ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Дэвид ЭДДИНГС

ВОР И КНИГА ДЕМОНА

ПРОЛОГ

Итак, прежде Начала не было Времени, и все было Хаос и Тьма. Но восстал ото сна Бог Небес Дейвос, и с его пробуждением начало свой ход само Время. И взглянул Дейвос на Хаос и Тьму, и преисполнилось его сердце великой тоской. И поднялся он, чтобы свершить то, что свершено, и Свет проник в пустоту, где обитал его родственник, демон Дэва. Но когда Дейвос устал от трудов своих, он нашел себе место, чтобы отдохнуть. И одним лишь усилием мысли своей он воздвиг высокую башню на той границе, что отделяет Свет от Тьмы и царство Времени от того места, где Времени нет. И отсек Дейвос ту границу огнем, чтобы остеречь людей от бездны Дэвы, и стал жить там, в своей башне, разговаривая лишь со своей Книгой, пока Время продолжало свой величавый ход.

Но демон Дэва был крайне удручен вторжением Дейвоса в свои темные владения, и вечная вражда зародилась в его душе, ибо Свет причинял ему боль, а размеренное течение самого Времени было для него мукой. И тогда удалился он, и воссел на ледяном троне посреди глухой безжизненной Тьмы. И там вынашивал он свои планы отмщения против Света, и родственника своего, и против самого Времени.

А сестра их посмотрела на них, но ничего не сказала.

Из книги «Небо и Бездна» Мифы Древнего Медайо

В защиту Альтала следует заметить, что он согласился похитить Книгу, будучи в весьма затрудненном финансовом положении и в порядочном подпитии. Будь он тогда совершенно трезв и не исчерпай он запасы своего кошелька до самого дна, то, пожалуй, постарался бы подробнее разузнать относительно Дома на Краю Мира и гораздо больше повыведать о владельце Книги.

Пытаться скрывать истинную натуру Альтала было бы чистейшим безумием, поскольку пороки его стали притчей во языцех. Как известно всем, он вор, лжец, а коль доведется, — и убийца, несносный хвастун и человек, лишенный малейшего чувства страха. Кроме того, он завзятый пьяница, обжора и большой любитель дамочек, чьи моральные устои не слишком высоки.

Во всяком случае, он очаровательный плут, остроумен и весьма занятен. В некоторых кругах поговаривали даже, что стоило Альталу захотеть, и он мог бы заставить деревья и горы сотрясаться от хохота.

Впрочем, его ловкие пальцы могли поспорить в проворстве с его умом, и, подсмеиваясь над шуточками остроумного вора, осторожный человек должен был держаться за свой кошелек.

Сколько он себя помнил, Альтал всегда был вором. Отца он никогда не знал и не мог с точностью вспомнить фамилию своей матери. Он вырос среди воров в суровых приграничных краях, но еще ребенком благодаря своему уму был принят в обществе людей, зарабатывающих на жизнь тем, что их стараниями материальные ценности обретают новых владельцев. Он пробился благодаря своим шуткам и историям, и воры в благодарность кормили его и учили своему ремеслу.

Он был достаточно сообразителен, чтобы понять ограниченность каждого из своих учителей. Некоторые из них были громилами, которые брали что хотели только благодаря своей силе. Другие были маленькими, юркими и воровали тайком. Когда Альтал приблизился к своему совершеннолетию, он понял, что великаном ему не стать. Природа явно не наделила его выдающимся ростом. Однако он понимал и то, что, когда окончательно повзрослеет, он уже не сможет проникать сквозь маленькие лазейки в разные интересные местечки, где хранятся всякие любопытные штуки. Рост его будет средним, но он поклялся себе, что сам никогда не станет посредственностью. Ему пришло в голову, что ум, возможно, лучше, чем бычья сила или мышиная проворность, и он сделал свой выбор.

Поначалу он пользовался скромной славой в горах и лесах на самом краю цивилизации. Другие воры восхищались его смекалкой. Как сказал один из них, сидя однажды вечером в воровской таверне в стране Хьюл: «Клянусь, этот парень Альтал может убедить даже пчел, чтобы они приносили ему мед, и птиц, чтобы они несли ему яйца прямо в ладонь на завтрак. Попомните мои слова, братья, этот парень далеко пойдет».

