ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дэмьен посмотрел на телескоп и попытался вообразить мир, о котором говорил Охотник. И наконец пробормотал:

— Я не могу себе этого представить!

— И я тоже. А сколько лет пытался это сделать! Но это просто не укладывается в воображении. Целая планета, не подверженная влиянию жизни… и все же на ней есть жизнь!

— И весьма высокоразвитая.

Охотник слабо улыбнулся.

— Это мы предпочитаем так думать. — Он взглянул на Сиани и приглашающим жестом указал на телескоп. Женщина подошла и нагнулась к объективу. И тут Таррант тихо спросил: — Готовы ли вы ответить еще на один вопрос?

Дэмьен подобрался. Сиани подняла голову.

— Какой?

— Что было нужно тем тварям в Джаггернауте?

— Это когда они напали на меня? — спросила Сиани.

— Именно.

— Отомстить, — уверенно заявил Дэмьен. — Сиани удалось…

— Стоило ли тащиться в такую даль лишь ради мести?

Ночь как будто замерла.

— А как считаете вы?

— Я ничего не считаю. Просто… спрашиваю. Например, что произошло бы, если бы тот, кто напал на леди, сразу после этого вернулся к себе, в земли ракхов, как он, видимо, и собирался? — Таррант дал им время обдумать эту мысль, затем продолжил: — Судя по тому, что нам известно о Завесе, в тот момент, когда он пересек этот барьер, возникшая между ними связь должна была оборваться. Исчезнуть. Видимо, с точки зрения леди, это было бы равносильно тому, что он умер.

— И она бы освободилась!

— Не очень-то эффективная месть, не правда ли? Она бы помучилась пару недель, и на этом все бы и кончилось.

Его светлые глаза были устремлены на Сиани, словно в ожидании ответа; голод, светившийся в его взгляде, заставил Дэмьена поежиться.

— То есть вы думаете, что они замышляли нечто иное?

Таррант с очевидной неохотой отвел глаза от Сиани:

— Я думаю, верно одно из двух. Либо они хотели убить ее, либо забрать с собой. Так или иначе, им было выгодно лишить ее способностей — и памяти, и колдовской силы. С той разницей, что в первом случае это было не обязательно. Нож в сердце не менее смертелен для посвященного, чем для любого прохожего на улице. Если она находилась в их власти так долго, что они успели лишить ее способностей, значит, они вряд ли хотели ее убивать.

Дэмьен подвинулся ближе к Сиани, обнял ее за плечи. Женщина дрожала.

— Вы хотите сказать, что они хотели увести меня с собой? — произнесла она шепотом.

— Боюсь, что так, миледи. Это единственное логичное объяснение. Видимо, они именно за этим и явились в Джаггернаут. А потом, когда сработала защита вашей лавки, они испугались и убежали. Если бы ваш подмастерье не представил дело так, будто вы погибли, они непременно вернулись бы за вами. А так они решили, что им уже до вас не добраться.

— И отправились домой.

— И встретились с подкреплениями. Быть может, это были их сородичи, которых они оставили, чтобы замести следы; быть может, они явились позднее, после того, как первая атака потерпела поражение. Это не важно. Они догадались, что ваши друзья замышляют отомстить за вас, и решили объединить силы, чтобы расправиться с ними. И устроили засаду в Морготе, потому что знали, что вам никак не миновать этого порта. Могу поручиться, что теперь они знают, кто ваша спутница.

— Вот тебе и маскировка! И что же дальше?

— Это зависит от того, зачем она им. Быть может, они еще раз попытаются захватить ее. А может, решат просто перебить вас всех, чтобы развязаться с этим делом. Позвольте вам напомнить, что троих из них мы уже убили. Они могут решить, что игра не стоит свеч.

— Так или иначе…

— В Шиве нас ждет засада, — тихо проговорила Сиани. — И все из-за меня…

— Никакая засада нас в Шиве не ждет! — с раздражением обронил Таррант. — Об этом я уже позаботился. К тому времени, как ваш друг будет в состоянии отправиться в путь, этой шайки давно уже и след простынет. Так что давайте сосредоточимся на более серьезных делах. — Облака над головой закрыли Приму плотным покрывалом. Стало совсем темно. Лица Тарранта было не видно. — Для леди будет безопаснее всего остаться здесь, — объявил он.

