ЛитМир - Электронная Библиотека

Она предупреждающе взглянула на Духа, выразив в этом взгляде все, что хотела. Волк-призрак едва взглянул на нее в ответ. Глаза его сверкали. Потом отвернулся.

— Малыш Джон, — приговаривала она. — Скажи, что ты хочешь. Пожалуйста, мой маленький.

Он поднял голову и снова удостоверился, что Дух не пытается приблизиться.

— Он не вернется ко мне, не будет жить внутри меня. Он не принадлежит мне. И никогда этого не хотел. Это было моей ошибкой, Малыш Джон. Я заставила его. Но теперь он не вернется. Я не позволю этому случиться. Все в порядке. Остались только ты и я.

Наверху все затихло, запахло дымом. Нест ощутила жар пламени. В доме пожар, и у нее мало времени. Если не удастся пробиться к нему сейчас, значит, не удастся никогда. Она должна забрать его, но нельзя прерывать начавшийся процесс. Она была близка к нему так, как никогда. Чувствовала, что он готов раскрыть свою тайну. Над головой что-то взорвалось, и она даже представить себе не могла, с чем встретится, когда выведет наверх детей.

— Я люблю тебя, Малыш Джон, — прошептала она, и в голосе ее послышалось отчаяние.

Она почувствовала, как он шевелится у нее в руках, прижимаясь все теснее.

— Скажи же, что ты хочешь, малыш, — умоляла она.

И когда он сделал это, оно оказалось не тем, чего она ожидала, но много, много лучше: на такое Нест просто не могла надеяться.

Глава 28

Рождество.

Побитый и растрепанный, в разорванной одежде, Финдо Гаск медленно двигался по коридору старого викторианского особняка в поисках Нест Фримарк. Он потерял свой черный котелок и львиную долю хладнокровия. Но Книгу Имен по-прежнему крепко прижимал к груди. За его спиной языки пламени уже начинали лизать стену, пробиваясь сквозь потолок, кровожадно гудя. Его странные серые глаза горели не меньше, чем огонь за спиной, гневом, разочарованием, тоской.

Джон Росс и Нест Фримарк оказались куда сильнее и смелее, чем он предполагал. Он и поверить не мог, что им достанет безрассудства явиться сюда, к нему, и напасть на него в таких более чем невыгодных для них обстоятельствах. И не потеря Твитча и Пенни, а по всей вероятности, и эр'дроха тревожила его. Их всех легко заменить. Его чрезвычайно задело нахальство, с каким Росс и Нест Фримарк ответили на его вызов, в то время как он уже считал их полностью в своей власти.

Он гордился собственной осторожностью и тщательностью. И считал, что его невозможно было захватить врасплох, но события этой ночи совершенно выбили его из колеи.

Морщинистое лицо сжалось от напряжения. И ничего уже не изменить. Самое лучшее, что он мог сделать — вернуть прежний порядок вещей. Убедиться в том, чтобы Нест Фримарк, буде она еще жива, больше таковой не оставалась. Потом от него потребуется найти цыганского морфа и, по крайней мере, воспрепятствовать тому, чтобы он когда-либо мог послужить Слову.

Дойдя до лестницы, ведущей в подвал, он замер. Внизу было совершенно светло, но никакого движения, никаких звуков. Кто бы ни остался в живых, сейчас он затаился. Потом он услышал шевеление, детский голосок, и понял: им от него не уйти. Финдо начал спускаться. Увидев Нест Фримарк, он быстро юркнул в тень. Как с ней лучше всего справиться? Она попытается улизнуть, забрав детей. И в первую очередь подумает именно о детях, а не о Россе. Она явилась сюда спасти детей, правильно догадавшись: ожидание делу не поможет, и в результате обмена они все погибнут.

Она была умна и сильна. Как жаль, что она перестала быть дочерью своего отца! За долгие годы службы Пустоте Гаск никогда не встречал никого, хоть немного напоминавшего ее.

Он тяжело вздохнул. Подожду снаружи, решил он, а там уж…

Когда она появилась на заднем крыльце, он уже стоял в тени изгороди, преграждая путь. Видел ее отчетливо в отсветах пламени. Она несла на руках девочку, а лесовик ехал у нее на плече. Мальчика нигде не было видно.

Когда Нест вышла на крыльцо. Гаск шагнул навстречу.

— Мисс Фримарк! — резко окликнул он. — Не стоит так спешить! У вас еще осталось кое-что, принадлежащее мне!

