ЛитМир - Электронная Библиотека

— Завтра у нас суббота, — заметил менеджер и нахмурился. — А по субботам у нас нет доставки. Мы ездим в Порт-Генри только по средам.

Элви в замешательстве смотрела на менеджера. Она не могла поверить, что ей не удастся лечь в кровать до среды. Она не в состоянии ждать до среды! Она пять лет спала в гробу и делала это совершенно напрасно! Еще одну ночь можно пережить. Но четыре... Это что-то запредельное!

— Вы привезете кровать завтра, — словно увещевая, произнес Виктор.

Она удивленно взглянула на него и тут же перевела взгляд на продавца, который неожиданно повторил:

— Мы привезем кровать завтра.

— Нет! — резко возразила Элви, поняв, что Виктор каким-то образом манипулирует этим человеком также, как Алессандро манипулировал полицейскими, приказав им прекратить преследовать их. По-другому менеджер вряд ли столь быстро поменял бы свое решение, только при вмешательстве Виктора. То, что продавщица за конторкой сидела с отвисшей челюстью и глядела на коллегу так, словно у него отросла вторая голова, только подтверждало такое предположение. И как бы Элви ни хотелось заполучить кровать побыстрее, она не желала добиваться своего таким способом.

Схватив Виктора за руку, она зашипела:

— Нет, Виктор!

— Вам ведь нужна кровать, — просто сказал он.

— Вот, возьмите.

Элви обернулась и увидела, что менеджер протягивает ей экземпляр счета-фактуры.

— Завтра к вечеру она будет у вас. Я ее сам доставлю. Спасибо за покупку.

— Благодарю вас. — Виктор принял счет, который она отказалась взять в руки.

— Виктор, — мрачно произнесла Элви, но он просто развернул ее на выход. — Так нельзя! — протестовала она, когда Виктор тянул ее наружу.

— Расслабьтесь, — проворчал он, подводя Элви к машине. — Вы заплатили и за кровать, и за доставку.

— Не в этом дело! — отрезала она, остановившись на тротуаре на стоянке. Повернувшись к нему, Элви увидела, что другие мужчины как зачарованные наблюдают за ними.

Она резко замолчала, огляделась и, схватив Виктора за руку, потащила его за угол.

У Элви было правило никогда не спорить и не скандалить на глазах у других. На ее взгляд, это выглядело неприлично, и вне зависимости от того, насколько она была зла, не следовало унижать того, с кем споришь.

Дотащив его до лужайки между зданием с одной стороны и кучкой деревьев с другой, она повернулась к нему лицом. Потом перевела дыхание, чтобы успокоиться и одновременно найти веские аргументы, чтобы убедить его.

— Это неправильно! — наконец выпалила она.

Виктор тяжело вздохнул и выпрямился, скрестив руки на груди так, словно это его терпение подвергалось испытанию, а не ее.

— И что же тут неправильного? — поинтересовался он. — Вы купили кровать, заплатили за нее, заплатили за доставку, и вам доставят ее тогда, когда вам нужно. Вы же не получаете кровать бесплатно или что-нибудь в этом роде.

— Правильно, но у них нет доставки по субботам.

— Теперь, судя по всему, есть, — примирительно сказал Виктор.

— Нет, неправда! — отрезала Элви. — Вы... Вы воздействовали на него.

Он приподнял бровь.

— Воздействовал на него?

Элви отмахнулась.

— Я не знаю, как конкретно, но что-то такое вы сделали, так как они не занимаются доставкой по субботам и только по средам ездят в Порт-Генри.

— Элви, вы действительно хотите ждать до среды?

Она насупилась.

— Нет, конечно, но не в этом дело.

— Тогда в чем дело? — Виктор начинал терять терпение.

— В том, что вы заставили его поступить так, как он не хотел, — заявила она.

— Откуда вы знаете? Может, ему на самом деле хотелось привезти вам кровать завтра. Кстати, разве это важно? Ведь все довольны.

— Откуда вы знаете? — Элви вернула ему его вопрос. — Наверняка на завтра у него были запланированы какие-то дела, которые теперь надо отложить. Например, у его дочери завтра день рождения, и теперь он не сможет присутствовать на нем, а его жена разозлится, и это кончится разводом. Или те, кого он любит, лежат в больнице, и ему требуется навестить их, но у него не получится, и человек умрет, а ему не удастся увидеться с ним в последний раз.

