ЛитМир - Электронная Библиотека

Волна раздражения захлестнула Кристиана. Он вдруг услышал хруст и обнаружил, что пластмассовая ручка кувшина треснула в его руке. Удивленный своей реакцией, он быстро поставил пиво на стол. К счастью, посетители за столиком, наполняя свои стаканы, ничего не заметили.

Что ж, по крайней мере, пострадала не бутылка, с облегчением подумал Кристиан, отдавая миниатюрной брюнетке ее вино. Звон бьющейся посуды всегда привлекает ненужное внимание.

Брюнетка, принимая свой заказ, одарила Кристиана еще одной смущенной улыбкой, а пальцы, словно ненароком, скользнули по его руке. И он почувствовал… ничего он не почувствовал. Кристиан разочарованно вернулся к бару. И эта его замечательная теория терпела полный крах.

Сильный раскат грома сотряс бар, и в тот же момент распахнулась дверь. Четыре девушки вбежали внутрь, смеясь и стряхивая с одежды капли дождя.

Это же знак, правда?

Четверка весело болтала, высматривая в зале свободный столик, пока, наконец, девушки не заметили красавца-бармена. Подталкивая друг друга локтями и перешептываясь, они подошли к барной стойке и замерли всего в паре шагов от того места, где стоял он.

Одна из них наверняка окажется той, что разбудит его желание, обронив всего лишь пару слов или заливисто рассмеявшись. Он в этом уверен.

~~~

Джоли бросила взгляд на Кристиана, окруженного женщинами. Две из них склонились над барной стойкой, чуть ли не открыто демонстрируя ему свои прелести. Эти девицы отираются возле него вот уже два часа, с того самого момента, как пришли. Кристиан оставлял их, только чтобы разнести заказы, но тут же возвращался и с упоением продолжал купаться в женском внимании.

Прекратив пялиться на эту славную компанию, Джоли отвернулась и сконцентрировалась на том, что происходило на сцене, где женщина весьма достойно исполняла «Redneck Woman» Гретхен Уилсон.

Песня закончилась, и Джоли зааплодировала вместе с другими посетителями. Краем глаза она заметила, что Кристиан и его гарем не хлопали. Они были слишком заняты тем, что открыто флиртовали друг с другом.

Джоли закатила глаза и вернулась к стереосистеме.

— Хитч, иди сюда, спой нам.

Ее постоянный клиент, тихонько сидящий до этого в углу с кружкой пива, встал и подошел к микрофону. Она улыбнулась этому чудаку, считая его славным парнем, даже если ответной улыбки от него едва ли дождешься. Джоли в шутку прозвала его Хитчем после его замечательного исполнения «Hitching Ride» вчера вечером, и с тех пор он и стал так подписывать свои заявки.

Она поставила песню, и Хитч устроил очередное балаганное представление. Пару минут Джоли глядела на сцену, но затем взгляд ее невольно вернулся к Кристиану. Он все еще был с теми женщинами. Выскользнув из-под навеса, она направилась к барной стойке.

— Кристиан, можно тебя на минутку? — спросила она, надеясь подчеркнуть суровым тоном, что это не просьба, а приказ.

Кивнув, он вышел из-за стойки, оставив свой гарем. На лицах женщин, глядящих ему в спину, явно читалось недовольство.

«Отлично, — подумала Джоли. Пусть позлятся». Как она сама. Хотя Джоли не хотела злиться. В конце концов, она же не хочет быть с Кристианом, тем более, что он, оказывается, такой ветреник и бабник.

Джоли остановилась и повернулась к нему. Он, скрестив на широкой груди руки, уставился на нее этими просто бесящими своей непроницаемостью глазами.

— Меня не волнует, что ты общаешься с посетителями, — сказала она. — Но не за счет остальных.

— О чем это ты?

— Ты все понял. Я не хочу, чтобы мои клиенты были заброшены, потому что ты слишком занят, флиртуя с дамочками.

— Ты ревнуешь, — заметил он с одной из своих полуулыбок.

Джоли стиснула зубы. На самом деле его улыбка не такая уж и милая, она очень даже действует на нервы.

— Мне плевать, с кем ты болтаешь или заигрываешь. Просто делай свою работу, и я буду счастлива.

В ответ Кристиан поднял бровь, но ничего не произнес. Она почувствовала, что готова закричать от его безразличия, но вместо этого повернулась к нему спиной и направилась назад к караоке. Хитч как раз заканчивал свой спектакль под очередную классическую британскую песенку.

Она не позволит Кристиану ее задеть. Какой в этом смысл? Его сегодняшнее поведение ясно дает понять: он ничуть не расстроен тем, что она не хочет заводить с ним роман. Джоли снова взглянула на него. Он вернулся к женщинам, судя по всему, извиняясь перед ними за вынужденное отсутствие. Ее это не волнует. Ну, может, совсем немножко. Но только потому, что он вчера рассказывал Джоли, как она заставила его почувствовать эмоции, которые он не испытывал уже давно. Очевидно, его понятие о «давно» несколько отличалось от ее.

— Эй!

Джоли подняла голову и увидела одного из тех мужчин, что пытались заигрывать с ней весь вечер.

Она улыбнулась.

— Привет. Как дела? Развлекаешься?

— Есть немного, — сказал он с усмешкой. — Но я хотел бы узнать, когда же мы услышим твое пение? Ты же поешь?

— Да, — подтвердила она. — Думаю, смогу выкроить время для одной песенки.

— Только для меня?

— Конечно. Только для тебя.

Может, пение заставить ее забыть о том, что Кристиан действительно делает ее несчастной.

