ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Даша слушала над собой сопение невиданной зверюги и жалась к дороге. Она вдруг потерянно подумала, что, может, именно ТОТ мир является мороком. Сном. Уж слишком он казался прекрасным на фоне этого!

Даша мучительно размышляла, имеет ли смысл поднять голову и открыть глаза, и неожиданно вспомнила предупреждение Фомы — бессовестный бросил ее на произвол судьбы! — о безопасности тракта. О защите его каким-то там договором. Что, видимо, и спасло ее, Дашку.

Нечаянная мысль приободрила.

«Наверное, можно осмотреться внимательнее. Не валяться же здесь до бесконечности!» — Даша очень осторожно, очень медленно, слушая, как бешено колотится сердце, подняла голову.

Даша ахнула: невероятная зверюга стояла прямо над ней и уходить явно не собиралась. Видимо, собиралась ею отобедать.

Разглядев местного монстра как следует, девочка невольно задрожала: «Ничего себе! Такого точно ни в одном сне не увидишь! Это какой же изуверской должна быть фантазия, чтобы вообразить себе такое кошмарное чудище? И такое громадное. Чуть ли не с хороший товарный вагончик будет…»

Чудище сидело у дороги, поджав под себя задние лапы, и внимательнейшим образом рассматривало Дашу. Девочка громко икнула.

Большущая, вся в отвратительных мягких складках голова с крупными золотистыми глазами нависала над трактом. Из пасти вываливался темно-фиолетовый язык, с него крупными тягучими каплями срывалась слюна.

Увидев устрашающие белоснежные клыки, Даша оцепенела. Робкая надежда, что такая громадина вполне может оказаться и травоядной, лопнула как мыльный пузырь. Бесславно, что называется, и без следа.

Совсем рядом шлепнулась солидная капля слюны неведомого зверя, Даша брезгливо шарахнулась в сторону. Заметила, что мерзкая слюна забрызгала одну из кроссовок, и неожиданно разозлись.

— Убирайся отсюда давай! — разъяренно закричала она. — Нечего тут слюни распускать! Я с дороги теперь ни на миллиметр не сойду, даже не надейся! Поняла, тварь?

И чуть опять не упала, услышав в ответ невыразимо изумленный и густой голос:

— Говорит… Странно… Что же это за штучка такая?

— Я штучка?! — возмутилась Даша. — Это ты штучка! Пугаешь тут честных путешественников!

— Пугаешь? — лениво протянуло чудище, наклоняя голову еще ниже, так что янтарные светящиеся глаза приблизились почти вплотную. От монстра почему-то резко пахнуло мятой.

На всякий случай Даша отпрыгнула подальше. Она была довольно осторожной девочкой. Договор договором, но зачем же нарываться?

— Пугаешь, конечно! — агрессивно подтвердила она. — Разбудила вот…

— Вообще-то я позавтракать собиралась, — задумчиво и немного печально вздохнула зверюга и облизнулась.

Рядом с Дашей опять упала в пыль увесистая прозрачная капля. Отодвинувшись еще дальше, девочка погрозила зверю кулаком:

— Ну-ну! Про договор не забывай!

— Да помню я, — уныло отозвалось чудище и снова нервно облизнулось. — Откуда же ты взялась здесь, шмакодявка? Я таких еще не встречала…

Усевшись прямо в мягкую пыль, Даша лишь рукой махнула. Везет же ей последнее время на телепатов!

— Откуда я знаю… — И безнадежно спросила: — А ты кто такая?

— Шера я. Ты что, про меня не слышала? А это мой охотничий участок…

— Вот уж повезло, — угрюмо проворчала Дашка. — И на кого ты обычно охотишься?

— Да на кого придется. Жрать-то хочется, — вздохнула Шера. — А крупный зверь на моем участке, считай, не встречается. Так, всякая мелочь. Вот и приходится побегать. И как следует. Тебя вот почуяла, обрадовалась было… А ты, сразу же — на тракт, — укоризненно качнула тяжелой головой зверюга. — Да еще и из разумных… Нехорошо!

— Ничего себе! — искренне возмутилась Даша. — Может, мне надо было согласиться пойти тебе на завтрак, а? Добровольно? Для полного твоего счастья?

— Может быть, — невозмутимо кивнула Шера и заинтересованно спросила: — Так кто же ты такая? Я подобной забавной формы еще не встречала…

— Забавной? — удивилась Даша. — Это уж как посмотреть…

И, вспомнив почему-то Фому, девочка поинтересовалась:

— А Фому ты знаешь?

