ЛитМир - Электронная Библиотека

Она закрыла глаза и обхватила себя руками, подумав, как ей станет хорошо, когда Пенни принесет наркотики. Тогда она примет ровно столько, чтобы продержаться ночь, а остальное прибережет на потом. Купит столько, сколько сумеет. Порошок отличный, неизвестно, что это такое — мелкий, блестящий. Интересно, как Пенни сумела найти такую отличную штуку, но от нее летишь все выше и выше! Пенни сказала, что даст ей бесплатно, но Беннетт не особенно поверила. Бесплатно бывает в первый раз — а это уже случилось вчера. Сегодня надо будет заплатить. Ведь Пенни же за него платила. Должна была.

Телефон снова зазвонил, но она не стала снимать трубку. Ей некому звонить. Она начала волноваться: а вдруг Нест уже хватилась ее и приедет до того, как появится Пенни. Она подтащила сумку к парадной двери и выглянула в темноту. Машины проезжали мимо — их было не так уж много; фары тускло поблескивали сквозь снежную пелену. Как же хочется поскорее принять дозу!

К тому времени, когда машина наконец появилась в переулке, нетерпение Беннетт было столь сильным, что по коже ползли мурашки. Она выглянула из окна, спрятавшись за занавеской, — мало ли кто мог приехать. Когда открылась дверца машины и показалась голова Пенни в стиле Сиротки Энни, Беннетт шумно вздохнула с облегчением и бросилась к дверям.

— Ого, малышка, да ты уже на взводе! — захихикала Пенни, войдя внутрь, запуская вместе с собой волну холода. — Ну, давай взлетим вместе прямо сейчас!

Они вдохнули, не отходя от дверей, усевшись на полу, скрестив ноги, приблизив головы, шепча друг другу слова поддержки и смеясь. Тут неважно, что говорится и какие слова используются, какие мысли. Все теряет важность в процессе приема наркотика и ожидания первого сияющего полета.

Беннетт не знала, сколько порошка она использовала, но она почувствовала, как ее оглушило, она едва не задохнулась, а потом начала отлетать. Она откинула голову назад, рот открылся, и все в мире исчезло — кроме ее чувств.

— Вот ты и полетела, — прошептала Пенни — где-то далеко, далеко, и голос ее был тихим, едва слышным: словно рябь на воде. — Давай же, девочка. Мама хочет, чтобы ее хорошенько продрали!

Беннетт рассмеялась и воспарила, и все вокруг стало напоминать сахарную вату. Она едва сумела очнуться, когда Пенни поднялась на нога и открыла парадную дверь. Едва заметила старика в черном, который вошел в дом и стоял, глядя на нее.

— Эй, подружка, — прошипела Пенни, и тон ее голоса переменился: теперь он звучал колко и язвительно. — Хочешь получить сюрприз? Посмотри, кто пришел к нам на вечеринку!

Беннетт подняла глаза и сквозь сонную пелену увидела приближавшегося Финдо Гаска.

Была уже половина десятого, когда Нест хватилась Беннетт Скотт. Она отлично проводила время с друзьями. Некоторых из присутствующих она знала с детства. Они обменивались воспоминаниями, разговаривали о жизни. Роберт привлекал всеобщее внимание, отпуская колкие шуточки насчет вчерашней сверхосторожности Джона Росса на спуске. Нест терпела его выпады, потому что знала, каков он на самом деле, но иногда Роберта явно заносило. К счастью, Эми была тут как тут, хотя и чувствовала себя не очень хорошо, и, когда Нест завела с ней разговор о беременности и детях, Роберт поспешно ретировался.

Нест то и дело заходила в игровую узнать, как ребята. Она играла в этом доме, когда была ребенком, так что планировка была ей хорошо известна. Игровая была расположена абсолютно безопасно. Единственный выход открывался на лестницу, ведущую в главный коридор. Никаких наружных дверей или окон. Девочки, выполнявшие роль беби-ситтеров, знали, что заходить сюда можно только родителям и их друзьям, и в случае чего обратились бы за помощью.

Харпер отлично себя чувствовала в компании детей, но Малыш Джон забился в угол и сидел неподвижно. Нест надеялась, что в течение вечера хоть что-нибудь изменится, но ничего не изменилось. Все попытки заставить его присоединиться к играм потерпели фиаско, и Нест наконец сдалась.

Пару раз на глаза попадалась Беннетт, но с ней, кажется, все было в порядке, и она перестала беспокоиться.

