ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Рядом тихо плакала Мария. Даша, растерянно поглядывая на нее, попыталась подняться, но не смогла. Ее охватила странная, совершенно непонятная слабость. Даже пальцы рук почему-то дрожали.

Мария подняла на нее сияющие глаза и мягко прошептала:

— Не спеши, малышка…

И протянула Даше неизвестно откуда взявшийся тут высокий, запотевший стакан тонкого стекла, наполненный необычной, пузырящейся жидкостью вишневого цвета.

— Выпей это. Не бойся. Все хорошо.

Выпив до дна чуть солоноватую ледяную, вязкую взвесь, Даша действительно почувствовала себя лучше. Поднялась с колен и робко спросила:

— Ну что, получилось?

— Ты разве сама не поняла? — засмеялась Мария и открыто улыбнулась девочке.

Даша неуверенно пожала плечами. Кроме легкой слабости она никаких перемен в себе не ощущала. Разве что слегка кружилась голова, и все вокруг изредка как бы заволакивалось дымкой.

Даша хотела спуститься с холма, но не успела.

— Подожди, Даша! Не спеши, — остановила ее Мария. — Осталось еще чуть-чуть… — И она положила вялую пока руку девочки себе на лоб. — Возьми ЭТО…

— Что? — удивилась Даша.

Она вдруг почувствовала в руке — еще секунду назад совершенно пустой! — маленькую круглую пластинку и удивленно поднесла ее к глазам — что это?

Пластина в самом деле оказалась маленькой и круглой, чуть больше копеечной монетки. И удивительно тонкой, почти прозрачной. Лишь изредка Дашин глаз улавливал какие-то голубоватые всполохи и едва уловимое мерцание, плавно перетекающее из одной точки в другую.

— Что это?

— Теперь это твое, малышка! Когда-то, очень давно, много-много лет назад я так же получила эту ВЕЩЬ. И даже на этом же самом месте. А вот что это… Не знаю, малышка. И моя предшественница, я уверена, не знала. Знаю лишь одно: я должна передать ВЕЩЬ тебе.

Даша зачем-то понюхала пластину и звонко чихнула: на нее пахнуло вязкой горечью. Мария наморщила лоб, размышляя.

— Хотя… как бы тебе объяснить… Ну, как я понимаю… Это усилитель, что ли? Или, может быть, ключ к этой сокровищнице, — Мария легонько щелкнула озадаченную Дашку по лбу, — или своеобразная охранная грамота! Или, — женщина вдруг рассмеялась, — дискетка со сводом знаний, что я тебе обязана передать! Сложно сказать… Может, ты со временем сама разберешься. У тебя будет много больше возможностей, чем когда-либо — у меня.

Даша смотрела непонимающе. Странная вещица жгла ей пальцы. Нет, она не была горячей, но…

Мария опять легко засмеялась:

— Приложи-ка кружок ко лбу, девочка! Нужно, наконец, закончить то, что мы начали…

Изумленная Даша почувствовала, как ее рука вновь опустела. Да на пару секунд легкий холодок и мгновенно высохшую испарину, что появились было там, где необычная вещица касалась кожи.

Она ошеломленно рассматривала пустую ладонь, красное пятнышко оказалось как раз на линии жизни. Даша подняла глаза на странно помолодевшую и счастливую Марию и неуверенно спросила:

— А дальше что?

— Все, малышка. Все кончено.

Даша моргнула. Мария раскинула руки в стороны и освобождено рассмеялась:

— Я наконец свободна!

— А мне что делать? — озадаченно прошептала Даша.

— Тебе? Тебе — просто жить! И помнить, что ты — ведьма! И быть осторожной! И обязательно счастливой! Обязательно! Хорошо?

— Ты… сделала меня ведьмой?

Мария улыбнулась:

— Что ты, малышка! Это невозможно! Ведьмами не становятся, ими рождаются…

И вообще, мне это слово не очень нравится! В древности нас называли просто мудрыми женщинами, а вот потом вдруг — ведьмами. На самом-то деле — не то и не другое! Просто у нас с тобой задействована большая часть мозга, чем у других…

Дашины глаза округлились.

— Ну, как бы это попроще? Понимаешь, то, что у других пока спит, мы с тобой можем заставить работать. Понятно?

Даша кивнула.

— А то — сделала ведьмой! — Мария засмеялась. — Стала бы я ждать столько времени, как пес на привязи, если бы могла хоть кого-нибудь сделать ведьмой!

