ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ну хорошо, — опустил глаза Тот-Апис. — Я расскажу, какую милость оказал мне Повелитель Ночи.

Его рассказ был прямым, без прикрас; он только скрыл, что испугался.

— С ветром ничего нельзя поделать, — заключил он, — пока корабль не подойдет поближе. Судя по теперешнему положению галеры, им понадобится недели две, пока они заберутся так далеко на север. Поскольку течения встречные, им придется отклониться от курса, чтобы идти быстрее, так что у нас достаточно времени для подготовки.

— Что может задержать здесь пиратский корабль? — задумчиво спросил Рамвас. — Стигийская морская торговля не имеет большого значения для благополучия страны. Кроме того, можно предположить, что наши военные корабли справятся с корсаром.

Тот-Апис уставился куда-то в темноту.

— Тот, кто плывет на корабле, станет факелом и запалит пожар судьбы.

Офицер содрогнулся и сделал знак Сэта.

— Если это так, — заговорила Рахиба, и ее слова заставили мужчин задуматься, — то не станет ли и наше вмешательство той самой роковой искрой?

Тот-Апис кивнул:

— Возможно. Но если мы ничего не предпримем, вне всякого сомнения, что-нибудь другое все равно послужит запалом. Мы не сможем тогда потушить это пламя даже в водах Стикса. Тот-Кто-Сущий не стал бы являться мне, не имея на то причин.

Он повернулся к Рамвасу:

— Послушайте, почему я велел позвать вас. Магия открыла ваше имя и поведала еще нечто, что позволило моим слугам узнать о вас больше. Ведь вы однажды уже имели дело с Бэлит и владеете кое-чем, что способно заманить ее. Ради Бэлит Конан сделает все. — Он презрительно скривил губы. — Я видел, что он уже сейчас полностью в ее власти. Двухнедельное плавание еще туже затянет на нем петлю ее чар.

Рахиба опустила длинные ресницы:

— Мне кажется, он решительный мужчина. Вы не могли бы описать его подробнее, мой господин?

— И Бэлит тоже, если я могу попросить вас об этом, — добавил Рамвас.

Тот-Апис выполнил оба пожелания. Когда он закончил, дворянин поскреб подбородок и задумчиво произнес:

— Никакого сомнения — она ничуть не изменилась. Она была одной из моих невольниц. Мы взяли ее около трех лет назад во время охоты за рабами, вместе с ее братом. Я продал негров и оставил обоих белых, о чем до сих пор не перестаю сожалеть. Она настоящая чертовка, ей быстро удалось удрать, причем этот побег стоил мне двух отличных слуг. И братец ее не лучше.

— Волшебство поведало мне кое-что и о нем. Поэтому я и попросил вас доставить его сюда, — заметил Тот-Апис. — Но рассказывайте мне, рассказывайте еще…

Рамвас пожал плечами:

— Это шемит по имени, гм, Джихан — сильный, умный, скрытный, упрямый — опасно упрямый. Он тоже все время пытается бежать, но мы следим за тем, чтобы счастье не успело ему улыбнуться. Однако регулярно повторяющиеся свидания с кнутом исправили его не больше, чем заключение в каземате. Когда он в один прекрасный день голыми руками убил надзирателя, мне стало ясно, что из него уже никогда не получится работника и на полях проку от него мало. Тогда я велел избить его палками на глазах у его товарищей-рабов и поручил это дело одному умельцу. Тот знал, как причинить человеку незабываемые страдания. Затем я передал строптивца надзирателям в каменоломни под Пирамидой, где умеют обращаться с неисправимыми подонками.

Рахиба провела по щеке кончиками пальцев:

— Его можно извлечь оттуда и допросить?

— Не имеет смысла, милостивая госпожа, — заверил ее Рамвас. — Даже постоянная боль не сделала его более кротким. Он работает целыми днями, однако лишь потому, что в каменоломнях с рабов никогда не снимают цепи и поэтому ему не остается ничего иного. Я полагаю, ему только доставит удовольствие продемонстрировать нам свою строптивость, даже если потом его будут за это пытать.

— Пытки — глупость в любом случае! — нетерпеливо бросила жрица. — Я хочу познакомиться с ним!

— Для этого я и посылал за вами, — заверил ее Тот-Апис. Он повернулся к Рамвасу: — У нее имеются свои средства, ни один мужчина не в состоянии их применить. Но, несмотря ни на что, вовсе не обязательно приводить в мои священные апартаменты вонючего раба с каменоломен. Я покажу его вам там, где он находится, Рахиба.

