ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

«Мое убеждение таково, — разъясняет свою позицию А.С. Григорьев, лидер «Карельского движения», — есть финская нация, объединяющая племена карел, финнов, вепсов, ижор. В отношении их еще задолго до революции начала проводиться политика геноцида, сознательное расчленение нации на несколько частей. Но положение резко усугубилось после 1926 года, когда оставшаяся за Советской Россией Восточная Карелия была превращена в подстоличную Сибирь. На наших землях поселяли десятки тысяч заключенных, велись хищническая вырубка леса, осушение болот, добыча полезных ископаемых, были уничтожены старинные традиции землепользования, а вместе с ними фактически оказался разрушенным и генофонд нации. Вместо удобного финского языка ввели новоизобретенный путем механического смешения местных диалектов "карельский литературный язык", но даже и его вскоре запретили. На сегодняшний день карелы — один из самых забитых народов России» [152].

Создание нового карельского государства — главная идея «Карельского движения». Вариантов тут несколько: присоединение почти всей территории Карельской Республики и Карельского перешейка в границах 1939 года на конфедеративной основе к Финляндии или с о з д а н и е принципиально нового государства на землях исторического расселения карельских племен.

В ближайшее время актив «Карельского движения» планирует заняться формированием альтернативного правительства, о котором, скорее всего, будет официально заявлено на Конгрессе соплеменников.

Руководство национального общественного объединения «Карельский конгресс» намерено обратиться к президенту России с просьбой присоединить к территории Карелии город Выборг и Карельский перешеек, а также часть Мурманской и Вологодской областей, где исторически проживало карельское население.

По словам лидера «Карельского конгресса» Анатолия Григорьева, это станет ответом карел на процесс укрупнения российских регионов. «Объединение российских регионов началось "сверху" и не учитывает интересов небольших народов», заявил Григорьев корреспонденту информационного агентства REGNUM.

Спору нет, А.С. Григорьев — персонаж опереточный. Но оснований для беспокойства более чем достаточно. Вспомним, что в Прибалтике все начиналось с национальных певческих праздников, на Украине и в Грузии ультранационалисты первым делом образовывали литературные общества для изучения Тараса Шевченко и Шота Руставели. Это классика, вспомним, как в фильме «В джазе только девушки» мафиози действуют под вывеской «любителей итальянской оперы».

А как происходят «оранжевые революции»? В них участвуют менее 0,1 % населения страны. Тем не менее это крикливое меньшинство захватывает власть. Ситуация везде — в Югославии, Грузии, в Украине и т. д. — одинакова. За старую коррумпированную власть население драться не желает, руководство армии и полиции тоже не питают особых симпатий к старым вождям. Часть из них подкуплены, часть боятся ответственности и крови на улицах. Политической же силы, способной поднять народ на отпор «оранжевым», в стране нет. В итоге успех «революции» неизбежен.

Руководство России боится как «оранжевых» революций, так и распада Федерации. Нетрудно догадаться, что отпадение от России хотя бы одного региона приведет к цепной реакции или, как говорят на Западе, «эффекту домино».

Тем не менее правительство РФ в вопросах укрепления безопасности России действует по принципу «шаг вперед, два шага назад». Возникает риторический вопрос: антисоветизм в качестве национальной политики России служит интересам нашего народе или его врагов, в том числе финских националистов?

Признавая заслуги Александра Невского, Ивана III и Ивана IV в деле создания государства Российского, мы что, призываем восстанавливать феодальный строй и опричнину?

Пусть карельских сепаратистов сейчас немного. Но за ними огромный пропагандистский аппарат и деньги Финляндии. И аргументы достаточно внушительные — мол, жизненный уровень в Восточной Карелии в 6 раз ниже, чем в Западной (финской) Карелии, дорог с твердым покрытием на один квадратный километр в Западной Карелии больше в 7 (!) раз и т. д. Пусть цифры, может быть, чуть-чуть завышены, но в целом-то это так!

