ЛитМир - Электронная Библиотека

То, что им удалось отыскать среди гор битого обгоревшего кирпича ведущую в подвал лестницу, вполне можно было назвать чудом. Сердца трепетали от ужаса и любопытства, когда маленькая команда исследователей под руководством неустрашимой Юли, начала спуск в подземелье. Из черного отверстия веяло холодом и Жене показалось, что они спускаются в могилу. Девочка уже жалела, что согласилась принять участие в этой рискованной экспедиции, однако ждать Юлю и Мишу наверху, в брошенном парке, где по кустам бродил какой-то подозрительный тип, тоже было весьма опасно.

- Осторожно! Берегите головы! Здесь балка перегородила дорогу.

Совет Юли немного запоздал, Миша уже успел стукнуться лбом о едва различимую в полутьме балку, но упрямо продолжал двигаться вперед. Спуск в подвал был почти полностью завален обломками кирпичных стен, и каждый шаг давался с огромным трудом. Но по настоящему страшно ребятам стало, когда преграды остались позади и они оказались в просторных, отлично сохранившихся помещениях огромного подземелья.

Пока они пробирались среди завалов, все их мысли были заняты лишь тем, как бы протиснуться между кусков кладки и обгоревших дубовых балок, над которыми не было властно даже само время, но теперь, когда они достигли цели, пришло время страхов и сомнений. Слабое пятно света скользило по отсыревшим кирпичным стенам, выхватывая из мрака черные провалы ведущих в неизвестность коридоров, казалось, подвал наполняли едва слышные необъяснимые шорохи, а за их спинами постоянно находился некто невидимый и страшный. Это отвратительное ощущение не исчезало ни на секунду, Юля и ее новые друзья постоянно оборачивались, озираясь по сторонам, но взгляд злобного невидимки по-прежнему упирался им в затылок. Создавалось впечатление, что сами стены старинного подвала имеют множество глаз, которые с неудовольствием и злобой следят за незваными гостями.

- С чего начнем? – Юля старалась говорить бодро, но не узнавала собственного голоса. – Если верить плану, нам надо двигаться вперед, туда, где находился винный погреб. Это самое большое помещение подвала.

Миша и Женя покорно двинулись за девушкой. Если Женя до ужаса боялась привидений, которые, несомненно, обитали в этом зловещем месте, то «Шерлока Холмса» волновали вполне земные, но не менее опасные проблемы. Не то, чтобы он не доверял Юле, но встреча с еще одной кладоискательницей, интересовавшейся пропавшей коллекцией казалась ему подозрительной. Возможно, у девушки были сообщники, один из которых проник на чердак буйного отделения, пытаясь разузнать что-то о картинах Кенешевой, а теперь следил за ними, прячась в кустах. Подозрения Миши зародились в тот самый миг, когда, находясь в гостях у Пелагеи, он заглянул в лежавшие на креслице бумаги студентки. Тогда он увидел титульный лист дипломной работы, на котором была четко написана фамилия Юли…

- Кажется, дальше пути нет, здесь все обвалилось! Как же нам пройти в погреб?!

Юля остановилась у рухнувшей стены, преградивший им путь вперед. Она тщательно, сантиметр за сантиметром осматривала завал, все отчетливее понимая – дальше дороги нет. Похоже, их рискованное путешествие подходило к концу, так и не дав никаких результатов:

- Давайте простучим стены. Вовсе не обязательно, что тайник находится в центральном помещении. Орест мог спрятать картины и в другом месте.

- А может быть, лучше вернемся назад? - жалобно предложила Женя. – Чувствуете, как здесь холодно? Так бывает, когда рядом находятся привидения. Даже если Ореста не убили в ту ночь, он все равно уже умер и вполне мог вернуться в свой дом в качестве призрака… Мне кажется, он или кто-нибудь еще подглядывает за нами. Короче, мне страшно.

- Женя, нельзя бросать дело на полпути! Когда мы еще здесь окажемся?