И в самом деле, Альтал шел далеко. По натуре своей он не был домоседом, в нем, казалось, сидит какая-то заноза — или вирус — неуемного любопытства, стремления узнать, что находится по ту сторону холма, или гор, или реки, через которую он перебирается. Однако его любопытство не ограничивалось одной лишь географией, поскольку его интересовало также содержимое домов или же содержимое кошельков более оседлых соседей. Эти два вида любопытства вкупе с почти инстинктивным чутьем, которое говорило ему, что он слишком засиделся на одном месте, заставляли его пребывать в постоянном движении.

Таким образом довелось ему повидать прерии Плаканда и Векти, холмы Ансу и горы Кагвера, Арум и Кверон. Ему случалось даже делать вылазки в Регвос и Южный Неквер, несмотря на жуткие истории, которые люди рассказывали об ужасах, которые таят в себе горы по ту сторону крайних пределов границы.

Но, что больше всего отличало Альтала от других воров, так это его удивительное везение. Он выигрывал всякий раз, стоило ему взять в руки кости, и куда бы он ни отправился, в любых краях ему улыбалась удача. Счастливая встреча или какой-то случайный разговор почти всегда приводили его к самому процветающему и ничего не подозревающему человеку в любом селении, и казалось, какой бы тропой он ни пошел, даже наугад, она прямиком ведет его к таким возможностям, какие выпадают на долю не каждого вора. По правде сказать, Альтал был даже более знаменит своей удачливостью, чем умом и смекалкой.

Со временем он и сам уверовал в собственную удачу. По-видимому, фортуна его просто обожала, и он стал безоговорочно ей доверять. В глубине души ему даже стало казаться, что она беседует с ним в тайных закоулках его разума. Почувствовав легкий укол, который говорил ему, что пора срочно покинуть какой-либо город, он считал, что это она подает ему знак, молчаливо предупреждающий о тайно грозящих ему неприятностях.

Благодаря сочетанию ума, ловкости и удачи он смог преуспеть, но к тому же, если того требовали обстоятельства, он умел бегать, как олень.

Профессиональный вор, если он хочет регулярно питаться, должен проводить большую часть своего времени в тавернах, слушая, о чем говорят люди, поскольку информация в воровском деле — самое главное. Мало проку в том, чтобы грабить бедняков. Как и любой другой, Альтал любил выпить добрую кружечку сладкого меда, но в отличие от некоторых завсегдатаев таверн редко позволял зелью взять над собой верх. Пьяный может наделать ошибок, а вор, который ошибается, обычно долго не живет. В любой таверне Альтал умел безошибочно отличить человека, который наверняка владеет полезными сведениями, и чаще всего с помощью шуток и щедрости ему удавалось убедить того поделиться информацией. Оплатить выпивку болтуну в таверне было чем-то сродни вложению денег в дело. Альтал всегда следил за тем, чтобы его собственная кружка осушалась почти одновременно с кружкой собеседника, однако по известным причинам мед из его кружки по большей части попадал не в живот, а на пол.

В течение нескольких дней он менял места, рассказывал байки кабацким бездельникам, покупал им выпивку, затем, точно вычислив богатеев какого угодно города или деревни, где-то около полуночи забегал к ним с визитом, а поутру был уже в нескольких милях оттуда, на пути к какому-нибудь другому приграничному селению.

Хотя Альтала интересовала прежде всего информация местного характера, в тавернах ему доводилось слышать и другие истории — рассказы о городах в долинах Экуэро, Требореи и Перкуэйна, о цивилизованных странах, расположенных к югу. Некоторые из этих историй он слушал с глубоким скепсисом. Во всем мире нет такого глупца, который бы вымостил улицы родного города золотом; и хотя, должно быть, брызжущий алмазами фонтан представляет собой прекрасное зрелище, пользы от него нет никакой.

1
{"b":"159283","o":1}