ЛитМир - Электронная Библиотека

– Нарсет, – твердо ответил Вэнион.

– Голубая Роза, – сказал Спархок, обеими руками взяв камень, – перенеси нас в Нарсет.

Беллиом дрогнул, и вновь их окутали знакомые сумерки. Затем мир прояснился.

Нарсет оказался небольшой и пыльной деревушкой: глинобитные лачуги с плоскими крышами, сараи для домашнего скота, выстроенные, казалось, больше для красоты, потому что куры, свиньи и козы вольно бродили по улицам. К востоку виднелся крупный город, все дома в котором были покрыты снаружи белой штукатуркой, чтобы защититься от безжалостного солнца пустыни.

Спархок спрятал Беллиом и кольцо Эланы и защелкнул золотую крышечку на собственном кольце.

– У нас появилась компания, – предупредил Телэн.

К ним приближался желтолицый тамулец в зеленой шелковой мантии в сопровождении взвода смуглых кинезганских солдат в точно таких же черно-белых полосатых одеяниях и искусно намотанных на головы кусках ткани, которые носили и пограничные стражи. В глазах тамульца было жесткое выражение, которое он пытался скрыть притворным добродушием.

– Добро пожаловать, господа рыцари, – приветствовал он их по-эленийски, с легким акцентом, – мы ждали вас. Я – Канзат, глава местного отделения министерства внутренних дел. Посол Таубель отправил меня встретить вас.

– Как это любезно со стороны его превосходительства, – пробормотал Вэнион.

– Все имперские чиновники получили приказ во всем содействовать вам, лорд…

– Вэнион.

Канзат преодолел секундное замешательство.

– Я полагал, что вашим отрядом командует сэр Спархок.

– Спархок немного задержался. Он присоединится к нам позже.

– А-а, – Канзат окончательно пришел в себя. – Боюсь, лорд Вэнион, что вы не сможете без промедления войти в город.

– Вот как?

Канзат тонко, холодно улыбнулся.

– Король Джалуах в данный момент чувствует себя отвергнутым. – Он бросил быстрый взгляд на кинезганцев, стоявших в нескольких шагах от него, и понизил голос до конфиденциального шепота:

– По правде говоря, лорд Вэнион, и кинезганцы, и чумная дыра, которую они именуют своей родиной, настолько незначительны в делах Империи, что никто не воспринимает их всерьез. Они же относятся к этому крайне чувствительно. Какой-то идиот в посольстве забыл переслать королю очередное послание из Материона, и теперь король страдает от унижения в своем дворце. Придворные льстецы вывели на улицы толпы негодующей черни. Посол Таубель сейчас пытается уладить дело так, чтобы не обращаться к атанскому гарнизону, однако именно теперь на улицах Кинестры крайне напряженно. Его превосходительство просил вас подождать в Нарсете, пока он не сообщит, что путь свободен.

– Как вам будет угодно, – вежливо пробормотал Вэнион.

Канзат явно вздохнул с облегчением.

– Прежде всего, уйдем с этого треклятого солнца.

Он повел их в деревню – не более двух дюжин глинобитных домишек, окружавших колодец, расположенный на спекшейся от солнца центральной площади. Спархок лениво гадал, ходят ли здешние женщины к колодцу в предрассветном серо-стальном свете, как ходили рендорские женщины в Кипприа, и движутся ли они с той же танцующей грацией. Потом, непонятно почему, он подумал о том, как поживает Лильяс. Афраэль наклонилась к нему со спины Чэль.

– Как не стыдно, Спархок, – прошептала она.

– Ты же знаешь Лильяс, – невозмутимо ответил он, – а значит, понимаешь, что она не из тех женщин, которых можно забыть, даже если очень этого хочется.

Единственным приличным строением в деревне был полицейский участок, зловещего вида каменное здание с решетками на окнах. На лице Канзата безупречно изобразилось раскаяние.

– Вид не слишком гостеприимный, лорд Вэнион, – виновато проговорил он, – но зато самое прохладное место в этом свином загоне.

– Может быть, убьем его и покончим с этим? – прошептал Бевьер Спархоку по-стирикски.

– Не будем спешить, – ответил Спархок. – Нам так или иначе нужно дождаться приятеля Афраэли – кто бы он там ни был – так что не стоит подгонять события.