Даша топталась рядом, привычно накручивая на палец кончик косы. Морщила нос, сдвигала брови, закусывала нижнюю губу — думала. Потом встряхнула головой и неуверенно поинтересовалась:

— А что я могу?

— Практически все. Лучше спроси, что ты не сможешь! Ответить будет много проще.

— Хорошо, — кивнула Даша. — Что я не могу?

— Двух вещей, дорогая. Только двух! Ты не сможешь теперь умереть естественной смертью — раз. И не сможешь надолго покинуть эту планету, как и свое тело — два.

Даша громко икнула и покраснела.

— Но тебе пока это и не нужно! Ты ведь совсем кроха. Только-только начинаешь жить…

Даша молчала, прикрывая рот ладонью, почему-то хотелось икать. Мария положила руку ей на голову и виновато сказала:

— Вообще-то, девочка, мне полагалось бы какое-то время побыть с тобой и проследить, чтобы ты не наломала дров… Но я так устала! Тебя так долго не было! Это становилось просто невыносимо. Две клетки… Целую вечность…

Уловив вопросительный и непонимающий взгляд девочки, Мария слабо улыбнулась и шепнула:

— Эта планета! И это тело. Когда-нибудь поймешь…

Даша протяжно вздохнула. Ей вдруг показалось, что она спит. Не могло же все это быть на самом деле? Ведьм не существует, она точно знала. Ну, если только в сказках!

Мария глухо продолжила:

— Ты прости меня. Может быть, позже… да, может быть, позже я и навещу тебя!

— Правда? — глупо пробормотала Даша.

Мария приобняла Дашку за плечи.

— Матери и брату мы скажем, что ты не прошла испытание. И не подошла мне. Поверь, так будет лучше! Незачем их напрасно тревожить. Скажу только, — так, на всякий случай, — что обнаружила у тебя дар целителя. Этого все равно, боюсь, не скрыть! — Мария потрепала девочку по пушистой голове. — А так, малышка, пока не высовывайся и никому не открывайся, не нужно. Живи, как жила, учись, расти, не спеши… Ладно?

Дашка снова кивнула. Покосилась на Марию и угрюмо проворчала:

— Но ведь я и не изменилась! Как не умела ничего, так и не умею. Что тут скрывать?

Мария засмеялась:

— Это тебе так кажется! Ты знаешь все то же, что и я. Я все тебе передала. А со временем научишься этим и пользоваться. Потихонечку. Этому же нужно учиться! А, значит, необходимо время. И терпение. — И строже сказала: — Но ты не спеши. Это может оказаться опасным. Причем не столько для тебя, сколько для окружающих. Ты поняла, малышка? Полегоньку-помаленьку освоишь. Как сейчас говорят? Москва не сразу строилась?

— Ясно, — помрачнела Даша.

А про себя подумала, что ничегошеньки ей не ясно: какие такие знания? Что осваивать? Чему учиться? Школы ей мало, что ли! А почему не спешить? Куда не спешить? Может она что-нибудь или не может? Изменилась она или осталась прежней? Ничего не понятно!

Но самое главное: действительно, все кончилось благополучно, как Мария и обещала. И они наконец пошли к дому.

***

Мама с Толяном, к Дашиному изумлению, еще спали. Мария улыбнулась.

— Я подумала, так будет лучше. Зачем твоей маме лишний раз волноваться? А так, спали и спали. Устали после дороги — ничего странного.

Даша поддакнула. Она не стала говорить, что обычно мама просыпается чуть свет и даже без всякого будильника.

— Ну, давай, малыш, буди их, пора завтракать! — бодро воскликнула Мария. — А то ваш автобус скоро назад отправится. Не застревать же вам здесь на целую неделю? Да и дожди, чувствую, вот-вот зарядят, пора уже. Тогда отсюда и вовсе не выбраться, места у нас глухие…

Мария вдруг резко развернулась. Приподняла Дашин подбородок и заглянула ей в глаза.

— Еще раз, малыш, самый последний! Сейчас, конечно, не средние века и таких, как мы, на костер уже не отправляют, но… Трудно жить изгоем!

Так что постарайся, девочка, чтобы никто ничего не заподозрил. Поверь мне, так проще. Да и мать свою пожалей. Осторожнее будь, ладно?

Даша бездумно кивнула, она устала от всех событий странного утра. Мария легонько подтолкнула ее в спину:

3
{"b":"159273","o":1}