ЛитМир - Электронная Библиотека

Но Юрек даже не улыбнулся. Когда подъехали к вилле, он остановил машину метрах в двадцати от входа. Своими кошачьими глазами он хорошо видел, что вилла заперта и в ней никого нет.

Мерилен ничего не видела в темноте, но рядом с Юреком чувствовала себя спокойно и уверенно.

– Видишь, идеальное укрытие. Никого нет.

Он отрицательно покачал головой, и Мерилен встревожилась. Он обошел здание и осмотрел его с другой стороны.

– Мне кажется, кто-то все же есть.

Он осторожно подошел к воротам и знаком велел Мерилен следовать за ним, как вдруг из темноты возникла какая-то фигура. Это был Шабе.

Старик нарочно встал так, чтобы свет фар освещал его со спины. Его черный силуэт выглядел страшным и призрачным. Он мрачно улыбался и целился из пистолета. От испуга сердце Мерилен бешено забилось, Юрек попятился. Он был невероятно удивлен.

– Шабе, – прошипел он, – ты скотина.

Старик подошел совсем близко и стал медленно целиться в Юрека, но так и не спустил курок, а раскрыл руку, как бы предлагая Юреку взять у него пистолет. Это был насмешливый, провокационный жест. Юрека захлестнула злоба.

– Почему ты здесь?

– Потому что кое-кто должен умереть, – мрачно ответил Шабе. – И ты это знаешь.

Мерилен была ошеломлена, услышав этот разговор. Мужчины стояли друг против друга, лицом к лицу, и в глазах их сверкала ярость.

– Жалкий старик… Негодяй… – Юрек оттолкнул руку с пистолетом. – Уходи! Убирайся!

Наконец Мерилен поняла. Ошеломленная, охваченная ужасом, едва ли не в шоке, она смотрела на Юрека с невероятным изумлением и лепетала:

– Ты… ты… один из них… Ты знаешь их… Их соучастник…

Взбешенный, Юрек указал на старика:

– И этот негодяй хочет, чтобы ты поняла это. Знаешь почему? Попробуй догадаться.

Мерилен не ответила. Закрыв лицо руками, она в отчаянии качала головой и не в силах была до конца понять весь смысл невероятного открытия. Нет, это не могло быть правдой!

Юрек властным жестом приказал Шабе:

– Оставь меня с ней!

Старик засмеялся. От его смеха мурашки побежали по коже. Он отступил назад, вышел из света фар и исчез в темноте.

Юрек и Мерилен посмотрели друг на друга.

– Юрек…

– Надо, чтобы ты знала все. Пойдем.

Всего несколько дней назад, в минувшую субботу, одиннадцатого ноября, когда операция только начиналась и когда Мерилен отправлялась на встречу с Контатти на виллу английского посла, произошло следующее.

Шабе приехал на стрельбище в Клуб охотников специально, чтобы встретиться с Юреком Рудинским, знатным поляком, и сообщить ему, что уже точно известно – обмен разведчиками состоится в аэропорту «Леонардо да Винчи».

Взгляд старика был тусклым, странным.

– Ты со своими кошачьими глазами просто незаменим. Только ты можешь сделать это, – сказал он Юреку.

– Но это же самоубийство, – ответил тот, нахмурившись. В руках он держал ружье, из которого только что стрелял.

– Дело твое. Подумай, как не умереть.

Юрек рассматривал ружье и, не глядя на Шабе, с сарказмом произнес, говоря как бы самому себе:

– Легко. Запросто. Быть схваченным на месте преступления с ружьем в руках, с ружьем, из которого только что был произведен выстрел, и заставить поверить, что ты ни в чем не виноват, – это все равно что решить квадратуру круга. Нелепо. Немыслимо.

– Для людей, у которых имеются веские основания убить, не бывает невозможного. Для них все круги становятся квадратными.

Юрек в задумчивости направился к парку, Шабе шел рядом.

–  Я человек спокойный, незаметный, у меня жена, трое детей. Можешь вообразить убийцу, у которого есть жена и трое детей?

–  Не могу, потому что у меня нет воображения.

–  Но у тебя ведь тоже есть семья, вот и подумай.

– О чем – о воображении или о семье?

Юрек остановился.

