ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Оно применимо, когда твое положение отчаянное, — ответил Араван.

Он быстро повернулся на месте и схватил шпагу со стеллажа с оружием и, как множество раз на бесчисленных тренировках, сделал несколько выпадов и метнул ее в стог, шпага вошла в сено по самый эфес рядом с копьем.

От удивления рот Бэйра принял очертания буквы «О», а Араван сказал:

— Когда–нибудь я обучу тебя этому приему.

Бэйр, которому почти уже исполнилось двенадцать лет, сидел на земле против Тилларона Неутомимого Охотника, зеленоглазого, ладно скроенного лаэна, считавшегося одним из лучших воинов Митгара. Алор откинул назад прядь желто–золотых волос и произнес:

— Расскажи мне о рюптах.

Бэйр, нахмурившись, задумался:

— Но я знаю только то, что прочитал в архиве.

— Этого будет достаточно.

Бэйр сделал глубокий вдох и, как школьник, отвечая хорошо подготовленный урок, начал:

— Хм, рюпты: они выше ростом, чем варорцы, на три или четыре ладони, черные, с костлявыми руками и кривыми ногами; с ушами, как крылья летучей мыши, и глазами, как у гадюки, — желтыми и узкими. Они широкоротые, с редкими заостренными зубами.

Бэйр замолчал, чтобы перевести дух и собраться с мыслями, а Тилларон спросил:

— Расскажи мне, каким оружием они пользуются.

— В основном они дерутся дубинами и молотками, хотя некоторые из них пользуются луками, их черные стрелы частенько пропитаны ядом. Их главное преимущество в огромной численности, они набрасываются на противника, как полчища саранчи на поле, — так сказано о них в свитке.

— Да, ну что ж, — задумчиво произнес Тилларон, — расскажи мне теперь о хлоках.

Бэйр кивнул и начал:

— Хлоки: они похожи на рюптов, но выше них и с прямыми конечностями; ростом почти такие же, как люди. Они лучше владеют оружием, чем рюпты. И еще, хлоки практически никогда не расстаются с кривыми саблями и булавами, хотя и другими видами оружия они также владеют неплохо.

Тилларон кивнул и жестом указал на Ансинду Одинокое Дерево, чьи волосы были цвета меда в золотой чаше. Какого цвета были ее глаза, сказать сразу невозможно — иногда они казались голубыми, иногда фиолетовыми, причем оттенки постоянно менялись.

— Она будет исполнять роль рюптов и хлоков, — заявил Тилларон. — Я буду исполнять роль гхола, а поэтому расскажи мне, чем опасен этот враг.

Бэйр улыбнулся Ансинде, она улыбнулась в ответ. Мальчик снова перевел взгляд на Тилларона:

— Гхолы — это мертвецы; многие называют их полутрупами. Они наносят страшные раны, которые не болят. Они обычно белого цвета, размером с человека, ездят верхом на конях Хель, которые похожи на лошадей, но в действительности лошадьми не являются. Гхолы вооружены зазубренными дротиками, похожими на копья, и кривыми саблями. Тилларон кивнул:

— А как их можно убить?

Бэйр глубоко вздохнул:

— Проткнув сердце чем–то деревянным: колом, стрелой, ну в общем, чем–то подобным. Отсечением головы. Огнем. Расчленением. Серебряным мечом. Особым оружием, таким как мамин меч Дюнамис, или копьем дяди Аравана. — Бэйр обвел глазами Риату, Уруса и Аравана, которые сидели молча рядом и внимательно слушали его объяснения. Ансинда Одинокое Дерево куда–то ушла.

— И это все, чего должен опасаться тот, кому предстоит схватка с гхолами? — спросил Тилларон.

Бэйр пожал плечами:

— Не могу припомнить больше ничего.

Тилларон поднял бровь:

— А ты не забыл случайно о конях Хель?

Бэйр хлопнул себя по лбу:

— Точно. Конь Хель похож на лошадь, но не лошадь. У него раздвоенные копыта. Чешуйчатый кнутообразный хвост. Желтые глаза с вертикальными зрачками. От него исходит ужасающее зловоние. Он медлительнее, чем лошадь, но гораздо выносливее. Ударом копыта он может нанести такую рану, какую может причинить острый топор, а хвостом он действует как палач бичом. Зубы у него острые, и укусы его страшные: если рану не обработать, она начинает гнить.

