ЛитМир - Электронная Библиотека

В лагере археологов ждали гостей. Его обитатели из последних сил прикидывались беззаботными людьми, чтобы не вызвать подозрения вновь прибывших ученых и журналистов. Ребята и девчонки ходили по территории палаточного городка, перекидывались шутками, но их взгляды, как огромный магнит, притягивал белый, залитый ослепительным солнечным светом тент. Там находился их хозяин, господин, повелитель жизней. Пусть это было жалкое, полуистлевшее тело в гробу, но огромная сила, исходившая от мертвеца, повергала их в трепет, лишая воли и разума.

- Ты видела? – тащившая ведро очищенной картошки Ксения остановилась возле Наташи.

- Что именно? – откликнулась та, продолжая развешивать на веревке выстиранное бельишко.

- Мне показалось, между палатками промелькнула та черноволосая девушка, которую мы обрекли на мучения.

- Глупости. Она лежит сейчас в гробнице и ждет смерти.

- Может, меня совесть мучает?

- Не думай об этом, Ксения. Нам нельзя ни о чем думать, иначе самим жить не захочется.

Но не призрак, не обитатель загробного мира, а живая и невредимая Кемма вышла на середину лагеря, одним взглядом отшвырнув направившихся к ней археологов. Египтянка остановилась перед белой палаткой, яростно сжала кулачки:

- Я пришла за тобой, Синухет! Кемма, обманувшая богов, вызывает тебя на бой!

За спиной промелькнула черная тень, которую можно было заметить лишь самым краешком глаза. Жрица знала, что это одна из душ Черного Колдуна, Ка – двойник усопшего. Наверняка поблизости бродили и остальные души Синухета, но их не дано видеть смертным. Кемма ждала, не желая растрачивать силы впустую. Лучше, чтобы враг атаковал первым, тем самым показав, на что он способен.

- Ну же, слуга Сета, нападай! Или ты растерял все свои знания, лишился своей силы?

Вокруг происходило нечто странное. Кемма прекрасно видела лагерь археологов – белую палатку, фургон, толпившихся вокруг людей, но одновременно понимала, что находится посреди безжизненной раскаленной пустыни Сета. Таким был ответ Черного Колдуна – он сумел захватить душу Кеммы, швырнуть ее в свой страшный мир смерти. Борьба в иллюзорном мире оказалась намного сложнее битвы в реальности, и девушка почувствовала легкий холодок страха. Но все же сумела взять себя в руки, на ее алых губах заиграла презрительная усмешка:

- Ты не скроешься от меня в пустыне, жалкий труп!

Последние следы реального мира исчезли, растаяли, как сахар в кипятке. Теперь египтянка видела только сгусток белого огня над головой и бескрайний океан раскаленного песка. Вдали, возле самого горизонта, возник черный столб песчаного смерча. Он стремительно приближался, вырастая до чудовищных размеров, но Кемма следила за ним с усмешкой, зная, что никакая сила не заставит ее сойти с того места, где она стояла сейчас. Ни шагу назад, только так можно выстоять в неравном бою, только так можно рассчитывать на победу…

- Помнишь, я обещал, что мы еще встретимся, Кемма? – столб песка обернулся уродливоц фигурой в черном пропыленном плаще. – Так и случилось.

- На твою беду.

Шестипалая высохшая рука потянулась к капюшону, но девушка не стала дожидаться того момента, когда Черный Колдун явит ей свой безобразный лик. Струившаяся по ее жилам магическая энергия сконцентрировалась, превратилась в огненную лавину и обрушилась на своего заклятого врага. Синухет даже не дрогнул, а затем последовал его ответ: сила мысли уподобилась стальному кулаку, дробившему кости и рвавшему сухожилия. Девушка едва сдержала крик боли, с трудом перевела дыхание и вновь атаковала Синухета…

Со стороны все происходящее производило довольно странное впечатление. Молоденькая, одетая в бикини девушка стояла напротив белой палатки, невидящими глазами глядя куда-то сквозь нее. На лице Кеммы отражались такие ярость и мука, что наблюдавшие за ней сами невольно цепенели от страха. Порой она вздрагивала, шаталась, с трудом удерживая равновесие, порой кричала что-то на непонятном языке. Никто не видел врага Кеммы, только белая палатка дергалась, словно ее трепел ураган, хотя вокруг царил абсолютный штиль. Обитатели лагеря молча наблюдали за страшной битвой, не зная, как поступить. Хозяин больше не отдавал им приказов, а сами они не хотели мешать Кемме, прекрасно понимая, что она сражается за их освобождение. Но и помочь ей археологи не могли.