– Вот если бы, к примеру, меня вынудили, шантажировали, задели самые святые чувства… и поверили бы в это. Да-да, тогда можно попробовать.

–  Похищение ребенка? – Старик сразу все понял. – Ты имеешь в виду Еву?

Юрек покачал головой:

– Нет, она уже взрослая. Пришлось бы все рассказать ей. Она могла бы и не согласиться или, еще хуже, выдать меня.

–  Значит, Соня?

Юрек кивнул:

– Она веселая, у нее есть характер, ничего не боится. Подумает, что это какое-нибудь интересное приключение. Не станет переживать. Передаю ее в твои узловатые, костлявые руки. – И вопросительно посмотрел на Шабе.

– Можешь не беспокоиться, – ответил тот.

– Инсценировка должна быть безупречной. Необходимы убедительные доказательства, – пояснил Юрек, спешно обдумывая положение. – У меня есть друг, офицер карабинеров. Попрошу у него помощи и заставлю пообещать, что не скажет никому ни слова, только он все равно не сдержит обещания и сообщит кому надо, потому что он полицейский, настоящий полицейский, еще и протоколы заполнит. Однако нам нужно дать ему какие-то улики… конкретные и весомые. Угрозы, избиение… – Юрек шел по лужайке, и его мозг работал со скоростью и точностью компьютера. – Это должен быть серьезный урок, настолько, чтобы я оказался в больнице. Сигнал для полиции. Понимаешь?

– Постараемся не изуродовать тебе лицо. Оно должно остаться невредимым, чтобы ты мог войти в аэропорт, не вызвав подозрений. К тому же тебе необходимо быть в форме, иначе не сможешь стрелять.

– Найди профессиональных громил. Ты знаешь, как это сделать. И постарайся обойтись без своих обычных садистских приемов.

– Знаю. Но ты не можешь лишить меня моего личного удовольствия. Не беспокойся, – пообещал старик, – а для похищения мне скорее всего понадобится совсем другой человек. Такой, который будет оставаться в полном неведении, разумеется.

– Знаю одного подходящего типа. Жадный идиот, однако можно доверять. Работает в мастерской по разборке старых машин. Для связи с вами мне нужен посредник. По не он.

–  Тогда Ванниш.

–  Я уже думал об этом. Это верно, идеально подходит. И она нужна только для того, чтобы направить следствие по ложному следу…

– Но мы ведь не можем вовлечь в нашу операцию полмира.

–  Подробнее вводить ее в курс дела – немалый риск. Ситуация может усложниться.

– Для нее. Но не для дела, – холодно заметил Шабе.

–  Используйте письменные послания, пусть они остаются как доказательства. И будь осторожен с телефоном – мой будет прослушиваться. Сделай так, чтобы хотя бы один звонок ко мне прозвучал в каком-нибудь общественном месте, в баре, ресторане, где есть свидетели.

– А как пройдешь в аэропорт? – спросил Шабе.

– Там будет, конечно, особый контроль. Но мы ведь в Риме, где исключений всегда больше правил. Я знаю людей оттуда.

– А о детекторе подумал?

– Сильная наводка от радара может на какое-то время исказить изображение на контрольном мониторе. Запомни это имя: Томмазо Ланци. Контрабанда, красивая жизнь, долги, женщины. За деньги сделает все, что попросишь. Войду как пассажир на последний рейс в Лондон. Знаю одну стюардессу. Кэрол Декстер. Когда свободна, проститутка по вызову, контрабанда… Пригрози, если понадобится.

Они сели на скамью под деревом. Шабе внимательно посмотрел на Юрека. Старик был весьма озабочен.

–  Думаешь, выдержишь все это?

Юрек кивнул:

–  Другого выхода нет.

– Насколько все это реально?

–  Вполне реально, если не допустите ошибок.

Глаза старика сузились, превратившись в щелочки. Глядя вдаль, он спросил:

– А что потом будем делать с нашими… помощниками?

– Спецслужбы всех вычислят, это несомненно, – ответил Юрек. – Я сам, когда меня возьмут, вынужден буду дать им кое-какую необходимую информацию, чтобы мне поверили. И некоторые из них меня знают.

46
{"b":"159195","o":1}