ЛитМир - Электронная Библиотека

— Выкладывай давай, что у тебя случилось. — Инга вышла на площадку.

— Я не смогу пойти с тобой! — выпалила на одном дыхании Лиза и зажмурилась.

— Почему? — удивилась Зверева. — Хотя, дай-ка догадаюсь! Веня? — предположила она.

— Угу, — тихо согласилась Лиза.

— Ну что ж, подруга, иди, — усмехнулась Инга.

— А ты?!

— А что я? А я с Пашкой пойду.

— И ты не обидишься на меня?

— Хм... Надо подумать. Наверное, нет.

— Точно?

— Ты что, склоняешь меня к другому ответу? — удивилась Инга.

— Спасибо тебе! — закричала Лиза и расцеловала подругу.

Салют был восхитительный. По крайней мере, так показалось Лизе. Она завороженно смотрела на небо и ловила себя на том, что порой по-детски раскрывает рот от восторга. А Веня стоял рядом и обнимал ее. Это был самый прекрасный вечер в ее жизни! У нее было такое чувство, что она одна парит во Вселенной. А Веня лишь приятное дополнение к фейерверку. Поймав себя на этой мысли, девушка удивилась самой себе — от-куда у нее такие идеи? Неужели Вениамин Стрельцов — всего лишь дополнение? Этот парень, о котором мечтают многие, всего лишь дополнение? Да не может быть такого! Лиза разозлилась на саму себя и, заме-тив, что рот ее снова открыт, быстренько его закрыла.

И тут «приятное дополнение» дало о себе знать — повернуло девушку к себе и поцеловало. Веня целовал ее в этот раз сильно, мощно, как-то... страстно. Лиза еще подумала: «Как еще можно целовать в такой ве-чер — только так!»

А потом он снова встал позади и обнял, будто ничего и не было.

И тут Лиза увидела Ингу. Быстро высвободившись из Вениных объятий, она пробормотала какие-то изви-нения и побежала к подруге.

Немного поболтав с Ингой и ее братом, Лизавета вернулась к своему разобиженному спутнику.

Провожая домой, Веня нашептывал ей какие-то слова, но Лиза не слушала — ночной город завораживал ее.

Глава 5

Очередная подстава

Здравствуй, мой дорогой дневник! Ну наконец-то я тут! Закончилась эта неделя! Еле дождалась полночи и (о чудо!) я здесь! Ведь понедельник уже наступил, верно?

Итак, сейчас я в подробностях распишу, что за эту неделю произошло. Ведь тебе интересно, мой до-рогой дневник?

Где-то полчаса назад я вернулась с салюта. Представь себе, мой дорогой дневник, в этом году Ногин-ску исполнилось целых двести... эээ... сколько-то лет.

На салют я ходила с Веней. А из этого следует, что я не очень хорошо (а если сказать про-ще — то просто отвратительно) поступила с Ингой. Блин! Мне так стыдно сейчас. Но я так хочу быть с ним, когда его нет рядом!.. А когда он рядом, я чувствую какую-то фальшь, какую-то неис-кренность. Почему? Почему я смогла просто так его оставить и побежать к Инге? Неужели Ве-ниамин, этот красавчик, мне совершенно не нравится? Может, мне просто льстит, что он обра-тил на меня внимание? Наверное. Я не понимаю себя. НЕ ПОНИМАЮ! Но, как сказала мне однажды The butterfly-girl, нужно жить сегодняшним днем и наслаждаться им. И я наслаждаюсь. Ну да ладно. Хватит о Стрельцове. Не хочу превращать дневник в сопли... Ты согласен со мной, правда?

Перейдем дальше.

Я познакомилась с двоюродным братом Инги. Он старше Инги на два года и выше меня на две головы. Не скажу, что он красавчик, но у него потрясающие глаза! Удивительного темно-карего цвета, в них можно заблудиться... Скажу даже, что в них ХОЧЕТСЯ заблудиться. Он учится на программиста на пер-вом курсе. Но это не главное. Он ударник в одной почти никому не известной группе. Инга обещала дать послушать их диск, но еще не дала, поэтому сказать, что они там вытворяют, не могу.

Теперь я часто посещаю зэ-чат. Ну все дело в наказании. И я уже привыкла к нему, хотя по оформле-нию (скажу уж честно) он просто убог.

А сейчас пойду лучше спать, поскольку уже пишу какую-то бредятину.

А завтра (вернее, уже сегодня) в школу. Не хочу снова видеть эти лица! Не хочу! Хорошо хоть первого урока не будет, физики. Целых две! Ты ведь понимаешь, мой дорогой дневник, почему я не люблю физич-ку-по-совместительству-директора? Ну как можно любить человека, который каждый раз при встрече с тобой начинает принюхиваться?! В эти моменты я готова ее укусить.