— О Господи! — Недоверчиво глядя на нее, Виктор покачал головой. — У вас слишком живое воображение.

Элви стиснула зубы.

— И где предел?

Виктор немного смутился.

— Предел чего?

— Вы меня тоже контролируете? — спросила она в лоб.

— Конечно, нет. — Он отмел эту идею, как абсурдную.

— Нет? А как я узнаю?

— Я не собираюсь заниматься этим, — решительно заявил Виктор.

— В самом деле? А почему нет? Вы же манипулировали им.

— Он смертный.

Элви замерла.

— Еще какие-то пять лет назад я тоже была смертной, — холодно заметила она, потом пристально посмотрела на него. — Знаете, кто вы? Вы ненавистник смертных!

— А что это такое? — Виктор был озадачен.

— Это вроде расизма...

Дальнейшие объяснения застряли у нее в горле. Что-то свистнуло в воздухе перед самым ее носом. Хлопая глазами, она смотрела на еще дрожавшую стрелу с оперением, которая воткнулась в стену здания сбоку от них.

— Что это?.. — Элви не договорила.

Виктор неожиданно схватил ее в охапку, кинул на траву и навалился сверху. Прикрывая ее своим телом, приподнял голову и осмотрелся. Прищурив глаза, он старался вычислить место, откуда вылетела стрела, едва не задевшая их.

— Эй! Виктор! — Она попыталась оттолкнуть его. Безуспешно. Почти задохнувшись, наконец сумела выдавить: — Мне нечем дышать.

Виктор слегка приподнялся и с беспокойством глянул на нее:

— С тобой все в порядке?

— Ну конечно! Если не считать пары синяков, после того как ты повалил меня на землю и еще поплясал на мне. А так все в порядке, — сухо ответила она. — Можно подняться?

— Нет. — Он снова огляделся по сторонам.

— Почему? — искренне удивилась она.

Виктор недоверчиво посмотрел на нее.

— Потому! Ты что, не заметила, что кто-то стрелял в тебя?

— В меня? — Элви фыркнула. Потом перекатилась на бок, выдернув из-под него руку. Живо встала и отряхнулась. — Если кто-то и стрелял, то он метил в вас. Вы здесь чужой. Я же прожила здесь целую жизнь, и никаких проблем прежде у меня не возникало, — особо отметила она и добавила: — И вообще, зачем в нас стрелять? Мы ведь бессмертные и умереть не можем.

Поправив на себе одежду, Элви выпрямилась и пристально посмотрела на него. Он так и остался сидеть на траве. Подбоченившись, она поинтересовалась:

— Вы видели там вывеску, когда мы проезжали мимо? Там находится клуб лучников. Наверняка кто-то из них не отличается меткостью.

Покачав головой, Элви повернулась и ушла.

Виктор посмотрел ей вслед, потом встал и направился к деревьям, которые росли в ряд сбоку от мебельного магазина. Сквозь ветки он внимательно оглядел соседний участок. Это действительно оказался клуб лучников с огромными мишенями, выстроившимися в линию на дальнем конце.

Сейчас на поле никого не было. Он предположил, что тот, кто выстрелил, уже укрылся в здании.

Его взгляд вернулся к мишеням, а потом Виктор обернулся и посмотрел на стрелу, все еще торчавшую из нижнего угла огромной рекламы, висевшей на боковой стене мебельного магазина. Виктор покачал головой. Элви ошиблась. Это не было случайностью. Черные круги мишеней маячили в противоположной стороне от магазина. Кто-то стрелял именно в них.

Ее утверждение, будто они не могут умереть, напомнило ему, что он должен еще кое о чем рассказать Элви. А именно о законах, которые существуют для них, и о том, что они не являются абсолютно бессмертными.

Его взгляд снова обежал поле для стрельбы, только для того, чтобы убедиться, что он не получит стрелу в спину, когда будет уходить. Пока Виктор шел по дорожке, по которой скрылась Элви, в его голове крутились два вопроса. Кто в них стрелял? И кому из них стрела предназначалась?

Элви отвернулась от огня, который развели мужчины, и хмуро посмотрела на Виктора. Чего тот явно не заметил. Он был поглощен своими мыслями с того момента, как они уехали из мебельного магазина, и ничего не замечал вокруг. Настойчивых взглядов, которые она ему посылала, тоже. Это раздражало ее больше всего. Он же должен понять, что она злится на него, черт побери! И переживать из-за этого!

30
{"b":"159244","o":1}