ЛитМир - Электронная Библиотека

— Покажи где. — Виктор пропустил его вперед, и все двинулись дальше.

Стараясь не выпустить Тедди из поля зрения среди многочисленных посетителей ярмарки, Виктор не смотрел по сторонам, и только когда Эдвард неожиданно расхохотался, он с любопытством огляделся.

— Что?.. — Виктор не договорил, увидев павильон, на который указывал Эдвард. Сам павильон с его владелицами плохо просматривался из-за наплыва толпы. Зато отлично виднелась реклама, висевшая над ним. Слово «укусов» в ней зачеркнули жирной черной чертой, а поверх написали «поцелуев». Таким образом, теперь это был «Павильон поцелуев».

— Ну что ж, — мягко заметил Эдвард, — полагаю, нам можно больше не беспокоиться, что дам обезглавят за такую проделку.

— Черта с два! — выругался Виктор и двинулся за Брансуиком, рассекая толпу. Он продрался сквозь кучку мужчин, стоявших у входа, не обращая внимания на возмущавшихся и ругавшихся, но здесь ему пришлось остановиться.

За стойкой он увидел Мейбл. Она держала в руках планшет, в котором ставила галочки, задавая вопросы мужчине, стоявшему в начале очереди. Виктор услышал, как с облегчением вздохнул Ди-Джей, который пробрался сюда следом за ним и увидел свою половину. Виктор поискал глазами Элви и нашел ее.

Она находилась в глубине павильона. Как раз в этот момент Элви вынула иглу из вены глядевшего на нее с вожделением молодого парня, потом протянула ему печеньице и маленький стакан сока. Легко поцеловав его в губы, она перешла к другому мужчине, сидевшему на одном из трех стоявших здесь донорских кресел.

Зарычав, Виктор шагнул ко входу, но на его пути неожиданно выросла Мейбл.

— Извини, Виктор. Тебе здесь нечего делать, — весело заявила она. — Нам не нужна твоя кровь. Ни крови, ни поцелуев. Пожалуйста, освободи проход. Мы заняты.

— Мейбл! — Ди-Джей взял ее за руку, потянул в сторону и начал что-то быстро шептать. Он был спокоен, потому что видел: Мейбл ни с кем не целовалась. А вот Виктор был вне себя.

— Теперь можете идти, — мило улыбнулась Элви второму мужчине, выдергивая иглу и прикладывая к ранке клочок ваты. — Только потерпите секунду, я налеплю пластырь.

Она повернулась и столкнулась с Виктором.

— О! — В ее голосе прозвучала тревога. — Виктор! Что ты тут делаешь?

— Гораздо важнее понять, что тытут делаешь? — Виктор мрачно смотрел на нее. Потом схватил ее за руку и потянул в сторону от трех сидевших здесь мужчин.

— Я работаю, — коротко объяснила она и нервно оглянулась. — Тедди тоже здесь, да? Он знает, что?..

— Что вы угнали машину? — сухо закончил он за нее. — Да, знает. Просто рвет и мечет.

— Мы ее не угоняли, — быстро возразила Элви. — Мы ее позаимствовали.

— Уверен, Тедди думает по-другому, — многозначительно сказал Виктор. — Он не прыгает от счастья. Я — тоже.

— Мне все равно. Ты и раньше не прыгал от счастья при виде меня, — равнодушно сказала она. — По тому, как ты орал на меня, я поняла, что ты считаешь меня безмозглой дурой.

— Неправда! — возмутился Виктор, ругая себя последними словами за то, что позволил тогда накричать на нее. В следующий момент он почувствовал замешательство и удивился, почему именно себя он признал неправым. Ему не удалось прийти к какому-нибудь определенному выводу, потому что появился Брансуик в сопровождении остальных.

— Эллен Стоун, — объявил он, помахав наручниками, — вы арестованы за угон автомобиля.

— Интересно, почему, когда злишься, ты называешь меня девичьим именем? — едко поинтересовалась она. Ее совершенно не смутило, что при этом он крутил наручниками. — Убери, пожалуйста, свои идиотские штуки. Ты не можешь меня арестовать.

— Могу — и с удовольствием это сделаю! — заверил ее Тедди.