~~~

Кристиан сразу же заметил, как парень, глазевший на Джоли весь вечер, поднялся и подошел к ней. Ревность скрутила все внутренности, как всякий раз за вечер, когда она перекидывалась с кем-нибудь парой слов. И это ее он обвинял в ревности, хотя сам не мог спокойно смотреть, как она болтает с посетителями.

Слава Богу, тот парень быстро вернулся за столик, хотя по-прежнему глазел на нее так, словно хотел куда большего, чем просто вот так почти открыто раздевать взглядом. Кристин обернулся на свой «гарем». Женщины смотрели на него с тем же алчным огоньком в глазах, что и поклонник на Джоли. Но он не чувствовал радости от их голодных взглядов. Он завел с ними разговор не для того, чтобы поймать Джоли на ревности. Он лишь хотел понять, испытает ли влечение к кому-нибудь из них. И ничего не ощущал. Ни малейшей искорки. Смотря на них, он чувствовал лишь спазмы голода, но не желания.

— Что ж, думаю, моя очередь встать у микрофона, — сказала Джоли, заставив Кристиана вновь обернуться к ней.

Он вложила диск в проигрыватель и вышла на сцену.

Волосы выбились из обычного хвостика на затылке, прядки прилипли к влажной разгоряченной коже шеи. Щеки чуть порозовели, и Джоли казалась немного растрепанной, словно только что занималась любовью.

Кристиан немедленно представил ее тело крепко прижатым к своему. Явственно увидел, как длинные ноги обвились вокруг бедер. Как полные губы прильнули к его рту. Он резко выдохнул, пытаясь развеять возникший образ.

Раздались первые аккорды, и Джоли начала петь, жалобно вопрошая, почему он не хочет с ней танцевать. Ее голос начал сладко убеждать партнера присоединиться к ней, мольбы с каждым куплетом становились все более убедительными, соблазнительными.

Кристиан, словно загипнотизированный, не мог оторвать от нее глаз. Пусть слова песни говорили всего лишь о танце, но то, как она пела, подразумевало куда большее. Он возбуждался все сильнее от каждого ее сладкого «пожалуйста». Желание трепетало, отзываясь на голос, на то, как длинные пальцы сжимали микрофон, как губы двигались, выговаривая каждый стих. Ее бедра покачивались, глаза были закрыты.

Неважно, какие у песни были слова, Джоли пела не о танце, она пела о любви. Он это знал.

Кристиан огляделся. Она сотворила это с каждым мужчиной к зале. Но ни у одного из них не будет ни единого шанса. Она будет принадлежать только ему. Только он займется с ней любовью.

Глава 15

28
{"b":"159246","o":1}