– Я распорядился приготовить для вас угощение, – сказал Канзат Вэниону. – Входите, прошу вас. Солнце печет невыносимо.

Рыцари спешились и вслед за полицейским вошли в просторный запыленный кабинет. У стены стоял длинный стол, заставленный блюдами с ломтиками дыни и фигами, а также кувшинами с угощением иного рода.

– Фрукты и дыни здесь не так приятны на вкус, как в Материоне, – извинился Канзат, – но здешние вина вполне приемлемы.

– Благодарю, Канзат, – покачал головой Вэнион, – но мы только час назад завтракали и пока еще сыты.

Мгновенное раздражение скользнуло по лицу тамульца.

– Тогда я распоряжусь, чтобы о ваших конях достойно позаботились, и отправлю гонца в посольство сообщить о вашем прибытии. – Он повернулся и вышел.

– Не могла бы ты обеспечить нам уединение, дорогая? – по-стирикски обратился Вэнион к Сефрении.

– Конечно, – улыбнулась она. Затем быстро сплела заклинание и выпустила его.

– Когда-нибудь ты непременно должна научить меня этому заклинанию, – сказал он.

– Чтобы ты мог обходиться без меня? Ни за что, любимый.

– Похоже, мы застали их врасплох, – заметил Бевьер. – У Канзата даже не было времени стесать шероховатости с той грубой лжи, которую он нам преподнес.

– На твоем месте я бы поостерегся, – сказал Улаф Келтэну, который потянулся было к кувшину с вином. – Скорее всего от первого же глотка ты свалишься без чувств, как бревно.

Келтэн с сожалением отодвинул кувшин.

– Пожалуй, ты прав, – неохотно согласился он.

– Стало быть, мы пленники, – вздохнул Телэн. – Весьма печально. Я всю жизнь воровал, а под арестом оказался только сейчас.

– То, что угощение скорее всего отравлено, немного усложняет дело, – проворчал Улаф. – Если не считать этого, Канзат оказался нам чрезвычайно полезен. Он посадил нас в самое крепкое здание во всей деревне, да еще весьма неосмотрительно забыл нас разоружить. Мы сможем продержаться здесь столько, сколько понадобится.

– Ты мошенник, Улаф! – рассмеялся Бевьер. – Тиниен прав. Ты делаешь вид, будто ненавидишь осады, но всегда именно ты первым предлагаешь готовиться к осаде.

– Настоящий друг не стал бы говорить об этом прилюдно.

– Я смогу, если дело дойдет до худшего, добыть воду, – сказала Сефрения, – однако давайте не будем опережать события. – Она наклонилась к Флейте и подняла ее на руки. – У тебя не было новых намеков насчет того, кого мы ждем? Флейта покачала головой.

– Пока ничего важного. Впрочем, я думаю, что он уже в пути.

– Замечательно. Это место не слишком-то приятное.

– У меня есть мысль, мои лорды, – сказал Берит. – Что если нам пригласить Канзата присоединиться к нашей компании – просто в качестве предосторожности? Если кому-то придет в голову штурмовать здание, присутствие Канзата, быть, может, направит его мысли в другую сторону.

– Отличная идея, – согласился Улаф. Канзат, однако, не вернулся. День тянулся бесконечно, и рыцари постепенно забеспокоились.

– Он тянет время, – сказал наконец Келтэн. – Либо он ждет подкрепление, либо надеется, что нам захочется пить.

– Нам просто нужно подождать, Келтэн, – сказала Флейта. – Тот, кто присоединится к нам, уже в пути.

– А, так это скачки! Можно сидеть здесь и биться об заклад, кто придет первым – наш новый спутник или Канзатово подкрепление.

– Что ж, можешь так и считать, если тебе хочется.

* * *

Прошло около двух часов после их прибытия в Нарсет, когда на дороге, ведущей в Кинестру, появился большой отряд. Впереди на вороном игривом жеребце ехал всадник в розовой тамульской мантии. За ним следовали атаны.

– На чьей стороне атаны? – спросил Телэн.

– Это зависит от того, дошел ли сюда приказ из Материона не подчиняться министерству внутренних дел, – ответил Халэд.

– Дело может оказаться еще запутанней, – заметил Вэнион. – В Материоне между министерством внутренних дел и министерством иностранных дел существует стойкая неприязнь, а Канзат намекал, что у него весьма тесные отношения с послом Таубелем.

36
{"b":"159282","o":1}