Она остановилась на нижней ступеньке и молча уставилась на него.

Она не запаниковала. Не повернула назад и не попыталась убежать.

— Мы закончили это дело, вы и я, мисс Фримарк, — произнес он, подходя ближе. — Игра окончена. Остались лишь мы с вами. — Он сделал паузу. — Вы ведь уничтожили эр'дроха, верно?

Она едва заметно кивнула. Как будто пыталась в чем-то убедить себя.

— Поздравляю! — воскликнул он. — Я и не думал, что такое возможно. Эр'дрох фактически неуничтожим. Так что счет равный, правда? Мистер Росс уничтожил Твитча и Пенни, а они уничтожили мистера Росса и помощника шерифа. Остались только мы с вами.

К чести своей, она почти не отреагировала на его слова. Просто стояла молча и наблюдала. Ему не нравились ее спокойствие и неподвижность. Она ведь сделана из огня и мощных энергий, значит, должна реагировать гораздо сильнее.

— Подумайте, насколько проще было бы все, прислушайся вы к моим словам в тот первый день, когда я просил вас о помощи, — он вздохнул. — Вы были так упрямы, и это многого вам стоило. И вот теперь мы вернулись в ту же точку, откуда все началось. Давайте попробуем снова, в последний раз. Дайте мне то, что я хочу. Отдайте мне цыганского морфа, и я навсегда исчезну из вашей жизни!

Ее губ коснулась легчайшая из улыбок.

— Вот ведь незадача, мистер Гаск. У вас ведь уже имелось то, чего вы так отчаянно добиваетесь, а вы даже не поняли. Он же был у вас под носом. Малыш Джон и был цыганским морфом, которого вы искали. В своей последней трансформации он стал ребенком. Ну как, мистер Гаск?

Финдо Гаск перестал улыбаться.

— Вы лжете, мисс Фримарк!

Она покачала головой.

— Вы же знаете, что не лгу. Вы и сами это чувствуете. Демоны распознают ложь очень легко, ведь они сами специалисты в этой области. Нет, мистер Гаск, морф был у вас. Это одна из причин, по которой мы с Джоном пришли сюда — и вы все равно не стали бы отдавать нам детей, а другого способа получить их назад у нас не было.

Она устроила девочку на руках немного уютнее. Ребенок уткнулся головой ей в плечо.

— Кстати, он потерян для нас обоих. Вот вам и еще одна скверная шутка. Вы ведь заметили, что его нет со мной? И знаете, в чем дело? Его время истекло. Его магия рассыпалась на частицы там, в подвале. Он исчез. Пфф — и нет его! Так что вы правы — остались только мы с вами.

Финдо Гаск внимательно изучал ее, исследовал лицо, глаза, в то время как слова эхом звучали у него в мозгу.

Не лжет ли она? Вряд ли. Но если морф самоуничтожился, разве бы он не почувствовал этого? Нет, ответил Гаск сам себе: магия повсюду в этом доме, он буквально наполнен ею, поэтому различить источник ее излучения вряд ли возможно.

— Посмотрите мне в глаза, мистер Гаск, — тихо, но твердо промолвила Нест. — Что вы видите?

И он увидел: она говорит правду. Морф был мальчиком все это время, а теперь мальчик исчез. Его магия рассыпалась на куски. И теперь до нее не добраться. Вот что он увидел.

И почувствовал жжение в горле.

— От вас постоянно одни неприятности, мисс Фримарк, — сказал он. — Может быть, для вас настало время расплаты за ваше глупое поведение?

— Ага, значит, теперь вы собираетесь убить меня, — задумчиво произнесла она. — Но вы ведь и прежде этого хотели, верно?

— Да, и вы это знали. Поэтому и явились сюда, не дожидаясь моего звонка?

Он сделал к ней шаг.

— Будь я на вашем месте, я не стала бы приближаться, мистер Гаск, — отрывисто бросила Нест. — Я могу защитить себя лучше, чем кто-либо другой.

Она посмотрела вправо, и Гаск автоматически проследил за направлением ее взгляда. Гигантский волк-призрак, с которым не посчастливилось встретиться эр'дроху, наблюдал за ним из тени, низко пригнув голову и подобравшись всем телом. Гаск изучал его ровно одну секунду, удивляясь, что тот все еще жив, выстоял в битве с эр'дрохом. Он-то думал, эр'дрох стоит любого противника. Да уж, никогда нельзя ничего знать наверняка.

69
{"b":"159208","o":1}