ЛитМир - Электронная Библиотека

Хокай протиснулся через лаз на кухню и быстро огляделся вокруг, потом направился в гостиную. Здесь он незамедлительно прыгнул на кушетку рядом с мальчиком и начал тереться об него. Мальчик, не глядя, протянул руку и погладил кота.

— Никогда не видела, чтобы Хокай делал что-то подобное, — тихо проговорила Нест. Росс скупо улыбнулся. — Значит, она дала тебе сеть?

Он кивнул.

— Когда цыганский морф появится в первый раз, сказала она, он материализуется в сиянии — вроде облачка сверкающих пылинок. Как только это произойдет, я должен накинуть сеть. Они устремятся на свет, а сеть сама собой сомкнётся вокруг них и запечатает. Потом мне нужно будет выбраться оттуда как можно скорей, потому что излучение магии в результате изменения морфа привлечет демонов.

— И все получилось?

Он поднял чашку с блюдечка и держал ее перед собой.

Джон вспоминал, как все началось, как будто его рассказ пробудил эти воспоминания. Он отправился в пещеру на рассвете, многократно проиграв свою роль, обследовав все закоулки так, чтобы знать их с закрытыми глазами. Был жуткий холод, два дня шли дожди, поэтому было еще и сыро. Туман клубился над пляжем, зависая над водой густой пеленой. Океан издавал могучий утробный рокот, когда волна ударялась о берег. Чайки тревожно вскрикивали, паря над водой в поисках пищи.

Он снова позаимствовал «Шеви» миссис Стэплз. Оставив автомобиль у обочины, где подступ к пляжу был самым удобным, Джон вышел в туман и серую морось — одинокий охотник в бледных лучах рассвета — и отправился по песчаной тропе к своей цели.

Внутри было довольно темно, но он прихватил фонарик. Он не знал в точности, сколько придется ждать, знал лишь, что морф должен появиться до заката. Поэтому, кроме фонарика и врученной ему Госпожой сети, он нес одеяло и корзинку с провизией. В воспоминаниях умершего Рыцаря содержалась информация о предполагаемом месте, где появится морф: на ее основании Джон и расположился в пещере.

Спустя некоторое время он начал видеть пожирателей. Вначале — всего парочку, потом — еще двух-трех, затем — полдюжины. Все они свешивались из темных углов и закоулков, хищно сверкая глазами. При виде их Росс не удивился; пожиратели всегда следят за ним, привлеченные его магией, выжидая, когда он пустит ее в ход. Прежде он не замечал их отсутствия, а теперь мало обращал внимания на их появление.

Но, когда утро плавно перетекло в день, число пожирателей начало расти так стремительно, что их уже было не сосчитать. Они словно чувствовали нечто необычное. Может, даже знали, что должно произойти. Но само по себе такое их количество в одном месте нельзя было назвать добрым знаком. Другие магические существа реагируют на них и могут появиться здесь, привлеченные ими.

Росс поднялся и прошел из одного конца пещеры в другой, загоняя пожирателей обратно в темноту. Их глаза вначале исчезали, но потом снова высверкивали из углов. Дневной свет, бледный и чахлый, освещал вход в пещеру, пробиваясь сквозь завесу из листьев и лишайников. Джон внимательно всматривался в сторону пляжа, абсолютно пустого. Никаких признаков жизни, если не считать чаек. Лишь океан с глухим шумом перекатывал волны.

В середине дня он съел ленч и выпил бутылку воды, не в силах больше сидеть и ждать. Число пожирателей стало просто огромным. На пляже начали появляться люди — они прохаживались, выгуливали собак, играли с детьми. Проходили мимо, не останавливаясь, но все равно их вид рождал в Россе тревогу. Он ощущал, основываясь на количестве пожирателей и собственном ощущении присутствия неземной магии: морф вскоре должен появиться. Дикая магия уже сгущалась, поступая из эфира в виде волн, затуманивающих сознание и обостряющих интуицию.

Он уже поднялся на ноги, держа в руках сеть, сбросив парку, когда магия наконец стала собираться в сгусток. Это вызвало сильный порыв ветра, швырнувший Росса на колени и прокатившийся по пещере с неистовой силой. В лицо ему полетели брызги воды; глаза пожирателей блеснули и закрылись. Сгорбившись и прищурив глаза, Джон наблюдал, как над выступом в скале материализуется нечто, вначале темное, потом медленно светлеющее. Началось! Он подкрался поближе, среди неистовства стихии, шумной и яростной, крепко прижав сеть к груди. Он боялся, как бы ураган не изорвал ее в клочья. Но другой у него не было, только эта, врученная Госпожой.