Он нарисовал в воздухе знак и пробормотал несколько слов. В темном углу словно бы открылась невидимая дверь, и все трое заглянули в образовавшийся проем. Это была караулка. Повсюду сидели вооруженные люди, они разговаривали или играли в кости. Однако назвать их вид и поведение абсолютно беззаботными было нельзя; двое стражников стояли выпрямившись, положив правую руку на древки копий, а левую — на рукоятки коротких мечей.

Тот, кого они охраняли, сидел на скамье возле причудливо украшенной стены. В свете ламп было видно, что он еще молод, среднего роста, с широкими плечами, мускулистым телом. Жилы, как корабельные канаты, вздувались на руках. Одет лишь в грязную набедренную повязку; все тело покрывал слой засохшего пота и грязи. Свалявшиеся жирные волосы и борода темно-каштановые, но от грязи они казались темнее, чем на самом деле. Не раз разбитый, сломанный плоский нос не способствовал украшению лица, когда-то привлекательного, а теперь покрытого шрамами и кровоподтеками. Передние зубы почти все выбиты. Шрамы виднелись по всему телу. Левая лодыжка сломана и неправильно срослась. И все же в золотых, как у орла, глазах светилась прежняя несгибаемая гордость.

Наблюдавшим стали также слышны голоса и стук игральных костей. Один из солдат ворчал:

— Долго нам еще тут торчать? Мне утром заступать на вахту.

— Молчок! — предостерег его другой. — Сегодня ночью мы служим высокому господину.

— Это все из-за него, — буркнул первый упрямо и ткнул большим пальцем в сторону раба. — Эй, ты, и чего ты до сих пор не издох? Почти никто столько не продержался.

Он плюнул на босые ноги заключенного.

Джихан вскочил. Цепи, сковывающие его ноги, зазвенели. Он взмахнул руками, словно хотел с силой опустить оковы на череп обидчика. И в тот же миг наконечники копий коснулись его горла. Он, рыча, вынужден был подчиниться.

— Месть держит мою жизнь в теле! И месть свершится! Когда придет мой час! — с трудом глотая воздух, проговорил он на языке стигийцев с жестким акцентом. — Но ты не стоишь большего, чем ответный плевок.

Он отвернулся. Фреска за его спиной изображала Сэта, принимающего почести и жертвы. Узник плюнул на бога.

Стражники и Рамвас вскрикнули от ужаса.

— Они убьют его, если вы их не остановите! — крикнула Рахиба.

— Это осквернение божества! — сказал чародей дрожащим голосом.

— Есть наказание куда хуже смерти, — напомнила ему верховная жрица. — И он нам еще пригодится для Повелителя Подземного мира.

Тот-Апис резко кивнул и нарисовал в воздухе еще один знак, прежде чем произнести суровый приказ.

— Оставьте его в покое! Его жребий уже определила сама Судьба!

Стражники прислушались. Исполненные благоговейного ужаса, они отшатнулись от Джихана. Тот вызывающе ухмылялся им. Чародей жестом стер видение.

— Что нам делать с ним? — спросил он после короткого молчания.

Этот вопрос вырвал Рахибу из задумчивости. Она лениво улыбнулась:

— Я сделаю из него все, что потребуется, Повелитель.

— Как?

— Ну уж не кнутом и не заключением в клетку. Нет, доставьте его в замок Мантикора, умойте, подлечите, оденьте, накормите вкусно и сытно, не забывая о вине. Постелите ему мягкую постель в роскошной комнате со свежим, ароматным воздухом. Когда он как следует отдохнет, я навещу его, и вскоре после этого мы узнаем очень много.

Тот-Апис чуть улыбнулся уголками губ:

— Я уже просчитал эту возможность, Рахиба. Пусть будет так.

И вновь обратился к Рамвасу.

— Вы достойны доверия, — сказал он и добавил почти угрожающе: — по меньшей мере, я надеюсь на это.

Офицер немного отодвинулся, испуганный.

— В любом случае, я буду стараться, мой господин, — ответил он не вполне твердым голосом.

4
{"b":"1592","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Гимназия неблагородных девиц
Кулинарная кругосветка. Любимые рецепты со всего мира
Методика доктора Ковалькова. Победа над весом
Юрий Андропов. На пути к власти
Каждому своё 2
Канатоходка
Пророчество Паладина. Негодяйка
Точка обмана
В глубине ноября