- Долго она так стоит? – поинтересовалась Аннушка, протискиваясь сквозь толпу.

- С четверть часа, - откликнулся длинноволосый студент, стоявший рядом с ней. – Однажды она упала, но потом поднялась на ноги. Похоже, дело плохо.

Кемма не оставила никаких инструкций о том, как ее ученице надлежало действовать в подобной ситуации. Потому Аннушка просто подошла к ней, стала рядом, вглядываясь своими светлыми глазами в трепыхавшуюся палатку. Она хотела поддержать Кемму, разделить с ней боль и объединить силы против общего врага.

- Как ты здесь оказалась? – не оборачиваясь, спросила Кемма, почувствовав, что, кроме нее, в пустыне Сета находится еще один человек – пришедший на помощь друг.

- Сама не знаю, просто очень захотела, - отозвалась Аннушка, с интересом и тревогой рассматривая фантастический, принадлежавший иному миру ландшафт, открывшийся ее взору. – И что мне теперь делать? Как помочь?

- Ты его видишь?

- Да…

Только теперь, после вопроса Кеммы, Аннушка словно прозрела, заметив стоявшую метрах в десяти от них зловещую фигуру.

- Сотри его в порошок! Разорви на части! Да ты и сама знаешь, как поступить…

Синухет с ненавистью смотрел на своих противниц. Он понимал, что не сумеет совладать с обеими, и девчонка с льняными волосами непременно добьет его. И тогда изуродованные губы Черного Колдуна исказила зловещая ухмылка… Двойной удар обрушился на него всесокрушающей силой, но Синухет даже не пытался отразить атаку Кеммы и ее напарницы. Он знал, куда направит свою энергию, и сознание того, что месть будет хороша, наполнило его злое сердце радостью. Синухет захохотал, а в следующий миг превратился в столб пламени, в котором сгорели все души этого, когда-то бывшего человеком, демона.

- Мы победили? – неуверенно спросила Аннушка.

Они вновь вернулись в реальный мир, увидели пылающую жарким пламенем палатку. Огонь жадно пожирал сухую, как солома, мумию, жалкое прибежище душ Черного Колдуна. Без сомнения, с Синухетом было покончено, однако Аннушка не чувствовала радости победы.

- Ну, так как, Кемма? Мы победили? – вновь повторила она.

- Вроде бы… Но здесь что-то не так… Почему он не сопротивлялся, почему позволил себя убить? Синухет мог отразить нашу атаку, однако не сделал этого. Куда же пропал нерастраченный запас его энергии?

- Может быть, он просто решил, что сопротивление бесполезно, и сдался?

- Не знаю, Хранительница, не знаю… - Кемма задумчиво посмотрела себе под ноги, а потом обратилась к толпившимся вокруг людям: - Отныне вы свободны, больше вы не рабы Синухета. Связь разорвана. Разорвана навсегда.

Послышались слова благодарности, но они смолкли сами собой, как язычки пламени на влажных дровах. Тревога пронизывала воздух, и даже свет солнца стал иным – зловещим, мертвенным. Отчаянно вскрикнула какая-то птица, поджав хвост, бросилась прочь приблудная собачонка, «охранявшая» стоянку археологов.

- Что происходит, Кемма? Скажи, ведь что-то происходит?! – не в силах больше сдерживать волнение, крикнула Аннушка. – Что?!

Но жрица только подняла палец, призывая к молчанию, медленно опустилась на колени, прижала ухо к горячей, твердой, как камень, земле. Аннушка последовала ее примеру и ощутила вибрацию, даже не услышала, а почувствовала грозный нарастающий гул.

- Это месть Черного Колдуна, - пересохшими губами прошептала Кемма. – Он понял, что умрет, и напоследок решил прихватить с собой как можно больше людей. Синухет вызвал землетрясение – он умел повелевать стихией.

Это было так странно, так нелепо… Аннушка растерянно смотрела по сторонам и не могла представить, что совсем скоро здесь все изменится: содрогнутся казавшиеся незыблемыми горы, расколется земля. Еще несколько мгновений – и побережье погрузится в хаос, рассыплются, как карточные домики, жилища людей. Наступит время смерти и страданий…

68
{"b":"159258","o":1}