесть лет. Приехал из Житомира. Не женат. Действительно работает модератором сайтов и судя по работе его компьютера, он практически каждый день выходил с него в сеть, в том числе и вечером 29 и 30 сентября. Есть отметки на форумах, где он модерировал сообщения. Соответственно, встречаться с Беловым в Киеве, и Волковым в Одессе он не мог. В его контактах ни Белова, ни других фигурантов этого дела нет. С этой информацией Максимов и пошёл к Крутову. - Что не в цвет? – сразу спросил его полковник, когда он зашёл к его кабинет. - Да уж, товарищ полковник, - невесело ответил Максимов. - Похоже, что этот Данилов абсолютно добропорядочный гражданин. У него и машины своей нет. В армии не служил по причине болезни. Да и 28, 29 и 30 сентября работал дома и никуда не отлучался. Данные по его компьютеру это подтверждают. В квартире ни яда, ни листовок не обнаружили. По словам соседей, ведёт замкнутый образ жизни и ни с кем не общается. - Пустышку потянули, - грустно сказал Крутов. – Или нам её умело подбросили? - Судя по их умению, удалять информацию, могли и письмо от имени Волкова состряпать, и отправить с его компьютера этому Данилову, чтоб нас погонять, - согласился Максимов. - Ладно. Пусть Данилов до утра посидит. Ничего с ним не будет. Завтра выпустим. А сейчас, Влад, всем отдыхать! - Есть отдыхать! До завтра Николай Янович, - Максимов пожал Крутову руку и вышел. Крутов, закрыл сейф и вызвал машину. Выключил свет и закрыл кабинет. По дороге домой, он остановился у цветочного киоска и купил букет красных роз для супруги. Вера очень любила розы, а он давно не баловал её цветами. «Нужно будет в выходные обязательно сходить куда-нибудь, поужинать», - подумал он. – «Если, конечно эти выходные будут». Выходя из киоска, столкнулся с каким-то мужчиной в серой куртке с капюшоном на голове. Тот даже не извинился, а так и пошёл дальше, не оглядываясь. Крутов раздражённо посмотрел ему вслед. «А вдруг это этот Дэн», - подумал Крутов, вспомнив описание человека, который встречался с Беловым. – «Серая куртка, капюшон. Хотя и у Данилова тоже была серая куртка с капюшоном». Он ещё раз посмотрел в ту сторону, куда ушёл мужчина, но того уже не было на улице. Видимо он уже свернул в какой-то двор. Крутов раздражённо сплюнул и сел в машину. Дома его встретила жена и окружила своей теплотой и заботой. Они вместе уже много лет. Но чувства не остыли, а перешли в фазу удивительной нежности и теплоты друг к другу. У них есть взрослый сын, который живёт в своей квартире с молодой супругой. Внуков пока нет. Поужинав и приняв душ, Крутов включил песни Владимира Мигули и лёг в постель, закрыв глаза. Он слушал музыку, но перед глазами мелькали лица Белова, Данилова, Самурая... Вошла Вера и, сбросив халатик, легла под одеяло. Нежно провела пальцами по его лбу, глазам, носу. Дотронулась до губ. Он повернулся к ней, обнял и прижал её к себе, целуя в губы, мгновенно погружаясь в сладкий аромат её волос и тела… Ночью ему почему-то приснился Самурай в платье Веры с окровавленным кинжалом в руке. Голосом Веры он спросил: - Коленька, а кто запретил давать информацию о десвешерах у губернаторов?

- Генерал Шептун, - удивлённо ответил Крутов. - Зря он это сделал, Коленька. Зря. - Самурай засмеялся, голосом Веры и исчез. Крутов проснулся от неожиданного звонка будильника и очень отчётливо помнил все детали этого дурацкого сна. «Доработался! Уже эта чушь мне ночью снится», - подумал он и стал собираться в Управление. Несмотря на то, что сегодня была суббота, нужно было доложить ситуацию по делу генералу Шептуну и отпустить Данилова. В 10.00 он уже был в кабинете начальника Управления. Генерал Шептун встретил Крутова сидя за столом. Он выглядел очень уставшим и задумчивым. Спокойно выслушал доклад Крутова и отреагировал на удивление спокойно, но как-то даже не совсем адекватно: - Да, бывают, Коля, в нашем деле ошибки. Не тех ловим. Не тех сажаем, - тихо сказал генерал. Он не кричал и не возмущался как в прошлый раз. - А Данилова отпустите. Это не он. Я с тобой согласен. При этом генерал всё время протирал свои очки. - Есть отпустить Данилова, товарищ генерал-майор! - сказал Крутов. - Сейчас поеду, доложу замминистру, всё как есть. А вы продолжайте искать этих демонов, Они демоны, Коля! Слышишь меня? Демоны! – крикнул генерал. Потом немного спокойно добавил. - Не смотря ни на что, найдите их. Понятно? Генерал пристально посмотрел на Крутова - Есть, продолжать искать, не смотря ни на что! Разрешите идти? - Иди, Коля. Иди. Удачи тебе, в этой жизни, - сказал генерал и опять задумался. «Странный он какой-то сегодня», - подумал Крутов, выходя из кабинета генерала. – «По имени меня всё время называл, хотя раньше всегда только по званию. Как будто прощался». С мобильного набрал номер и дал указание Максимову отпустить Данилова и извиниться перед ним. - Если не будет дерзить, то отвези его домой, Влад. - Понял, отвезу, - ответил Максимов. – А как быть с его окнами и дверью? - С какими окнами и дверью? – не понял Крутов. - Вчера омоновцы при штурме выбили ему стёкла и дверь сломали. - Ну, так реши и этот вопрос. Потом скажешь сколько нужно, я оформлю в бухгалтерии. - Понял, всё сделаю, - сказал Максимов и отключился. Не заходя в свой кабинет, Крутов вызвал машину и поехал домой. «Обязательно поужинаем сегодня с Верочкой, в каком- нибудь ресторане», - подумал он. Тогда Крутов не знал, какие страшные события произойдут уже в ближайшие три часа… Генерал- майор Шептун, выслушав полковника, собрал документы в папку и поехал на доклад к замминистра МВД. Заместитель министра, генерал-полковник полиции Ратушный Виктор Иванович принял его через час. Всё это время генерал Шептун сидел в приёмной. От чая и кофе он отказался и просто сидел в кресле и задумчиво рассматривал картину на стене приёмной замминистра. - Товарищ генерал-майор. Генерал-полковник ждёт Вас, - услышал он голос секретаря. Встал и, оправив китель, вошёл в кабинет. Замминистра Ратушный встал из-за стола и вышел ему навстречу, протягивая руку для приветствия. - Здравствуй, Василий Михалыч, - поприветствовал он Шептуна. - Здравия желаю, Виктор Иванович, - ответил Шептун, пожимая его руку. - Присаживайся, - замминистра указал на кресло у стола, а сам сел напротив.