Но когда стало поздно и Нест задумалась, как добираться до дому, она вдруг поняла, что, пожалуй, уже давно не видела Беннетт. Она дважды обошла весь дом в поисках своей гостьи, потом отозвала Роберта в сторонку.

— Мне бы не хотелось поднимать шум, но я что-то никак не найду Беннетт Скотт, — тихо поделилась она с ним. По ее виду Роберт понял: дело нечисто.

Он поднял и опустил бровь: знакомый жест.

— Может быть, она пошла домой.

— Без Харпер?

Он пожал плечами.

— Вдруг она заболела. Ты уверена, что ее здесь нет? Хочешь, я поспрашиваю народ?

Она резко повернулась и побежала вниз по лестнице в игровую. Присев возле Харпер, которая сосредоточенно строила что-то из конструктора, она спросила, здесь ли мамочка.

Харпер едва подняла на нее взгляд:

— Мамочка уела пока-пока.

Нест почувствовала, как разом пересохло в горле.

— Она сказала тебе это, Харпер? Сказала «пока-пока»?

Харпер кивнула:

— Да.

Нест быстро вскочила и беспомощно огляделась. Когда же ушла Беннетт? Давно ли? И куда она могла уйти, оставив Харпер, никому не сказав ни слова, без машины? Она знала ответ еще до того, как вопросы закончились, и ощутила прилив гнева и отчаяния.

Нест снова поднялась по лестнице и начала искать Роберта. Конечно, она отправится на поиски — пусть даже толком не зная, с чего начать. Позвонит Джону домой, чтобы тот позаботился о детях, а сама, тем временем возьмет машину и поедет.

«В метель, когда все вокруг закрыто, когда машины едва движутся? В такую ночь, когда ветер пробирает до костей и можно просто-напросто замерзнуть до смерти?»

Она почувствовала, как ощущение бессмысленности поиска вот-вот захлестнет ее, но силой подавила сомнения. Нашла Роберта, спускавшегося со второго этажа и огорченно качающего головой:

— Я смотрел везде, Нест. Готов поклясться, но…

Нест махнула рукой, не слушая дальше.

— Она ушла. Это я узнала от Харпер. Иногда она пропадает. Я не знаю, почему.

Роберт тяжело вздохнул.

— Но можешь догадаться. Верно? Она ведь наркоманка, Нест. Я вплел следы на руках. — Он покачал головой. — Смотри, это не мое дело, но…

— Не начинай снова, Роберт, ладно? — Она с такой силой вцепилась в его запястье, что он вздрогнул. — Не надо читать мне лекций по поводу того, с кем мне водиться, а с кем — нет, не говори про Беннетт и Джона Росса, про все странности, происходящие с ними, которые ты помнишь уже пятнадцать лет! Только заведи машину, а я соберу детей, и мы поедем домой!

Она отпустила его запястье.

— Как думаешь, ты сможешь это сделать?

Он выглядел оскорбленным.

— А ты думала! Фигня какая!

Она потрепала его по щеке.

— Хороший ты парень, Роберт. Просто хлопот с тобой много. Ну да ладно, пойдем.

Демоны засунули Беннетт Скотт в парку и вывели из дома в ночь, позволив наркотикам у нее в крови делать свое дело. Снег падал, не прекращаясь, дул сильный ветер, и от холода волосы покрывались инеем, но Беннетт Скотт парила где-то вне тела, едва осознавая что-либо, кроме кайфа, совсем не связанного с реальностью. Иногда что-то в окружении становилось четким — порыв ветра, лица Финдо Гаска и Пенни Дредфул, которые поддерживали ее с обеих сторон. Но в основном она лишь слышала шум в ушах и ощущала чудесный покой.

Финдо Гаск оставил все в доме как есть, аккуратно закрыв дверь, но не запирая ее. Он не хотел, чтобы Нест Фримарк, вернувшись домой, что-либо обнаружила, дабы не напугать ее. Если она станет слишком осторожной, это может испортить впечатление от сюрприза, который Финдо оставил для нее.

Под непрерывную болтовню и хихиканье Пенни они забрались в машину и стали задним ходом выбираться из Вудлауна, оставили машину у входа в парк и пешком пошли дальше. Синиссипи-парк был настоящей морозной черной дырой: темнота — хоть глаз выколи. Фонари, прежде горевшие, теперь потухли из-за аварии на станции, а стена из снега закрывала бледные далекие огоньки жилищ. Подобный парк с тем же успехом мог бы находиться на Луне.

47
{"b":"159208","o":1}