ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Да, насколько я могу судить, — ответил Араван.

— Тогда зачем же Додона велел нам поспешать в Джангди, вместо того чтобы послать нас в Каэр Пендвир, предупредить Верховного правителя?

— Я не знаю, элар, я лишь могу предположить, что у нас уже нет времени сделать оба этих дела: предупредить короля Гарона и посетить Храм Неба, — делать надо то, что мы должны делать.

Бэйр нехотя кивнул в знак согласия, проглотил остаток лепешки и запил его оставшимся в чашке чаем.

— Вслед за этим Додона сказал: «Юг готовится к войне». Это означает, что надвигается война, и бедствия с Востока могут означать вторжение чужих армий, и…

— Бэйр, вспомни, что я говорил: предсказатель мог иметь в виду и другие бедствия: мор, чуму…

— Но, дядя, ведь война порождает войну. А раз Юг готовится… Ну хорошо, допустим, это может быть что–то друг oe . Если так, то мне бы очень хотелось узнать, что именно. — Бэйр встал и подошел к реке, сполоснул чашку и выпил несколько глотков холодной чистой воды.

Араван тоже подошел к воде и, опустившись на колени, стал мыть руки.

— Почти все пророчества загадочны, Бэйр, — такова обычная манера оракулов, — а поэтому единственное, что нам остается, — это размышлять над ними и ждать, пока грядущие события прояснят ситуацию.

— Так, значит, пока мы в полном неведении?

Араван поднялся с колен:

— Не совсем так, Бэйр. Но, как правило, смысл предсказания полностью раскрывается лишь тогда, когда сами предсказанные события уже произошли. Редко удается догадаться заранее.

Бэйр глубоко вздохнул:

— Расскажи мне о Юге.

Они снова уселись на берегу, и Араван, собравшись с мыслями, заговорил:

— Юг — это несколько королевств, расположенных по эту сторону Авагонского моря. Среди них следует особо выделить Хири, Кистан, Чаббу и Сарейн. Это старинные недруги Запада, к которым время от времени присоединяются и другие королевства: Кхем, и Тира, и даже далекий Джюнг. Почти восемнадцать лет минуло с того времени, когда твои родители, Фэрил и я возвращались через Хири, мы видели идущие там приготовления к войне. Мы сообщили об этом Верховному правителю, поскольку полагали, что Хири, а возможно, и другие королевства вновь готовятся к форсированию Авагонского моря и вторжению, как это бывало в прошлом. Король сразу же послал своих людей в эти страны в качестве постоянных наблюдателей, коими они являются и по сию пору. Следовательно, через своих людей Верховный правитель знает о том, что приготовления к войне ведутся уже много лет. Тогда мы не могли точно сказать, произойдет ли вторжение, но у нас были основания подозревать, что все идет именно к этому, учитывая опыт прошлых лет.

— Мне это кажется бесспорным, — сказал Бэйр. — Разве приготовления к войне не приводят к войне?

Араван улыбнулся:

— Эх, Бэйр, ты задал вопрос, над которым ломают головы мудрецы всех времен. Если бы никто вообще не готовился к войне — тогда и война никогда не могла бы начаться. Но, принимая мир таким, каков он есть, элар, можно сказать, что войну часто предотвращает хорошая подготовленность к ней. В этом случае нападающим вторжение обойдется в такую цену, что лучше его и не предпринимать. Однако есть и другая причина, по которой власть предержащие готовят свои страны к войне даже тогда, когда нет ни малейшей угрозы вторжения. Они делают это для того, чтобы наращивать мощь государства, повергая в тревогу тех, кого называют своими злейшими врагами; они создают армии, дабы противостоять угрозе, которая на самом деле является ложной, и заставляют подданных верить в то, что только эти меры и могут отвести от них надвигающуюся тьму.

Бэйр, внимательно слушая Аравана, нахмурился:

— Но, дядя, а мы что же, не можем назвать своими врагами тех, кого Юг считает своими злейшими врагами? И мы можем готовиться к войне, не планируя при этом нападать на кого–либо. Разве мы не можем стать жертвами нападения? А если так, то в чем тогда разница между нами и ими?