Подхватив обломок кирпича, Юля принялась простукивать стены. Мечтавшая о скорейшем окончании путешествия Женя присоединилась к ней. А «Шерлок Холмс» думал, и с каждой минутой ему становилось все страшнее. Что если Юля специально заманила их сюда, решив избавиться от конкурентов? А может быть, Юля не причем и сама является жертвой – вдруг за ними следит могущественная преступная организация, занимающаяся сбытом антиквариата? Такие люди уж точно не оставляют свидетелей… Достаточно столкнуть вниз пару кусков стены, чтобы он, Женя и Юля на веке вечные оказались бы погребенными в этом жутком месте. Одно усилие, и они больше никогда не увидят солнца…

- Надо уходить отсюда, - решительно сказал мальчик. – Если картины и были здесь, они наверняка погибли.

- Наверное, ты прав, - вынуждена была согласиться Юля. - В такой сырости и холоде ни один холст не сохранится. Зря я надеялась отыскать картины! Это глупые фантазии, не более. С ними пора распрощаться. Уходим.

Дорога назад показалась особенно сложной. Несколько раз Юля с ужасом понимала, что не может протиснуться между обломками кирпичной кладки, но потом брала себя в руки и продолжала двигаться вперед, указывая путь своим юным спутникам. Наконец, над головой вспыхнул ослепительным светом кусок ярко-голубого неба. Еще немного усилий и страшный подвал княжеского дома остался позади…

Первые мгновения ни Юля, ни Миша с сестренкой не могли говорить ни о чем, кроме счастливого возвращения из подземелья. Они радовались, веселились как маленькие дети, наслаждаясь теплыми лучами солнца, вдыхая живой, пронизанный ароматами трав и цветов воздух, а потом «Шерлок Холмс» неожиданно спросил:

- Как твоя фамилия, Юля?

- Стодольская, - она с удивлением посмотрела на нескладного паренька. – А почему это тебя интересует?

- Ты как-то связана с теми Стодольскими, что жили в этих местах?

- Да. Моя бабушка, мама отца провела свое детство в Дубовке. Ее звали Ольгой, а домашние называли Лёлей.

- Не может быть! – вмешалась в разговор удивленная таким поворотом событий Женя. – Сестры Стодольские умерли во время блокады Ленинграда. Так мне бабушка рассказывала.

- Похоже, она знает не все. Мария и Ольга погибли, но у младшей сестры был маленький сынишка. Он выжил. Детей тогда эвакуировали, вывозили из блокадного города, и это позволило сохранить многие жизни. Свое детство мой отец провел в детском доме на Урале. Он был маленьким мальчиком, но помнил свою фамилию и даже немного из того, что рассказывала ему мама. После войны он попытался разыскать близких, но узнал, что все они погибли во время блокады.

- Надо сообщить об этом бабушке! Вот она удивиться! Ее мама дружила с сестрами Стодольскими! Короче наши семьи знакомы чуть ли не с доисторических времен.

- Здорово! – улыбнулась девушка. – Когда я выбирала тему для дипломной, я остановилась на пропавшей коллекции княгини Кенешевой, потому что знала – корни моей семьи где-то в тех краях.

- А ты знаешь, что Алексей Стодольский, брат твоей бабушки все еще жив? Во всяком случае, был жив этой осенью?

- Правда?!

- Да, он живет или жил в лесной сторожке на краю болота. Это о нем придумали глупую сказку про проклятие! Нам это самим всего несколько часов, как стало известно…

Миша довольно чувствительно наступил сестренке на ногу, но она лишь подумала о том, каким порой неуклюжим бывает брат, и продолжала делиться своими впечатлениями с Юлей:

- А знаешь, приходи к нам в Дубовку, у нас там речка хорошая. Познакомишься с нашей бабушкой. Она много интересного может рассказать.

- Да, Юля, приходи! – поддержал сестру Миша.

- Приду, - пообещала Юля. – Только немножко разберусь с работой. У меня столько записей накопилось, надо их систематизировать. Не дипломная работа получается, а диссертация. Но я обязательно приду.

Решив так, вся компания покинула усадьбу князей и заторопилась в Васино, где ребят поджидали успевшие обсудить все местные сплетни Пелагея Петровна и Дарья Тихоновна.

6

В течение последующих нескольких дней окрестности Дубовки оглашали тоскливые завывания губной гармошки. Миша «Шерлок Холмс» чувствовал, что разгадка тайны близка и стоит только сделать еще один единственный шаг в расследовании, как все станет на свои места. Вот только каким должен был стать этот шаг?! Юный сыщик вновь и вновь анализировал известные ему факты и просто места себе не находил, пытаясь понять, что именно он упускал из виду.

17
{"b":"159257","o":1}