ЛитМир - Электронная Библиотека

Королева Бетуана шагала вровень с плечом Фарэна.

– Ты уверен, Спархок-рыцарь? – спрашивала она. – Тролли – животные, а всякое животное рождается с умением плавать. Даже кошка умеет плавать.

– Но не слишком любит это занятие, Бетуана-королева. – Спархок улыбнулся, вспомнив, как Мурр плавала «по-кошачьи» в пруду с золотыми рыбками в сарсосском доме Сефрении. – Улаф-рыцарь говорит, что мы можем не беспокоиться, что тролли вплавь обогнут стену. Они могут переплыть реку или озеро, но море их пугает. Должно быть, все дело в прибое – или в соленой воде.

– Почему мы движемся так медленно? – В ее голосе звучало нетерпение.

– Мы хотим, чтобы шпионы Заласты наверняка увидели нас, ваше величество, – пояснил Вэнион. – Это весьма важная часть нашего плана.

– Эленийские сражения слишком долгие, – заметила она.

– Мы бы предпочли сражение покороче, атана, но происки Заласты охватили весь континент, потому и нам приходится успевать повсюду.

Сефрения, которая везла в седле перед собой Флейту, выехала вперед. Рядом с ней ехала Ксанетия. Между Сефренией и Ксанетией понемногу росла и крепла осторожная дружба. Обе по-прежнему старательно выбирали слова и не пытались подстегивать события. Теперь напряжение между ними исходило не от вражды, а скорее от избыточной боязни нечаянно оскорбить друг друга, и Спархок чувствовал в этом решительную перемену к лучшему.

– Мы устали от краснобайства, – сказала Сефрения Вэниону. – Я никак не могу решить, кто больший лжец и хвастун – Тиниен или Улаф.

– Вот как?

– Они пытаются перехвастать друг друга. Улаф отчаянно привирает, и Тиниен, я подозреваю, делает то же самое. Они лезут из кожи вон, уверяя друг друга, будто бы его собеседник упустил величайшее приключение столетия. Скоро они утонут во лжи с головой.

– Это всего лишь способ выразить свои чувства, матушка, – пояснил Спархок. – Они стесняются признаться, что обожают друг друга, а потому рассказывают небылицы.

– Ты что-нибудь поняла, Ксанетия? – улыбнулась Сефрения.

– Кто, имеющий разум, в силах понять, сестра, как и почему мужчины выражают свою любовь?

– Мужчины не слишком в ладах со словом «любовь», – заметил Спархок, – особенно когда речь идет о другом мужчине.

– Но ведь это же именно любовь, не так ли, Спархок? – спросила Сефрения.

– Может быть, но мы все равно не в ладах с этим словом.

– Желала бы я поговорить с тобою, анара, – вмешалась в разговор Бетуана, как всегда переходя на архаическую речь.

– С радостью внемлю я твоим словам, королева Атана.

– Не так давно молодые атаны выразили желание отыскать Дэльфиус, замышляя разрушить твой родной город и предать мечу твоих соплеменников. Стыдно мне от всего сердца, что я дала им свое согласие.

Ксанетия улыбнулась.

– Сие неважно, королева Атана, ибо есть лишь избыток юношеских бурь и восторгов. Должна признаться, что наши неопытные и горячие юнцы частенько забавляются, обманывая и отвлекая твоих, уводя их от цели их исканий посредством несложных чар и неуклюжих трюков. Сдается мне ныне, что подобным образом обе мы освобождаемся от тяжкой обязанности искать занятие нашим детям, кои по молодости, неопытности и скуке своей вечно сетуют, что нечем им заняться – во всяком случае, ничем, что было бы достойно их необычайных талантов.

Бетуана рассмеялась.

– Неужто и ваши дети донимают вас своими сетованиями, анара?

– Как и все дети в мире, – заверила их Сефрения. – Это и есть одна из причин, по которой родители так быстро старятся.

– Хорошо сказано, – согласился Спархок. Ни он, ни Сефрения при этом старались не смотреть на Флейту.

* * *

До Лебаса, города в северном Тамуле, они доехали за два дня. Спархок произнес речь перед войском, упирая на неограниченное могущество Беллиома, чтобы объяснить, как им удается за короткий срок проехать такое большое расстояние. На самом деле Беллиом здесь был ни при чем. В этом походе о продвижении войска позаботилась Флейта.