— Нет, — отрезал Дэмьен. А Сиани гордо вскинула голову, словно одно это предложение добавило ей сил.

— Нет! — повторила и она. — Я не могу просто сидеть и ждать. Не могу! В конце концов, это все из-за меня!

— Я так и думал, — тихо сказал Таррант. — Но предложить все же следовало. Решать вам. Значит, так. Леди едет с нами. Мы пересечем Завесу. И узнаем, что за сила правит тварями, которые так отчаянно стремятся захватить ее. Если мы хотим освободить леди, другого выхода нет. Но имейте в виду, — закончил Таррант, и в голосе его зазвучала холодная и темная осенняя ночь, — что, если мы привезем леди в земли ракхов, каковы бы ни были наши намерения, мы сделаем именно то, чего добивается наш враг!

26

Они ждали у дороги на Шиву. Ждали уже много ночей подряд. Некоторые начинали сомневаться, но предводитель настаивал на том, что место выбрано верно; и они ждали, голодные, нервные, — им не терпелось отомстить и вернуться домой. Один из них уже вернулся — чтобы передать донесение Держателю.

И они дождались!

Люди появились из Леса примерно через час после наступления Тьмы. Двое мужчин и одна женщина — все та же троица, что много дней назад выехала из Джаггернаута. Только теперь грим женщины был не таким плотным. Видимо, за ночи, проведенные в Лесу, она несколько утратила свое искусство маскировки. Даже новички, недавно пришедшие из земель ракхов, узнали ее по описаниям.

«Она жива!» — прошипел один.

«Пока да», — подтвердил другой, сверкая голодным взглядом.

А ничего не подозревающие люди спокойно разговаривали. Вот они подъехали ближе, можно было уже различить слова. Женщина сердилась на Охотника за то, что он с ней сделал, и торопилась как можно быстрее покинуть Лес. Большой человек, который причинил им столько неприятностей в Морготе, утверждал, что все это к лучшему: если бы она не настояла на том, чтобы Охотник не ехал с ними, он был бы вынужден согласиться взять его с собой. Высокий и бледный мужчина молчал, но когда он поднял руку, чтобы подправить свои магические очки, стало видно, что он многое перенес и еще не вполне оправился.

Чудесно.

В засаде сидело шестеро — в два раза больше, чем их было, когда они впервые отправились в путь! Для этой жалкой троицы они были все равно что целая армия!

«Колдуна с ними нет!» — радостно воскликнул один.

«Они отказались взять его с собой…»

«Нам везет…»

«Да…»

Тот колдун застал их врасплох. Он да еще эта проклятая сука с равнин. Она-то отправилась домой сразу после драки — ей было неуютно рядом с жуткими владениями колдуна. Так что теперь она вне игры. А колдун? А ну его! Какая разница, где он шляется, — лишь бы не здесь! Люди одни. Остальное не важно.

«Их надо убить, — заявил один из новопришедших. — Быстро и наверняка».

Раздались протестующие возгласы. Они хотели есть, и им было страшно. Но вскоре недовольные угомонились. Новичок был прав. Они уже пытались пустить в ход более сложный план — и вот эти люди преследуют их. Нет, с этим пора кончать.

Держателю придется смириться с этим.

Люди были уже совсем близко. Они спорили. Шестеро напряглись, выжидая момент.

— Это была ошибка… — говорил худой.

— Нет, Зен, ты остался в меньшинстве, — звучал непреклонный голос большого. — Таррант все же слишком опасен. Я предпочел бы выйти с голыми руками против всей орды этих демонов, чем иметь подобного союзника у себя за спиной.

— Но…

— Он прав, Зен, — тихо сказала женщина. Ее голос звучал напряженно. Она выглядела так, словно не спала несколько суток кряду. — Мы не знаем, кто он и чего хочет. Нам известно лишь одно: он питается людским страхом. И если бы он отправился с нами, рано или поздно мы стали бы для него всего лишь подходящей пищей. — Она содрогнулась. — Один раз он уже пытался сожрать меня. С меня довольно.

57
{"b":"159281","o":1}