ЛитМир - Электронная Библиотека

Джоли соскользнула с табурета и пошла к сцене. Звуковая система была сложной, с тремя различными CD-плеерами, кучей рычажков и кнопок на мониторах и динамиках. Она включила кнопку «ON» и дождавшись, когда караоке-система загудела, стала листать список песен. Кантри, рок, диско, даже госпел [4]— всё, что душе угодно.

Правда, не было ничего, выпущенного за последние полгода, потому что у Джоли не хватало денег, чтобы пополнять коллекцию, но здесь и так были сотни песен на любой вкус. Выбрав одну, классику Нила Даймонда, которой не было в музыкальном аппарате, она вставила компакт-диск, нажала кнопку «Play» и отрегулировала громкость. Зазвучала бодрая и радостная «Crackling Rosie». Текст песни высветился на экранах. Несколько посетителей отвернулись от бара и посмотрели на Джоли, потом на мониторы.

Она улыбнулась всем и пожала плечами.

— Я просто проверяю, как все работает.

В баре было тихо, так что она вполне сможет и напитки подавать, и песни выбирать. По крайней мере, будет чем заняться, она уже так устала от своих печальных раздумий. Отрегулировав высоту микрофона, Джоли воткнула шнур в розетку с красной маркировкой.

Микрофон взвизгнул, оглушительно громкий звук заставил подпрыгнуть и ее, и всех остальных. Джоли поскорее оттащила его подальше от остального оборудования.

— Извините. — Поморщившись, она воткнула микрофон в держатель.

Песня Нила Даймонда закончилась, и Джоли поставила другую. Старую песню в стиле кантри, которую помнила с детства и которой тоже не было в музыкальном автомате. Затем, захватив с собой три караоке-песенника, направилась обратно к бару.

Один положила возле Дейла, другой дальше на стойке.

А третий понесла другому постоянному посетителю, маленькому старику, который приходил за кружкой пива каждую пятницу и субботу. Он все время молчал, только делал заказ, а потом сидел в углу, и наблюдая за другими посетителями. Она положила песенник ему на стол.

— Если вдруг захочется спеть, — объяснила она.

Он взглянул на нее своими темными глазами чуть навыкате, потом кивнул. Это был конец разговора. Она улыбалась, когда шла от его столика. Он, может, и странный, но явно свой парень.

Джоли проверила столики, потом вернулась, чтобы поставить другую композицию. В таком варианте — одна музыка, без голоса, — песни звучали немного непривычно, но она ничего не имела против, как и посетители, которые могли читать слова на экранах. Музыка, безусловно, подняла настроение. Атмосфера была не совсем такой, как хотелось Джоли, но в целом было уже неплохо.

— Ты поешь? — спросил Дейл, когда она подошла проверить его пиво.

Она заколебалась. Почему она купила именно этот бар? Разве не для того, чтобы приблизить свою мечту, такую далекую и недостижимую?

— Есть немного, — признание далось тяжело. Джоли любила петь, но по-прежнему слышала голоса из прошлого, которые твердили ей, что она никчемная неумеха.

— Джоли-детка, спой нам что-нибудь. Ты должна быть первой, кто испробует эту штуку, — Джед кивнул ей на сцену.

Ее взгляд переходил от одного посетителя к другому. Они все смотрели на нее с ободряюще, даже тот странный тихий человечек в углу.

Она нервно улыбнулась и отправилась на сцену.

Что бы такое выбрать в качестве первой песни, что прозвучит в ее баре? Джоли листала сборник в поисках чего-нибудь особенного, но все никак не могла определиться. И вдруг взгляд зацепился за название. Необычный выбор, в иных обстоятельствах она, скорее всего, предпочла бы что-нибудь другое. Но сегодня эти хорошо знакомые слова словно отражали ее мысли.

Она достала диск из пластикового конверта. «The Game of Love» Сантаны в исполнении Майкла Бранча. Может не совсем классика, которую ей хотелось бы представить, но почему бы и нет? И кто знает, вдруг ей это поможет?