— Фому знаю, — согласилась Шера и тяжело улеглась на обочине, поместив голову между передними лапами.

— А он что, не забавной формы? — сердито продолжала допытываться оскорбленная до глубины души Даша.

— Нет, он привычная форма. И он — смотритель заповедника. Его трогать нельзя…

— А меня, значит, можно?!

— Тебя можно! Я тебя совсем не знаю. Но мне не нравится, что ты говоришь. Лучше бы ты молчала…

— Что, так жрать меня спокойнее?! — взвилась Дашка.

— Именно, — без особых эмоций отозвалось говорящее чудовище и грустно моргнуло.

Немного успокоившись, Даша подтянула колени к подбородку и, подумав, решила порасспросить эту несуразную, говорящую тварюгу, пока есть такая возможность. Может, хоть что-нибудь узнает об этом мире! Тем более, и Шера, кажется, поболтать не против.

— И много здесь таких, как ты? — продолжила допрос девочка.

— Почему много? — обиделась Шера. — Нас всего-то сотни три на всю планету.

— Всего! — фыркнула Даша. — А рядом еще хищники есть?

Шера недовольно прикрыла глаза:

— Крупных на моем участке больше нет. И разумных тоже.

— А на соседних участках?

— На соседних хватает. Только они меня не касаются.

— Зато меня очень даже касаются, — угрюмо буркнула Дашка. — Мне же дальше идти! А я ничегошеньки о вашем мире не знаю…

— Откуда же ты все-таки взялась?

— Сама не знаю, — тяжело вздохнула Даша. — Дня три назад меня в том лесу, — и она неопределенно махнула рукой, — на золотистую поляну выбросило…

— А-а-а… Другая планета… Тогда понятно.

— Ничего не понятно! Ни капельки! — рассердилась Даша. — К вам что, так часто с других планет попадают?

— Да нет, — нервно облизнулась Шера, — из разумных — практически никто.

— А все-таки? Конкретнее?

— Бывают изредка, — неохотно проворчала Шера, — только я их почти не вижу. Фома их, как и тебя, сразу же по тракту отправляет.

— А из разумных на вашей планете кто обитает?

Шера вздохнула:

— Вот ведь пристала. Здесь же Центр. Здесь многие бывают. Из разных систем. Кое-кто и навсегда оседает. Кому нравится… Это не запрещено. Если, конечно, придерживаться общих правил. А за этим строго следят.

— А все же? Это не ответ! — упорно допытывалась Дашка.

Но Шера лишь гулко вздохнула. Тяжело поднялась на ноги и, окинув девочку явно сожалеющим взглядом, мерно побрела прочь, к лесу. Только и буркнула на прощание:

— Сама все увидишь, раз здесь оказалась. Просто будь осторожнее. И с тракта не сходи. По тебе ведь сразу не скажешь, что ты из разумных… — И она ехидно рассмеялась.

Даша, возмущенно сжав кулаки, промолчала.

А что ей сказать? Что именно по Шере этого не кажешь? Или по Фоме? Судя по услышанному, один Бог знает, на кого ей тут придется наткнуться.

Настороженно прислушиваясь к постепенно удаляющемуся гулкому топоту, девочка вдруг оказалась в своей комнате, в постели. Кулаки были по-прежнему сжаты, на ногах кроссовки, а на голове — кепка. Рюкзак же остался в том мире. Под деревом.

Самое интересное, спать Дашке совершенно не хотелось. Ну, ни капельки. Хотя казалось, что она и не спала вовсе.

Матильда, сидевшая у ее постели, заметила, что Даша открыла глаза и бросилась к ней. Тщательно обнюхав девочку, она, наконец, лизнула Дашу в щеку и плачущим голосом пробормотала:

— Опять эти чужие запахи. И много…

Даша выяснила странную вещь. Оказывается, она никуда и не пропадала! Спала себе все время спокойненько на своем диванчике. Только на секунду, совсем недавно, встревоженной Матильде вдруг показалось, что ее фигура как-то задрожала и размылась… И тут же девочка появилась вновь! Но уже в кроссовках и кепке, со сжатыми кулаками. И сразу на Матильду повеяло чем-то абсолютно чуждым и незнакомым. А в следующее мгновение Даша уже открыла глаза.

Внимательно выслушав Матильду, девочка недоуменно пожала плечами. Понять все это было трудно. Практически невозможно. И в который раз Даша пожалела, что рядом нет Марии. Наверное, только она одна и помогла бы Даше во всем разобраться.

11
{"b":"159273","o":1}