— О Бэйр, мы ведь открыто говорим, кто наши враги, но не для того, чтобы способствовать усилению власти наших вождей, а для того, чтобы поддерживать должную готовность к войне в надежде на то, что это удержит врага и он не переступит границ нашей страны. И мы верим в то, что наша победа неизбежна. Не только потому, что мы хорошо подготовлены к войне, а потому, что будем сражаться с угнетателями до последнего и в конце концов освободимся, даже если на это потребуется не одно тысячелетие. Из этого и еще из многого другого и проистекают наши основные отличия от Юга. Мы не почитаем Гифона, в мире которого сильные подчиняют слабых, а не помогают им.

— А Адон помогает слабым?

Араван покачал головой:

— Думаю, что нет, кроме, может быть, случаев, когда он желает показать свое могущество. Однако он не становится на пути, позволяя каждому мыслящему существу, каждому живому созданию принять самостоятельное решение о том, каким должен быть его жизненный путь.

— Мне кажется, это свидетельствует о его равнодушии и безучастности к судьбам всего живого, — заключил Бэйр.

— Да, это так, но мы тем не менее вольны выбирать и не быть подвластными в нашей повседневной жизни силам, которым мы не можем противостоять… Однако мы отвлеклись от темы. Приняв во внимание то, что Додона сказал, можно заключить: вместе с великими бедствиями и скорбью с Востока придет и война, в которую будут вовлечены южане. Нам же остается лишь надеяться на то, что донесения наблюдателей Верховному правителю будут своевременными.

— А что ты думаешь по поводу слов оракула «Север спит»? Что они могут означать? Ты знаешь?

Араван глубоко вдохнул и, медленно выдохнув, произнес:

— Каммерлинг.

— Каммерлинг? А что это?

— А ты не читал об этом в архиве? Нет? Ох, Бэйр, тебе следовало быть более внимательным и прилежным на уроках по истории Митгара…

— Но, дядя, я уделял основное внимание языкам, владению оружием, скалолазанию и прочим делам, ну а… К тому же мама говорила, что впереди у меня пропасть времени и что я всегда успею…

Араван поднял руку, соглашаясь с приведенными доводами:

— Достаточно, Бэйр, ты прав. Я больше не буду тебя упрекать.

— Тогда рассказывай о Каммерлинге.

— Каммерлинг — это Молот Адона, Неистовый Молот, пропавший в руинах Логова Дракона.

— Это на севере?

— Да.

— И каким образом это касается нас?

— Понятия не имею.

Они замолчали, размышляя над словами Додоны, наконец Бэйр сказал:

— Расскажи мне все, что знаешь о Каммерлинге.

Араван посмотрел на звезды, висящие в ночном небе над ними:

— Я вкратце перескажу тебе легенду об Элин и Торке; полностью ты сможешь прочитать ее сам, когда мы вернемся в Арден. Дело обстояло так: во время войны между Йордом и Кашаром Элин и Торк были врагами. Она — йорданский воин, он — воин–дримм. В этой войне участвовали не только люди и дриммы — обе стороны держал в постоянном страхе Черный Калгалат, самый могущественный из всех драконов.

И Элин, и Торка не оставляла мысль о том, чтобы найти Каммерлинг, могучий Молот войны, известный также как Молот Адона. Говорили, что Адон собственноручно выковал его, хотя многие и считали, что это легенда. Вне зависимости от того, чьи руки сотворили Молот, он был, да и сейчас, по всей вероятности, является единственным оружием, способным поразить дракона. Но на того, кто завладеет Молотом, обрушится страшное несчастье. Дриммы называли его Неистовым Молотом, поскольку в преданиях говорилось, что Каммерлинг подчинится лишь тому, кто ввергнет себя в самую бездну неукротимой ярости и отчаяния.

Даже зная о том, что завладевшего Молотом постигнет страшное несчастье, и Элин, и Торк стремились завладеть Каммерлингом, намереваясь после убийства дракона использовать Молот против своих врагов: дриммы против йорданцев, а йорданцы против дриммов.

Ни Элин, ни Торк не знали, что кто–то еще отправился на поиски Молота, но по случайному совпадению они оказались в одном месте, да к тому же лицом к лицу с общим врагом. Они решили заключить между собой временный союз. День за днем продолжалась битва, Черный Калгалат был могучим противником, и временный союз Элин и Торка продлился дольше, чем они предполагали. Но, пройдя через многие испытания и несчастья, они дали зарок друг другу вместе найти способ убить Черного Калгалата, а затем найти путь к примирению своих народов.

52
{"b":"159217","o":1}