Начнется «оранжевая» революция, 98 % жителей Петрозаводска закроются в своих домах и будут смотреть «представление» по телевизору. Что будет делать наша власть? Бросят танки против бесчинствующей молодежи?

А если финны придут на помощь соплеменникам? Благо, у них боеготовых частей, в том числе и танковых, гораздо больше, чем на северо-западе РФ.

Да и до финских танков дело не дойдет. Просто США и ЕС пригрозят экономическими санкциями. А у наших «верхов» счета в западных банках, в их университетах обучаются сынки и дочки. Так что силовой вариант отпадает. Чечня — это совсем другой вопрос, и аналогии с Карелией приводить некорректно.

На взгляд автора, спасти РФ от распада может только сильная правая партия. Она не должна быть ни большевистской, ни антикоммунистической.

Ее активисты уже сейчас должны расклеивать плакаты по всей Карелии — «Ты хочешь стать "негражданином"?», «Ты хочешь стать беженцем?», «Ты хочешь стать "рютси" и ходить с обязательной красной повязкой по городу, где родился?» и т. д. Показ документальных фильмов о зверствах националистов на Кавказе, в Западной Украине, Молдавии и т. д. заставил бы обывателя по-новому взглянуть на сепаратистов. Но, увы, эти фильмы почему-то пылятся на полках, а может, и уничтожены.

Лично я против прихода правой партии к власти. Пусть она собирает около 10 % голосов избирателей в целом, а по окраинам — Карелия, Сахалин, Курилы, Хабаровский край, Приморье — и до 80 %. Главное, чтобы активисты этой партии могли задавить в зародыше любые движения сепаратистов. Как? Да пусть возьмут за основу действия «антифашистов» в Германии.

Роль правой партии в Карелии может сыграть и русский «шюцкор», то есть казачье движение.

Нетрудно догадаться, что перспектива создания военизированных казачьих формирований по всей российско-финской границе заставит задуматься финские власти и обуздать реваншистов.

Для справки. По данным переписи населения 1989 г., на территории Карельской АССР проживали представители 92 наций и народностей. Наиболее многочисленными из них являлись русские — 73,6 % населения, карелы — 10 %, белорусы — 7 %, украинцы — 3,6 %, финны — 2,3 %, вепсы — 0,8 %. Доля прочих наций и народностей составляла 2,7 %. Из проживавших в СССР 212 тыс. финнов, вепсов и карел на долю республики приходилось менее половины. Они составляли 13 % населения республики. Основным разговорным языком являлся русский. Им свободно владели 99,4 % населения республики. Считали родным или могли свободно говорить на карельском языке 63,5 % карел. На вепсском языке свободно говорили 55,1 % вепсов, на финском языке — 40,8 % финнов.

Кто же должен быть титульной нацией Карелии? Карелы, составляющие 10 % населения? А может, 2,3 % финнов?

Июнь 2009 г.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Суворин А. Русско-японская война и русская революция. Маленькие письма (1904–1908). М.: Алгоритм, 2005.

Аптекарь П. Советско-финские войны. М… Эксма, Яуза, 2004.

Барышников Н.И. Вступление Финляндии во Вторую мировую войну. 1940–1941 гг. СПб.: Издательство Санкт-Петербургского университета, 2005.

Барышников Н.И. Пять мифов в военной истории Финляндии 1940–1944 гг. СПб.: Издательство СЗАГС, 2007

Боевой путь советского Военно-морского флота / Под ред. А. Басова, М.: Воениздат, 1974.

Боевые вымпела над Онего. Воспоминания моряков Онежской военной флотилии о Великой Отечественной войне. Петрозаводск: Карелия, 1972.

Бухарина А.Ю. Окраины Российской империи: государственное управление и национальная политика в годы Первой мировой войны (1914–1917 гг.). М.: РОССПЭН, 2004.

вернуться

152

Хозыков В. Карелия отделится? // СПб. Ведомости. 23 октября 1992 г.

112
{"b":"159276","o":1}