Шептун сел и положил чёрную папку перед собой на стол. - Что-то ты плохо выглядишь, Василий. Давно не отдыхал? – спросил Ратушный. - Да не до отдыха сейчас. Вы же знаете, - устало ответил Шептун. - Я слышал, твои вчера одного из этих десвешеров задержали. - Задержали, да не того. У этого алиби по всем пунктам. Пришлось отпустить. - Обидно. И что, до сих пор никаких зацепок? - Почему, есть одна, очень серьёзная. Сегодня утром появилась, - сказал Шептун и, сняв очки, положил их на стол. Потом достал из папки какой-то документ и протянул его Ратушному. Тот взял в руку этот документ и глядя на Шептуна спросил: - Это что? - Моё заявление об увольнении. Всю жизнь служил государству, а теперь хочу послужить своему народу, простым людям. - Что? Какое заявление? Ты чего это Василий Михалыч? – не понял замминистра. - Вы почитайте, там всё написано, - рукой показал на свою бумагу Шептун. Замминистра начал читать. В этот момент, тот вынул из внутреннего кармана кителя свой наградной пистолет и, закрыв глаза, выстрелил себе в висок. Его голова резко отклонилась влево. Потом всё тело обмякло, и он грудью навалился на стол, а головой упал на свою папку. На папке мгновенно появилось пятно крови, медленно растекаясь по столу густой красной лужицей. Ратушный вздрогнул от звука выстрела и сидел неподвижно, ещё не понимая, что произошло, а главное почему. В руках у него была листовка десвешеров, с «живой» подписью Шептуна. Там было написано его рукой: «Я смалодушничал и скрыл от своего народа смерть наших коллег у губернаторов. Я, и моя семья умираем за добровольную эвтаназию». Дверь открылась, и в кабинет заглянул адъютант. Увидев лежащего на столе Шептуна, адъютант подбежал к генерал-полковнику. - Вы в порядке, Виктор Иванович, - испуганно спросил он. - Я в порядке, а вот генерал Шептун похоже нет. И уже никогда не будет, – задумчиво произнёс он. – Вызывай срочно его экспертов! Немедленно! – крикнул он. - Я сейчас, я мигом, - засуетился адъютант и выбежал из кабинета. Генерал сел за свой стол, взял лист бумаги и записал на нём всё что произошло за эти несколько минут. Потом встал, подошёл к Шептуну и, потрогав его карманы, вынул связку ключей и вышел из кабинета. - Там на столе мои показания. Передашь тем, кто приедет, - сказал он и вышел из приёмной. - Так точно. Передам, Виктор Иванович, - тараторил адъютант, но замминистра его уже не слышал. Он вышел из здания министерства, сел в свой Мерседес и приказал водителю: - Горького 72. Гони быстрее. Это был адрес Шептуна. Два года назад он сам выбил эту квартиру для начальника Следственного Управления, поэтому хорошо помнил адрес. Приехав к дому, он быстро поднялся на четырнадцатый этаж. Дверь в квартиру была не заперта. Это была большая пятикомнатная квартира, в которой Шептун жил с женой, дочкой, её мужем и внучкой. В гостиной на диване сидела жена Шептуна. Ратушный сразу понял, что она мертва, но на всякий случай пощупал пульс. Зашёл в другую комнату. Там в кровати лежали тридцатилетняя дочь Шептуна и её муж. Они тоже были мертвы. У всех троих в руках были зажаты листовки Десвешеров. Внучки нигде не было. «Возможно, отправили её на выходные к родителям этого парня», - подумал Ратушный. Следов борьбы и внешних повреждений на телах не было, поэтому он сразу понял, что это отравление. В комнатах всё было на своих местах. Везде был абсолютный порядок. На кухне он увидел тарелку с бутербродами и три чашки с чаем. Видимо жена Шептуна собиралась завтракать с детьми. Он достал свой телефон и набрал номер адъютанта. - Слушаю, Виктор Иванович, - ответил тот.

31
{"b":"159187","o":1}