Песня была о женщине, запутавшейся в отношениях с любимым, и о том, как одна непростая ситуация с ее мужчиной приводила к другой, еще более сложной. Очень в тему, ведь всякий раз, когда они с Кристианом встречались, их отношения все больше усложнялись, изменялись и грозили перерасти в нечто такое, чего ни один из них не планировал.

Джоли вставила диск в проигрыватель и вышла с микрофоном на сцену. Вздохнула, пытаясь успокоить нервы. Ведь она любила петь и покупая бар, в глубине души надеялась, что ей удастся хоть изредка подниматься на сцену.

Мелодия зазвучала, и ее пальцы сжались, когда она обхватила микрофон. Слова появились на экране. Она взглянула на посетителей и начала петь. Ее первая песня.

Музыка была бодрая, с характерными для Карла Сантаны гитарными риффами [5]. Ей нравился ритм, и она просто растворилась в мелодии. К концу первого куплета голос ее зазвучал сильно и уверенно.

Она на мгновение отвлеклась от экрана, позволив себе оглядеть свою маленькую аудиторию. Джед стучал пальцами по барной стойке. Дейл, заметив её взгляд, весело подмигнул. Два парня, игравшие прежде в бильярд, теперь стояли, опираясь на кии, и наблюдали за ней. Даже ее тихий клиент в углу притоптывал ногой в такт.

Она улыбнулась, чувствуя себя восхитительно.

К середине песни ее уверенность возросла, и, с легкостью беря даже самые высокие ноты, Джоли позволила своим эмоциям выплеснуться вместе с музыкой. Ей казалось, что это самые замечательные минуты за последнее время. Ну, не считая того невероятного момента, когда ее касались губы Кристиана. Но она знала, что после песни никогда не испытает опустошенности или злости на саму себя.

После проигрыша она обернулась к монитору, чтобы быть уверенной, что вступила в нужном месте. Слова крутились перед ней, и она пела синхронно с ними. Она опять посмотрела в зал, сделав умоляющее лицо, когда задавала вопрос, почему любимый не пришел к ней больше. Но она больше не видела поддержку аудитории. Она видела только его.

С ошеломленным выражением лица в дверях стоял Кристиан, и его взгляд был прикован к Джоли.

~~~

Кристиан услышал пение, как только вышел из машины, голос был красивый, сильный, завораживающий. Он не узнал песню, но в голосе было что-то такое знакомое, такое пронзительное. И он был просто потрясен, когда открыл дверь и увидел Джоли, стоящую на сцене в конце зала и поющую так, словно делала это каждый день.

Она чуть запнулась, когда заметила его, но взяла себя в руки и закончила песню. Клиенты зааплодировали. Она положила микрофон и, вместо того, чтобы подойти к Кристиану, направилась под навес и стала заниматься оборудованием.

Кристиан нахмурился. Почему она даже не смотрит на него? Неужели расстроена из-за поцелуя? Он подозревал, что это очень даже возможно. Ведь сам сказал, что хочет быть ей другом, а потом взял и поцеловал ее. Такое непредсказуемое поведение смутило и его самого, но он хотя бы знал, что оно было вызвано жаждой крови, а не похотью.

Теперь голод был утолен, и он мог вести себя как нормальный… вампир. Кристиан слегка скривился. Нормальный вампир — звучит как оксюморон, не правда ли? Ладно, он будет вести себя более или менее нормально.

Он кивнул Джеду, который сидел на своем обычном табурете; из угла рта, в опасной близости от бороды, все так же свешивалась сигарета. Старик кивнул в ответ и при этом как-то хитро прищурил глаза. Неужто подозревал о чём-то? Кристиан не стал остановился, чтобы выяснить, а прямиком направился к Джоли.

— Привет, — поздоровался он, удивившись умиротворяющему теплу, охватившему его, как только он оказался рядом с ней.

— Привет, — ответила она.

Ее щеки пылали, и он знал, что не только от волнения после выступления. Чем же она смущена? Она…

— У тебя красивый голос, — озвучил он свои мысли. — Но я не удивлен: он такой же приятный, даже когда ты просто разговариваешь.

Она взглянула на него, румянец залили ее щеки.

21
{"b":"159246","o":1}