Тилларон снова кивнул и сказал:

— Множество достойных было повержено лишь потому, что они не отнеслись с должной предосторожностью к этому «коню», принимая его за лошадь, хотя на самом деле он таковой не является.

— Ну уж я–то буду осторожным, Неутомимый Охотник, если доведется мне встретиться с ними… О, в свитке сказано кое–что и о темных силах: они обычно пропитывают ядом не только стрелы, но и другое оружие. Можно умереть на другой день, получив простую царапину.

— Это точно, — подтвердил Тилларон. — А что ты скажешь, например, о троллях?

И снова Бэйр сделал глубокий вздох:

— Они похожи на громадных рюкков и примерно вдвое выше человека. Их шкура твердая, как камень, и они обладают огромной силой. Правда, у них есть несколько уязвимых мест, и их можно убить, если вонзить колющее оружие в глаз, пах, рот или… — Бэйр посмотрел на Аравана, — в ухо. К тому же их кости подобны железу, и они вовсе не умеют плавать и могут утонуть, если глубина подходящая. И еще, их можно убить, если сбросить с высоты, а также если сбросить на них с достаточной высоты камень. Другим их слабым местом являются ступни ног, и тут проволочные ежи и различного рода колючки могут быть очень полезны. А также и огонь… Ой, и вот еще что: все ночное отродье проклято Адоном — всех их настигнет смерть, если они окажутся под лучами солнца. Они превратятся в прах и пепел.

— Я думал, вспомнишь ли ты про Заклятие, — сказал Тилларон. — Лучше помнить о Заклятии, чем встречаться с ними лицом к лицу. Уж лучше выманить темные силы на солнечный свет или задержать их на пути в их убежище до наступления рассвета. Запоминай, мой мальчик, знание подчас более нужное оружие, чем сталь.

— Знания и хитрость помогут найти выход из любого положения, да? — спросил Бэйр, глядя на мать.

— Несомненно, только знания и хитрость,— ответил Тилларон,— но ты не упомянул еще одного врага: валгов.

Бэйр кивнул:

— Похожи на черных волков, но они не волки. Размером с хорошего пони. Обычно сбиваются в стаи.

— И как ты будешь сражаться с ними? — спросил Тилларон.

— Просто, — ответил Бэйр. Внезапно сгустилась тьма и на месте, где минуту назад был мальчик, сидел серебряный волк.

— Бэйр! — вскрикнул Урус.

Снова сгустилась и пропала тень, и Бэйр снова появился на своем месте.

— Но, па, я просто показал, как я буду это делать, — оправдывался Бэйр.

— Один дрэг против целой стаи валгов? — спросил Тилларон, стараясь придать своему голосу спокойствие. — Это и есть знание и хитрость?

Бэйр помрачнел:

— Ну… — А затем и совсем смолк, но спустя мгновение произнес: — А это, я полагаю, будет зависеть от того, сколько их будет и где мы встретимся, и еще от того, будет ли у меня время продумать, что и как делать.

— Правильно, — сказал Тилларон. После этих слов алор встал и добавил: — А сейчас нам необходимо время, чтобы подготовить тебя к встрече с каждым из этих врагов.

— Кто будет изображать троллей? — спросил Бэйр, также поднимаясь на ноги, затем посмотрел на Уруса и улыбнулся. — Ты, па? Разве ты достаточно велик и безобразен для этого?

Урус грохнулся на землю, сотрясаясь от хохота, похожего на рык; Риата хихикала, а Неутомимый Охотник улыбался.

Когда веселье улеглось, Тилларон сказал:

— Может быть, твой отец и вправду сыграет тролля, но начнем занятия с хлоков.

Позади за спиной Бэйра раздался пронзительный крик, и когда юноша обернулся, то увидел занесенную для удара кривую саблю в руках стремительно приближающегося к нему существа размером с человека, смуглого, с ушами, похожими на крылья летучей мыши, одетого в кожу; существо дико завывало и не имело никаких намерений, кроме враждебных.

— Вауу! — закричал Бэйр, отступая назад и падая на спину, споткнувшись о выставленную Тиллароном ногу.

Стоя над лежащим на земле юношей, смуглый недруг залился переливчатым серебряным смехом и протянул руку, чтобы помочь тому встать на ноги. Тут Бэйр узнал Ансинду Одинокое Дерево — лицо ее было выпачкано и вымазано сажей, а уши, напоминающие по форме крылья летучей мыши, были всего лишь крылышками шлема.

32
{"b":"159217","o":1}