ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Скрытые кустарником, на склонах лежали люди и пристально смотрели вниз. Расстояние делало фигуры проходящих по долине людей крошечными, однако не скрывало их численности. В авангарде шла кавалерия, боевые колесницы гремели следом, за ними выступали, плотно сомкнув ряды, пехотинцы, после них, защищенные арьергардом, тряслись повозки с провиантом. Вся эта живая лента заполняла всю ширину мощеной дороги на две-три мили. Сверкал металл, развевались вымпелы, над головами вздымались штандарты; копья и пики колебались, как колосья на ветру. Даже здесь, наверху, до наблюдателей доносились звуки шагов, гром копыт, грохот колес и беспрерывный барабанный бой.

Конан присвистнул сквозь зубы.

— Ваши разведчики не ошиблись, — пробормотал он. — Скорее, они еще и недооценили их численность. Это, должно быть, все боевые силы средней Стигии, со всеми резервами, какие они смогли мобилизовать в спешке…

— И если только их возглавляет Ментуфер… — Авзар не закончил фразы.

— Ты действительно думаешь, что это так? У тебя нет никаких данных, кроме слов этих разведчиков, простых горцев.

— Они отличные наблюдатели, а я достаточно побродил по стране, чтобы понять то, что они описывают. Только король носит знамена с серебряной змеей на черном фоне и бронзовым коршуном на острие древка. Он намерен покончить с нами раз и навсегда.

— Да, — сказал Конан свирепо. Его взгляд блуждал по армии. Дорога огибала холм, который скрывал то, что происходило за поворотом. Поднимался высокий столб дыма, и в небе не кружило ни одного стервятника — вместо этого все они сидели на земле и набивали животы. Еще вчера там располагалась живописная мирная деревня Рашт среди полей, фруктовых садов и лугов. Люди Авзара не предупредили жителей, чтобы те бежали, потому что никак не ожидали резни. Они полагали, стигийцы будут спешить изловить поскорей Авзара.

— Он истребит всех тайянцев и после этого заселит страну своими людьми.

— Этого не будет! — поклялась Дарис. — Сегодня придет конец его владычеству!

— Будет так, как решит судьба. — Голос Авзара был искажен мукой. — Если мы, несмотря ни на что, проиграем, тогда вспомните о том, что я решил. Я прикажу всем вождям дать распоряжение их кланам спрятать оружие, после чего сам сдамся, дабы Тайя не была уничтожена полностью.

— Сперва, — сухо сказал Конан, — мы, вероятно, должны все же провести в жизнь наш план. Вы вряд ли знаете точное количество наших воинов, но их наверняка больше, чем врагов. И если им недостает солдатской выучки и боевого снаряжения, то этого не скажешь об их мужестве, а кроме того, у нас преимущество в том, что мы имеем отличную позицию для нападения. Да еще с нами легендарная Секира.

Авзар и Дарис взглянули на него с таким почтением, что он почувствовал себя неуютно. Проклятье, он вовсе не воплощение легендарного героя, он простой варвар, искатель приключений.

Однако случай, или предопределение, или соперничество между богами превратили его в символ, в героическую личность, чтобы сплотить вокруг себя повстанцев и вдохнуть в них мужество и надежду одним лишь своим присутствием. Уже не раз в этой горной стране случались волнения, но никогда прежде не разрастались они лесным пожаром, как нынче. Во время своего похода на запад Авзар провозгласил, что поблизости от границы он встретил Носящего Секиру. Весть эту разослал он со скороходами, что от стойбища к стойбищу несли стрелу войны, ее передавали друг другу охотники и пастухи, она загорелась в сигнальных кострах на вершинах гор и гребнях холмов, и, вероятно, не обошлось здесь без древних загадочных чар. Повсюду в стране юноши, мужи, крепкие старики и ловкие девушки брались за оружие и запасали продукты на дорогу, чтобы примкнуть к главе клана Варуны. Дикая орда то была. Конан мог лишь надеяться, что ему удастся с помощью опытных тайянских воинов хоть немного привнести в эту пеструю армию основные представления о воинском искусстве.

