ЛитМир - Электронная Библиотека

Девочка старалась как могла, но не прошли они и двух десятков шагов, как с ее спутником произошло нечто странное – отбежав в сторону, он вдруг начал размахивать руками, словно отгоняя от себя рой насекомых. Аннушка подумала, что это очередная галлюцинация, но, присмотревшись, заметила целую тучу песчинок, кружившихся над головой Чижика. Приблизившись к пареньку, она попыталась выдернуть его из этого облака и тут же почувствовала болезненные уколы раскаленных иголочек. Похоже, черный мертвец умел не только насылать видения, но и управлять стихией. Горячий ветер подхватывал песчинки, бросал их в лицо насмерть перепуганному Чижику. Мальчик даже не пытался сопротивляться, только жалобно охал, а на его коже появлялись красные точки «укусов».

- Аннушка, помоги!

Но девочка была бессильна. Она не могла отогнать песчинки, не могла защитить своего друга. Это злило, доводило до исступления. Аннушка обладала огромной силой, ее взгляд дробил камни и воспламенял предметы, она могла даже устроить маленькое землетрясение. Но проблема состояла в том, что девочка совершенно не умела контролировать свои сверхъестественные возможности. Из-за досадного недоразумения она умудрялась против своей воли расколоть вдребезги всю посуду или «стряхнуть» со стен штукатурку. Однако в минуты смертельной опасности превращалась в самую обычную беспомощную девчонку. Так произошло и теперь. Несчастный Чижик кричал от боли и страха, сражаясь с раскаленными песчинками, а она стояла в стороне, наблюдая за его мучениями. Аннушка сжала кулаки – ненависть к отвратительной мумии, издевавшейся над ее лучшим другом, становилась все сильнее.

- Ненавижу!

Клокотавшая в душе ненависть вырвалась на свободу, невидимым, но сокрушительным потоком хлынула на белую палатку. Разорвать, расколоть на крошечные щепочки уродливый гроб, обратить в пыль злобную, мерзкую мумию! Аннушка дрожала от ярости, ее светлые глаза метали молнии:

- Ненавижу! Сгинь! Пропади пропадом!

Рой песчинок опустился на землю, позволяя Чижику перевести дыхание, но до победы было еще далеко. После мощной мысленной атаки от белой палатки предположительно могли остаться одни клочья, однако она даже не дрогнула, а вот сама Аннушка неожиданно отлетела в сторону, словно получив сильнейший удар в грудь.

- Аннушка!

Чижик подбежал к приземлившейся в кусты девочке. Ее глаза закатились, превратившись в полуприкрытые веками белые полоски. Кожа была холодна, как лед.

- Аннушка! – отчаянно крикнул мальчик, но вряд ли она слышала его испуганное восклицание.

Наверное, девочка пришла в себя только потому, что Чижик очень хотел этого. Он суетился над распростертым телом Аннушки, хлопал по зекам, неумело пытался сделать искусственное дыхание и постоянно окликал ее по имени. И вот рыжеватые ресницы дрогнули, большие выпуклые глаза вновь посмотрели на мир:

- Где я?

- На этом свете, что немаловажно.

- Он очень силен, - озабоченно проговорила Аннушка, вспомнив то, что произошло с ней несколько минут назад. – В его истлевшей оболочке скрыта огромная сила. Он сдул меня, как пушинку…

- Ты можешь идти? Скоро время обеда. Все обязательно соберутся. Он хочет, чтобы мы хорошо ели. Для него это важно. Короче, надо поторапливаться.

- Нет, подожди.

Аннушка приподнялась на локте, потом осторожно встала. После неудавшейся атаки девочка чувствовала себя совершенно разбитой, опустошенной. «Как разрядившийся аккумулятор, - подумала она, пытаясь разобраться в собственных ощущениях. – Но черному уроду тоже, должно быть, здорово досталось, ведь я врезала ему от души. Надо закончить начатое, пока он не набрался сил. А еще необходимо срочно взять из моей палатки миниатюру – если мумия каким-то образом сумеет расколдовать Кемму, мне точно не справиться с этой древнеегипетской напастью».

- Аннушка, не тяни. Уходим.

- Египтяне верили, человек существует после смерти только в том случае, если сохранится его тело. Потому они и научились мумифицировать покойников.

