ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я — другое дело!

Скрежет прекратился.

— И в чем ты другой? В том, что у тебя кое-что болтается между ног, так, что ли?

— Кристофер! Не будь пошляком!

— Она вполне взрослая женщина…

— Похоже, именно это ты и вознамерился доказать.

Винтер показалось, что сейчас в голосе Рази слышится изумление, а Кристофер возобновил свое занятие, заговорив приглушенным голосом, как будто он наклонил голову:

— Она сильная, смелая и смышленая.

— Да, но…

— Она бы кастрировала тебя на том холме, если бы не успела так быстро сообразить, кто ты.

— Крис…

— Она уже направлялась прямиком к лагерю твоего брата, когда мы все еще протирали задницы в этих лесах!

— Ну хорошо, Крис. — В голосе Рази определенно начинала чувствоваться улыбка.

Винтер не смогла удержаться и улыбнулась сама. Кристофер же говорил очень серьезно.

— Ты не можешь всю жизнь относиться к ней как к ребенку, она…

— Вполне взрослая женщина. Да-да. Ты уже говорил. Она сильная, смелая и умная. Одна стоит десяти крепких мужчин. Как же я раньше этого не заметил? Ведь стоит нам взять с собой Винтер, и мы за один день отбросим Гаунов и обратим бешеных Комберменов в ислам. — Теперь Рази уже смеялся, но без язвительности.

Кристофер добродушно пробормотал себе под нос:

— Да заткнись ты.

После этого надолго воцарилось молчание. Затем Рази примирительно пробормотал:

— Я хочу, чтобы с вами обоими все было в порядке, Крис. Эту свару затеяли не вы. Я хочу…

— Не надо меня оскорблять, — решительно прервал его Кристофер. Опять повисла пауза, после которой Кристофер произнес: — Хватит увиливать от работы, сходи набери в бурдюки воды. Твоя сестренка тебе смерти пожелает, как только поймет, что ты нес вахту вместо нее, и я бы предпочел, чтобы ты справился со своими обязанностями, пока еще можешь ходить — она тебя, поди, так отколотит, что живого места не останется.

— Так что беги за водой бегом, Рази Кингссон, — прорычала Винтер со своей лежанки, — потому что, как только выпутаюсь из одеял, я надеру тебе задницу.

Она перевернулась и сверкнула на него глазами через поляну.

Рази уже уходил, повесив по бурдюку на оба плеча. Он попятился, вызывающе расставив руки:

— Попробуй поймай, воительница! Ну, давай-ка!

Девушка легла обратно, сложив руки, и Рази ухмыльнулся.

— Так и думал, что тебе слабо! — сказал он и быстро зашагал к реке.

Винтер смотрела на узкую спину Кристофера, пока тот разливал кашу по трем мискам. Как и она сама, он завязывал волосы в тугой узел на затылке, чтобы защитить их от пыли и вшей, и девушка думала о том, что это особенно подчеркивает красоту и мужественность его шеи. Юноша снял тунику, и очертания мышц его спины и плеч отчетливо вырисовывались под тонкой тканью нижней рубахи. Она с трудом сглотнула от наплыва чувств, разбуженных этим зрелищем.

— Кристофер, — произнесла она, — прости, что этой ночью злоупотребила твоей добротой.

На мгновение он застыл совершенно неподвижно. А потом слегка наклонил к ней голову, так, что девушке стали видны часть скулы и темная тень от ресниц.

— Ты жалеешь об этом? — мягко спросил он.

— Нет, ничуть.

Она заметила, как расслабились его плечи, а потом он вернулся к раздаче завтрака.

— Ты не могла бы собрать постели? — попросил он затем. — Прежде чем трогаться в путь, нам нужно многое обсудить, и лучше закончить со сборами прямо сейчас.

— Хорошо.

Когда девушка приступила к работе, он некоторое время сидел неподвижно и молча, но только она увязала первую из подстилок, как он вновь заговорил:

— Рази попросил нас предоставить ему идти дальше одному.

Винтер бросила свое занятие, и они повернулись друг к другу, встретившись взглядами.

— Я сказал ему, что ты не больше захочешь уйти, чем я, но теперь подумал, что не имел права говорить за тебя, девочка. Я же не знаю, что у тебя на уме.