А еще мои мама с папой завтра поедут в Петербург на три дня. У них там какое-то сборище архи-текторов. Конечно, называется покрасивее, но смысл такой.

Доброй ночи тебе, мой дорогой дневник!

Лиза уже хотела было выключить компьютер, но передумала. Она решила зайти в зэ-чат и поменять себе ник. Ну что это за кликуха — «Лизка-автоматчица»?

Игнатьева зашла в настройки чата и поменяла себе имя. Теперь она была «I…love… my…life».

«Как-то тупо получилось, — вздохнула Лиза, но решила пока оставить новый ник. — Все равно в голову сейчас больше ничего не лезет».

Напоследок она решила посетить чат. Там было два человека: «ВениК» и «Олюнечка». Увидев их позывные, Лиза обмерла: она знала, кто прятался за этими именами.

На вошедшую в чат новенькую внимания никто не обратил. Там шла очень занимательная беседа.

«Ты уже все написал?» — интересовалась Ляпина.

«Конечно, Оль! И разборчивым, четким почерком!»

«Хм... А как там литературный стиль? Не хромает? Все достаточно художественно и проникновен-но?»

«Обидеть хочешь, да? Я же старался!»

«Да ладно, Вень, не обижайся! Чмок тебя в щечку!»

«А в другую?» — прочтя эти строки, Лиза чуть не двинула кулаком в монитор.

«А в другую попозже, — кокетливо отбила Ольга и продолжила:

«Ты все понял, мой хороший?»

«Конечно, Олюнь, я же не тупой! Слушай, Оль, а почему ты в привате не захотела это все обсуждать?»

«В привате? Фи... В привате неинтересно. Разговаривая в общей комнате, есть небольшой риск, что она нас застукает. Это так забавно!»

«Чем же забавно?»

«Ах, милый мой, не загружай свою голову, тебе не понять... Хотя, даже если она и увидит эти стро-ки, все равно ничего не поймет!»

«Все равно не понимаю...»

«И это хорошо. Ну ладно, Вень, я спать уже хочу. Значит, жду завтра рассказ».

«Обязательно будет! Сладких снов тебе, Олюнь!»

«Да-да, сладких мне снов. Я уже вся в предвкушении чтения. И пусть эта Игнатьева подавится!» — Дочитав до этих слов, Лиза издала непонятный звук и вне себя от ярости вышла из чата.

А когда зашла снова, чтобы узнать, чем же все закончилось (у нее все-таки теплилась надежда, что Веня начнет протестовать против слов Ляпиной), в чате уже никого не было. И разговор Ляпиной и Стрельцова не сохранился. Промелькнуло только сообщение: «Наш чат покидает ВениК...»

Вне себя от ярости Лиза отключила Сеть, поставила на компьютере будильник и пошла спать.

Ночью ей снился странный сон.

Она идет около фонтанов в обнимку с Вениамином и видит невдалеке Ляпину со свитой, но та их не заме-чает. Каким-то восьмым чувством Лиза понимает, что барби хочет позвонить. И правда — Оля достает из су-мочки ТАМАГОЧИ (!), тыкает пальчиком в кнопочки и прикладывает игрушку (а по совместительству и теле-фон) к уху и начинает слушать гудки, отвернувшись при этом от Вени с Лизой.

Во сне Лиза облегченно вздыхает и хочет поскорее уйти от любимых одноклассников подальше, но тут на-чинает звенеть мобильный Вениамина.

«Береги себя-я-я, прощается с тобой навек твой добрый ангел, бере...» — раздается громкая мелодия телефона. И Ольга оборачивается. И видит их. И широко улыбается.

— Венечка! — почти визжит она. — А я тебе только звонить собралась! — И бежит обнимать Лизиного парня. И вдруг очень расчетливо толкает Лизу в фонтан. Слышится пронзительный хохот Ляпиной и Стрельцова.

Следующая часть сна происходит на какой-то затемненной сцене. Лиза стоит посреди сцены и держит в руках барабанные палочки. Очумело посмотрев на них, она бросает их, не глядя, куда-то позади себя, обора-чивается и видит Пашу, держащего в руках палочки.

«Он же ударник! — вспоминает Лиза. —Интересно, как он играет...»

Словно прочитав мысли девушки, Павел Корсаков усаживается за неизвестно откуда взявшуюся барабан-ную установку и жестом указывает Лизе на лежащую рядом электрогитару.

9
{"b":"159268","o":1}