В Лебасе ожидал их еще один гонец с новым посланием от Халэда. В весьма оскорбительном тоне послание сообщало, что гонец должен провести их к месту на побережье, где ожидают их со своими отрядами Кринг и Энгесса, ибо рыцари, предоставленные самим себе, неизбежно заблудятся в лесу. Классовые предрассудки Халэда, похоже, были непоколебимы.

Дороги на север из Лебаса не было – только проселки и тропы, правда довольно четкие. Войско достигло южной опушки огромного леса, который покрывал весь северо-восток континента, и сотня пелоев, которых привел с собой из Эозии Кринг, старалась ни на шаг не отъезжать от своих союзников. Густой лес вызывал у западных пелоев, жителей равнин, неодолимое беспокойство.

– Думаю, что все дело в небе, – объяснял Тиниен своим спутникам.

– Тиниен, – сказал Келтэн, – в лесу почти невозможно разглядеть небо.

– Об этом я и говорю, – согласился круглолицый дэйранец. – Западные пелои привыкли к тому, что у них над головой небо. Когда его заслоняют ветви деревьев, это выводит их из равновесия.

* * *

Они так и не узнали, было ли нападение случайным, или целью его была именно Бетуана. Войско углубилось примерно на сотню лиг в лес и разбило лагерь, готовясь к ночлегу. Большой шатер для женщин – Бетуаны, Ксанетии, Сефрении и Флейты – поставили на отшибе, чтобы создать им хотя бы видимость уединения.

Убийцы отменно укрылись, и их было четверо. Они выскочили из кустов с обнаженными мечами в тот миг, когда Бетуана и Ксанетия выходили из шатра. Бетуана не растерялась ни на миг. Ее меч вылетел из ножен и вонзился в живот одного из нападавших. Выдергивая меч, Бетуана бросилась наземь, перекатилась и обеими ногами ударила в лицо второго противника.

Спархок и остальные уже бежали к шатру, привлеченные криком Сефрении, но королева Атана, похоже, могла справиться и сама. Она отбила неловкий выпад и расколола череп потрепанного противника. Затем она обернулась к последнему оставшемуся врагу.

– Сзади! – на бегу закричал Берит. Человек, которого Бетуана ударом в лицо повалила на землю, пытался подняться, глотая кровь из разбитого носа и сжимая в руке кинжал. Он был прямо за спиной королевы атанов.

До сих пор, сбрасывая личину, Ксанетия менялась медленно – цвета словно стекали с нее, уступая место нарастающему сиянию. На сей раз, однако, она вспыхнула мгновенно, и исходило от нее не просто сияние, а ослепительный свет. Она сверкала, словно новорожденное солнце.

Убийца с разбитым носом мог бы убежать от нее, будь он в полном здравии, но удар Бетуаны, как видно, выбил его из колеи и лишил способности быстро соображать.

Он вскрикнул лишь однажды, перед тем, как рука Ксанетии коснулась его, и крик этот заглох в хриплом бульканье. С разинутым ртом и вытаращенными от ужаса глазами смотрел он на слепящее сверкание той, что только что нанесла ему смертельную рану, – но длилось это лишь мгновение. Потом различить выражение его лица стало уже невозможно, потому что плоть начала оседать, сползать, обращенная смертоносным прикосновением в разлагающуюся жижу. Рот его, казалось, раскрывался все шире, щеки и губы сползали с подбородка. Он попытался было вновь закричать, но разложение уже добралось до его горла, и из безгубого рта вырвалось лишь бессмысленное бульканье. Затем плоть стекла с его руки, и кинжал выпал из скрюченных пальцев скелета.

Он осел на колени, и склизкие остатки плоти и жил растекались из-под его одежды.

Затем гниющий труп рухнул ниц на лесной ковер из опавших листьев и застыл – но продолжал разлагаться под неумолимым действием проклятия дэльфов.

Слепящее свечение анары потускнело, и она, уронив сияющее лицо в источавшие свет ладони, разрыдалась.

ГЛАВА 28

В Эсосе шел дождь, ледяной настырный дождь, который каждую осень надвигался на город с Земохских гор. Дождь не слишком заметно испортил Праздник Урожая, поскольку местные гуляки успели так упиться, что им и непогода была нипочем.

107
{"b":"159282","o":1}