Винтер улыбнулась. «Еще как знаешь, Кристофер Гаррон. Думаю, в этом наши мысли сходятся. Но спасибо, что спросил моего мнения».

— Я останусь, — сказала она.

Кристофер внимательно всмотрелся в ее лицо ясными серыми глазами.

— Девочка, — начал он.

— Да?

— Как ты думаешь, это Альберон послал тех наемников, чтобы убить Рази? Я боюсь, что мы сейчас позволяем нашему другу идти на гибель, а еще меня гложет мысль о том, что я сам, возможно, помогаю ему приближаться к смерти.

Винтер подумала об Альби, о том, как он был щедр и великодушен и как любил Рази, и попыталась соотнести этот образ с воспоминаниями об убийцах, о ноже, брошенном через пиршественный зал, и смертоносной стреле, пронзившей голову бедняги стражника. Как мог ее милый, улыбчивый друг стоять за всем этим? Затем она подумала о Рази, который смотрел на то, как того несчастного жестоко пытали, и поняла, что время и обстоятельства могут изменить кого угодно.

— Девочка, — вновь позвал ее Кристофер. — Я не могу в этом разобраться.

Она вздохнула. Рази должен был вскоре вернуться с водой. Как она могла за оставшееся короткое время объяснить Кристоферу, что Рази значил для Альберона и для нее самой, как много он для них сделал и как немыслимо было предположить, что Альби когда-нибудь захочет навредить ему?

— Ты знаешь, что мы с Альби родились в один день, Кристофер?

Он помотал головой, озадаченный тем, какое направление принял разговор.

— Мы не должны были, но Альби появился очень поздно, а я — слишком рано.

Винтер бросила взгляд на реку. Она узнала об этом от Марни и всегда сомневалась, что Рази хотел бы, чтобы ей это стало известно.

Девушка взглянула на Кристофера:

— У принцессы Софии… матери Альби… роды были очень тяжелыми. Они с моей матерью рожали одновременно… Ты ведь знаешь о моем отце?..

Кристофер помотал головой, и Винтер в растерянности развела руками, вновь посмотрев в сторону реки.

— В то время отец все еще был в бегах вместе с Рори, а отец Джонатона непреклонно желал видеть их обоих мертвыми. — Она подняла руку, останавливая вопросы пораженного Кристофера: — В другой раз. Для моего рассказа это неважно. В любом случае, моя мать была под надежной защитой Джонатона и жила поэтому в покоях принцессы. Но вопли и страдания Софии напугали мою бедную мать, которая и без того смертельно боялась родов, поэтому она ускользнула из дворца, стремясь к миру и покою дома, в котором раньше жила вместе с… с моим отцом.

Винтер запиналась: почему-то было невероятно сложно облекать ту историю в слова. От этого все события представали перед ее взором более отчетливо. А самое отвратительное, что именно она, извивавшаяся и пинавшаяся в материнской утробе, стала причиной того, что эта добрая женщина умерла, а ее отец провел остаток жизни в одиночестве. Мгновение она рассматривала свои руки, а затем моргнула и продолжила:

— Рази был больше всех предан моей матери. Должно быть, он последовал за ней из дворца. Марни считает, что он нашел ее вскоре после того, как она упала. Шел дождь, земля наверняка была…

Винтер вновь остановилась: образ семнадцатилетней матери, которая одна, испуганная, рожала ее в чистом поле, слишком ярко встал у нее перед глазами.

— Несколько часов спустя Рази появился на кухне, весь в крови, неся меня, завернутую в его рубашку. Я была крохотной, разумеется, и посиневшей от холода. Марни запеленала меня и положила в ящик с сеном, как котенка. К тому времени, как мою мать разыскали, она уже умерла от потери крови.

Кристофер шевельнулся, но ничего не сказал и не дотронулся до нее. Девушка потерла лоб и продолжила рассказ:

— В ту же ночь родился Альби. Принцесса София после этого прожила только до утра, а потом тоже умерла. Никто достоверно не знает из-за чего, хотя у Рази есть свои соображения… — Винтер подняла глаза на Кристофера: — Он считает, что причиной ее смерти стало то же, из-за чего следующие две жены Джонатана не смогли зачать ребенка, то же, что убило и их. Яд.

Кристофер слегка выпрямился.

8
{"b":"159219","o":1}