- Да. Инга Федоровна рассказывала про их верования. Слушай, все это интересно, но до обеда осталось минут сорок. Скоро народ потянется назад в лагерь…

- Спокойно. Они пойдут к столу, а не сюда. Знаешь, Чижик, я вернулась в лагерь из-за двух вещей. Во-первых, мне надо забрать заколдованный «портрет» Кеммы…

- Она здесь? – ужаснулся мальчишка, как огня боявшийся египетской колдуньи. – Почему?!

- Думала, так надежней. А во-вторых, я должна уничтожить мумию. Мерзкий мутант уязвим – он может подчинять волю людей, запугивать, поднимать пыльные бури, но для этого ему необходимо хоть какое-нибудь тело. Пусть сушеное, пусть мертвое, но осязаемое, принадлежащее реальному миру.

- А ведь правда… - Толстые стекла очков блеснули на солнце, Чижик по-птичьи наклонил голову, раздумывая над Аннушкиными словами, встрепенулся. – Короче… Короче, я знаю, где хранится бензин! Встретимся у палатки!

Сорвавшись с места, он побежал к фургону. Мрачная Аннушка двинулась следом. На самом деле все не так просто, как задумал Чижик. Черный Колдун наверняка позаботился о защите своего тела, а значит, уничтожить его будет очень сложно. Оставалось только надеяться на его временную слабость после схватки с Аннушкой.

Чижик с канистрой бензина в руке уже ждал возле белой палатки. Велев ему оставаться снаружи, Аннушка взяла канистру и спички, осторожно шагнула в логово мумии. Выполненный в виде человеческого тела разукрашенный гроб по-прежнему стоял на столе и напоминал самый обычный музейный экспонат. От него веяло спокойствием и скукой, однако это ощущение было обманчиво.

- Эй, колдун, я пришла по твою душу! Тебе конец.

Голос Аннушки звучал совсем не так уверенно, как хотелось бы. Каждую секунду она ждала, когда на нее обрушится мощный удар невидимого кулака или начнутся пугающие галлюцинации, неотличимые от реальности. Пальцы скользнули по прохладной поверхности гроба, начали сдвигать тяжелую крышку. Маска, изображавшая лицо лежавшего внутри человека, смотрела прямо на Аннушку. Резко выделявшиеся на фоне черной кожи глаза оставались равнодушны, убийственно спокойны, и чем дольше девочка вглядывалась в них, тем больше понимала тщетность своей затеи. Мертвец не боялся ее. Скорее играл, как кот с мышью, показывая, насколько она беспомощна и наивна. Однако Аннушка решила довести свой план до конца – в воздухе резко запахло бензином, горючая жидкость щедрым потоком полилась на древний гроб.

- Сейчас тебе будет жарче, чем в самой жаркой пустыне.

Девочка отчаянно боролась с желанием заглянуть в зловещий футляр, но знала, что не должна этого делать. Во время прошлой попытки у нее неожиданно отшибло память, она очнулась уже на улице, так и не вспомнив, чем занималась. Возможно, Черный Колдун и теперь рассчитывал, что, посмотрев в его настоящее, не нарисованное лицо, Аннушка забудет все на свете и не сможет чиркнуть спичкой. Потому, справившись с любопытством, девочка, не глядя, плеснула бензин сквозь щель под крышкой и отошла от стола, вполне довольная собой. Теперь ей оставалось только выбраться из палатки и поджечь тянувшийся к гробу бензиновый ручеек.

- Счастливо позагорать, египетский кошмар!

- Аннушка шагнула к выходу, но тут за белой тканью промелькнула тень – кто-то хотел войти в палатку. Девочка замерла на месте, лихорадочно соображая, как ей выкрутиться из скверной ситуации. Она не собиралась поджариваться вместе с мумией и не хотела вновь попасть в плен к свихнувшимся археологам. А человек, приближавшийся к палатке, тем временем уже заглянул в нее.

- Ты? – отпрянула потрясенная Аннушка. – Как ты сумела…

Золотой наряд сверкал под лучами солнца, слепил глаза. Казалось, что в палатку вошла настоящая богиня.

- Да, Хранительница, это я, - улыбнулась Кемма, насмешливо рассматривая щурившую глаза Аннушку. – Не ожидала увидеть меня снова?

- Зря радуешься, я снова превращу тебя в рисунок!

- Может быть, но только не сегодня. Ты растратила все силы, ты слабее ребенка.

55
{"b":"159258","o":1}