Яркий свет начал усиливаться, вспышки сливались в одну. Появились пылинки, вращающиеся в светящейся дымке, образуя некую сияющую форму на фоне темноты и теней. Росс крепко стоял на ногах, не обращая внимания на шум и свист ветра, на водяные брызги и трудность движения сквозь завесу магии. Он должен быть готов, когда момент наступит. Медлить нельзя.

Когда танцующие пылинки внезапно уплотнились, начав образовывать в воздухе форму, он бросил сеть. Она сложилась на ветру в подобие паруса и пролетела в темноте, сомкнувшись вокруг сверкающей формы.

В одно мгновение ветер утих, и свет погас. Вокруг воцарилась мертвая тишина. Росс стоял, замерев, ощущая лишь звон в ушах, стараясь привыкнуть к внезапной перемене освещения. Он дышал медленно и глубоко, прислушивался и ждал.

Потом снова начали появляться глаза пожирателей, сверкая из теней, где они прятались. Снаружи доносились крики чаек и рокот прибоя. Он двинулся вперед, к выступу скалы, чувствуя под ногами холодную и мокрую поверхность камня. Он не хотел включать фонарь, боясь, что это все испортит.

И нашел сеть вместе с добычей в углублении внутри выступа. Сеть оказалась непрозрачной, внутри нее шевелился пленник, испускающий свечение сквозь ячейки сети. Джон поднял сеть и понес к выходу из пещеры, где при свете солнца смог рассмотреть добычу.

Сеть меняла форму с такой скоростью, что он едва успевал следить за изменениями. Она шевелилась, извивалась, раскачивалась, и с каждым движением наружу просачивалось сияние.

Одного взгляда на пляж было достаточно, чтобы понять: окрестности опустели. Крепко удерживая сеть вместе с содержимым, прижав к груди, Росс быстрой походкой двинулся к машине.

И почти добрался до нее, когда появился первый демон.

В дверном проеме вдруг нарисовалась фигура молодой женщины с маленькой девочкой на руках, и Джон замолчал. Женщина была худой и выглядела измученной. Она устремила взгляд темных глаз на Джона и оставалась на месте, наблюдая за ним, словно читая его мысли.

Нест, сидевшая спиной ко входу, развернулась на стуле.

— Доброе утро, — произнесла она, улыбаясь гостям. — Хорошо поспали?

Молодая женщина кивнула, все еще не сводя глаз с Росса.

— Мы не пропустили завтрак?

— Нет, нет, мы как раз ждали вас, — Нест перевела взгляд на Росса. — Это Джон Росс. Джон, а это Беннетт Скотт и ее дочь, Харпер.

Росс кивнул.

— Рад познакомиться.

— Я тоже, — отвечала Беннетт, но в глазах ее ясно читалось сомнение. — Вы, наверное, появились поздно ночью?

— Где-то после полуночи.

— Это ваш сын? — она обернулась в направлении гостиной, где мальчик — цыганский морф устроился на диване, глядя в парк.

Росс замешкался было, не зная, что ответить. Потом произнес:

— Да.

— Как его зовут?

Росс взглянул на Нест.

— Джон-младший. Мы зовем его Малыш Джон.

— Малыш Джон, — задумчиво повторила Беннетт.

— Немного старомодно, — Росс скупо улыбнулся.

— Ябосный, — тихо пробубнила Харпер, обхватив руку матери и прижавшись к ней.

Нест поднялась и принесла из холодильника бутылку сока, налив немного в чашечку, из которой пила малышка, оставив Росса наедине с Беннетт, которая продолжала рассматривать его в упор.

— Сколько лет Малышу Джону? — задала она обычный вопрос, но в голосе звучали немного истерические нотки.

— Четыре года и два месяца, — улыбнулся Росс. — Мы приехали погостить на несколько дней, а потом двинемся в дорогу.

Беннетт Скотт прикусила губу.

— Вчера здесь появлялся священник, он спрашивал о вас. Финдо Гаск. Странное имя. Я сказала, что незнакома с вами. Но теперь, пожалуй, мне бы пришлось ответить иначе.

21
{"b":"159208","o":1}