— Тогда тебе придется арестовать себя по подозрению в киднепинге, — сухо заметила Элви. Когда пораженный Тедди отшатнулся, она продолжила: — И не отпирайся, пожалуйста. Мы все слышали, переходя в мою комнату, что ты говорил на кухне. — Сделав свирепое лицо, Элви изобразила его: — «Мы просто скажем, что им нельзя ехать на ярмарку. А если они начнут сопротивляться, запрем в холодной комнате». — Она приподняла бровь и осведомилась: — Если это не похищение, тогда по меньшей мере насильное удержание.

— Но у нас не было даже возможности запереть вас, — быстро парировал он.

— А я тоже не угоняла твою машину. Я просто воспользовалась ею. Держи ключи. — Она вытащила из кармана связку ключей и сунула ему в руку. — Спасибо, что оставил их для меня в машине. Она сейчас на стоянке.

— Ты оставил ключ в зажигании? — Виктор не мог поверить своим ушам.

— Сарай полыхал, — смущенно забормотал Тедди. — Я даже не помню, что вырубил двигатель. Просто припарковал машину, выпрыгнул и помчался на пожар. — Он поморщился. — И не вспомнил про ключ, пока машины не оказалось на месте.

— В отчете это будет выглядеть расчудесно, — неожиданно вступила в разговор Мейбл. Все головы повернулись к ней и стоявшему рядом Ди-Джею. Парочка держалась за руки. Виктор решил, что они уже все уладили между собой. Ему тоже хотелось восстановить отношения с Элви и вернуться домой, где она будет под защитой. Руганью ничего не добьешься, это и так понятно. Он решил апеллировать к ее разуму.

— Элви, — успокоившись, заговорил он, — Ди-Джей поможет Мейбл здесь. Пожалуйста, давай поедем домой.

Сначала ему показалось, что его слова подействовали. Выражение ее лица и поза смягчились. Но потом она покачала головой:

— Я не могу, Виктор. Я нужна здесь.

Он недовольно фыркнул.

— Из того, что я узнал за минувшую неделю, ты участвуешь в каждом городском мероприятии. От тебя не убудет, если ты не досидишь до конца на одном мероприятии.

— Убудет, — холодно сказала она, снова заупрямившись. — На всякий случай, если ты не заметил, они расплачиваются не деньгами.

— Тебе ни к чему петь за ужин на потеху всему городу, как какой-нибудь певчей птичке! — резко возразил Виктор, понимая, что так с ней говорить нельзя. Элви уже собралась отойти, но, услышав его слова, остановилась и повернулась к нему. Она странно посмотрела сначала на Эдварда, потом на него.

— На потеху всему городу? — тихо переспросила она.

Лицо Виктора окаменело, но он продолжил:

— По крайней мере, это выглядит именно так. Они обеспечивают тебя кровью, а ты мчишься к ним, как только тебя позовут. Они устраивают спектакли, ярмарки, представления, а ты выступаешь на них, как дрессированный медведь.

Виктор увидел, как кровь отхлынула у нее от лица, и пожалел о своих словах. Но сказанного не воротишь. Помимо того, это была правда. Ее образ жизни постоянно давал поводы думать так. Например, она ненавидела имя «Элви», но не запрещала людям называть себя так, чтобы не огорчать их. Она признавалась, что терпеть не может одежду, в которой ей приходилось появляться в ресторане и на подобных мероприятиях, — типа черных блестящих платьев, которые были сейчас на ней и Мейбл, — но надевала их, потому что именно этого ждали от нее. Ей не нравилась затея с укусом на день рождения, но она не отказывалась от нее, чтобы не обидеть людей. А тут еще лихорадочная подготовка к ярмарке с выпечкой пирогов, как будто, не прими она в ней участие, случится конец света. У него сложилось впечатление, что Элви боится: вдруг они перестанут сдавать кровь, если она будет держать себя по-другому?

Хотя, конечно, можно было бы подобрать более дипломатичные выражения. Виктор понял это, когда увидел, как холодность сменило выражение боли на ее лице. Увидел и пожалел. Но она коротко кивнула и произнесла ледяным тоном:

— Было интересно узнать, как вы на самом деле относитесь ко мне.

— Элви. — Он потянулся, чтобы взять ее за руку, но она отдернула ее.

— Нет. Вы высказались вполне откровенно. Вам не удалось прочесть мои мысли, и поэтому вы решили, что я — ваша половина. Думаю, это не так. Вы не понимаете меня, Виктор. Вы считаете меня дурочкой, которой нужен сторож. Я ни для кого не собираюсь быть потехой. В том числе и для вас. А сейчас извините, у меня много работы.

60
{"b":"159244","o":1}