Между тем Шуат со своим отрядом продвигался без помех и в такой спешке, что встречавшиеся по пути тайянские поселения он оставлял нетронутыми. Вероятно, он получил от своего монарха некий приказ, присланный с почтовым голубем или каким-то другим образом, изменить свои планы, потому что на границе провинции он остановился и стал ждать королевскую армию. Теперь его отряд был лишь частью огромного соединения, которое находило время для убийств и опустошений, двигаясь навстречу Авзару.

Но здесь, в горах, они не нашли ничего, что привлекло бы их внимание, и стигийцы из долины не заметили бы ни малейшего следа тысяч людей, собравшихся вместе для того, чтобы поставить заслон захватчикам.

— Идем, — буркнул Конан.

Он и его спутники отползли немного назад. Когда уже не оставалось никакой опасности, что их случайно приметят снизу, они поднялись на ноги.

В ложбине за гребнем холма ждали около сотни конных и столько же пеших солдат. Больше в одном месте собраться не могло, чтобы не выдать своего присутствия. Кроме этих, всадников было очень немного, однако отряды примерно той же величины притаились в засаде по всей долине. Их план был таков: напасть на стигийцев в многочисленных разрозненных точках, разбить королевскую армию на отдельные части и задушить их по отдельности.

Отряд Конана должен ударить первым и напасть на авангард врага, это станет сигналом для остальных. Поэтому люди Конана были вооружены лучше, чем все прочие. У них были шлемы, кирасы или кольчуги; у некоторых имелись даже железные перчатки и поножи.

Дарис вскочила в седло. Одетая лишь в тунику, она вооружилась луком и кинжалом. Она потуже затянула пояс — свой добрый талисман. Перекинула через плечо колчан, полный стрел, и приняла у седоволосого старика из своего клана штандарт. Знамя было соткано в храме Митры и изображало золотой солнечный диск в венце лучей на небесно-голубом поле.

— Вот ведь времечко, — ворчал Сакумба. — Все так скучно и монотонно, никаких тебе женщин, да и пива не вдосталь. Можно только надеяться, что сегодня возьмем хорошую добычу.

Конан усмехнулся. Он взял субанца в свое отделение, потому что тот единственный мог с ними объясняться — через их предводителя. Сделал он это еще и потому, что знал, какие они великолепные бойцы. Кроме того, негры сделают отряд более устрашающим. Темная кожа, казалось, впитала в себя лучи горного солнца, а чужеземная одежда делала их внешность еще более пугающей.

— Не могу себе представить, чтобы король Стигии путешествовал как нищий, — сказал киммериец, — как насчет тарелок и ложек из благородных металлов, украшенных драгоценными камнями? Или редких вин и пряностей? Роскошных шелковых одежд? Ларцов, полных золота? Нам нужно всего лишь победить, и тогда вы сможете неплохо послужить себе.

Сакумба пронзительно рассмеялся и передал своим людям содержание разговора. Они испустили ликующие вопли, все, кроме Гонги, их медика. Он тоже вооружился для боя, однако свое покрытое шрамами тело разрисовал мистическими знаками, на шею повесил ожерелье из человеческих зубов и пальцев; при нем посох, трещотка, а на поясе висела кожаная сумка с различными чародейскими средствами.

Фалко скакал рядом с Дарис. Он отдохнул и не страдал больше от боли, но нога поправилась еще не окончательно. Но он уверял, что это не играет никакой роли, пока он сидит на крепком стигийском мерине. Кроме доспеха и каски, украшенной султаном из перьев, на нем был развевающийся на ветру багряный плащ. Пика в его руке дрожала, как осенняя листва по весне.

Конан, роскошно облаченный в кольчужную рубаху, крылатый шлем и шаровары, заправленные в сапоги с металлическими пластинами и золотыми шпорами, повернулся к Авзару. Он был так же серьезен, как и тайянец.

— Поднимается буря, и никто теперь не скажет, в каком направлении задует ветер. Если будет на то милость богов, мы встретимся вновь — победителями. А если нет, вождь, то благодарю тебя за доброту и прошу Митру взять тебя к себе.

— И я благодарю тебя от имени всей Тайи, — откликнулся Авзар. — Что бы ни случилось впредь, покуда жив народ, жива будет память о тебе.

47
{"b":"1592","o":1}