ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Хорошо снова оказаться дома, — сказал Альтал, осматриваясь в круглой башенной комнате, после того как они вернулись в Дом.

— А сколько в действительности понадобилось времени, чтобы вылечить твои глаза? — спросил Гер у Элиара.

— Я начал видеть проблески света — самостоятельно — через несколько дней, — ответил Элиар. — Но прошло немало времени, прежде чем я начал различать детали.

— Значит, Эмми наверняка остановила время.

— Я не обратил на это внимания, — признался Элиар. — Здесь происходило много гораздо более интересных событий.

— Может, предоставишь объяснить это мне, Элиар? — предложила Двейя.

— Почему ты решила разговаривать с Альталом через Гера? — спросил ее Бхейд.

— Он был свободен, — ответила она, — к тому же он в некотором смысле подходил для этого. Главное состояло в том, чтобы скрыть наши действия от Комана. Альтал понял это очень быстро. Если бы Генд знал, что Элиар выздоравливает, он поступал бы по-другому.

— А под утесом действительно есть пещеры? — спросил Бхейд.

— Не так много, как кажется капитану Дрейгону, — слегка улыбнувшись, ответил Элиар. — Большинство подземных ходов, по которым, как он думает, он шел, находятся здесь, в Доме. Он разбил лагерь на этом огромном пастбище, после чего я еще примерно с полмили вел его к вашей горе, а потом незаметно вернулся вместе с ним через двери сюда, в Дом. Тем временем Лейта караулила Комана у порога его двери, и каждый раз, когда он начинал приближаться к тому, чем мы заняты на самом деле, она предупреждала меня, чтобы я мог предпринять что-нибудь для отвода глаз. В то же время Андина наблюдала за Креутером и его плакандцами в их лагере и передавала мне сведения об их планах.

Элиар постучал пальцем себе по лбу.

— Большую часть ночи здесь проходило что-то наподобие военного совета.

Лицо Бхейда стало немного задумчивым.

— Ты можешь присоединиться к нам, если хочешь, — предложила Лейта, — и даже, наверное, если не хочешь.

— Я — нет, — твердо заявил Гер.

— Это не больно, Гер, — сказала ему Андина.

— Не заставляйте меня в этом участвовать.

— Он прав, — сказала Двейя Андине. — Он еще не дорос до некоторых вещей. А вот Бхейд…

— Это именно то, о чем я думаю, — сказала Лейта, одарив священника шаловливо-насмешливым взглядом. — Пойдем, брат Бхейд, пойдем со мной. Я позабочусь о тебе.

— Я слышу здесь что-то знакомое, — мысленно сказал Альтал Двейе.

— Хорошо известное всегда лучше, — ответила она, легко пожав плечами.

Было около трех часов пополудни, Альтал стоял у окна, глядя, как конница Креутера подминает под себя всадников ансу у подножия утеса Дейвера.

— Они даже лучше, чем о них говорил сержант Халор, правда? — молча заметил Элиар, подходя к стоящему у окна Альталу.

— Здесь тебе не обязательно говорить молча, Элиар, — вслух сказал ему Альтал.

— Думаю, это вошло у меня в привычку, — ответил Элиар. — К тому же это гораздо быстрее. Можно просто передать общую мысль, а не подыскивать на ощупь слова, чтобы ее выразить.

— Как ты себя чувствуешь? — спросил Альтал. — Ты был весьма плох, когда вы с девушками покинули нас, чтобы вернуться в Дом.

— Сейчас я в порядке, Альтал. Иногда у меня еще болит голова, но Эмми говорит, что это нормально. Даже волосы начали отрастать. Ты видел с тех пор Гелту?

Альтал отрицательно покачал головой.

— Думаю, в этой войне она разочаровалась: убежала и бросила ансу, предоставив им самим заботиться о себе.

— Если об этом пойдут слухи, набрать новое войско ей будет трудновато.

— Какая обида. Это не Креутер там поднимается по склону горы?

Элиар выглянул в окно.

— Да, похоже это он.

Вдруг молодой арумец нахмурился.

— Кто это рядом с ним, неужели женщина?

— Полагаю, ты прав, Элиар. Хоть и далеко, но даже отсюда видно, что это женщина. Думаю, нам с тобой надо пойти туда и посмотреть, в чем дело. — Он обернулся. — Эмми, — позвал он, — мы с Элиаром вернемся ненадолго в Векти. Креутер поднимается на утес — наверное, чтобы забрать свое жалованье. Я бы хотел с ним немного поговорить. Он может понадобиться нам впоследствии.

— Не опаздывай к ужину, Альтал, — отозвалась она.

— Нет, мэм. Пойдем, Элиар.

Элиар кивнул и потянулся к ручке своей специальной двери.

— По-моему, ты самый счастливый человек в мире, Халор, — пыхтя, заявил пузатый Креутер, преодолевая последние несколько ярдов каменистого склона. — Эта дурацкая гора, которую ты нашел, воплощает в себе то, что люди имели в виду, придумывая слово “неприступный”. Лично я не стал бы брать ее штурмом.

— Ты что, Креутер, берешь с собой на войну женщин? — с любопытством спросил сержант Халор.

— Это моя племянница Астарель, — ответил Креутер, представляя высокую темноволосую девушку, которая шла рядом с ним. — Ее отец, мой брат, недавно умер, и мне практически пришлось взять ее под свою опеку до тех пор, пока я не научу уму-разуму ее старшего братца.

— Семейные раздоры?

— Мой племянник — отъявленный негодяй. Он пытался за деньги выдать Астарель замуж настолько неудачно, что у меня был соблазн убить его. Я узнал об этом только после того, как мы с тобой переговорили в Хердоне, так что у меня не было иного выбора, как взять ее с собой.

— Так вот почему ты так задержался.

— Не глупи, Халор. Астарель умеет скакать на лошади не хуже любого мужчины. Я был бы здесь уже несколько дней назад, если бы ты не менял все время своего решения.

— Что ты сказал?

Креутер в сопровождении своей племянницы, следовавшей за ним по пятам, преодолел последние несколько футов каменистого склона.

— Сначала ты послал гонца, который сказал: “Поторопись”. Затем примчался другой и сказал: “Подожди”. Я уже хотел было развернуться и отправиться домой в Плаканд.

— Я посылал только одного гонца, Креутер.

— Да, но ко мне приходили двое.

— По-моему, кто-то из врагов сыграл с нами шутку, — вмешался Альтал. — Нам надо придумать какой-нибудь способ, чтобы избежать подобного в следующей войне. Похоже, у наших врагов есть очень ловкие шпионы.

— Можно придумать пароль, — предложила племянница Креутера.

— Это не поможет, если вражеские шпионы так умелы, как нам кажется, миледи, — возразил вождь Альброн. — Ах, кстати, меня зовут Альброн.

— Что-то я начинаю забывать о своих манерах, — извинился Халор. — Этот красивый молодой человек — вождь, моего клана, и он сам решил пойти на войну, чтобы научиться военному ремеслу.

— Ему не пришлось долго учиться, — заметил Гебхель. — Его идея с “дьявольской колючкой” оказалась весьма полезна, когда мы были в окопах.

— Дядя, почему они все носят юбки? — с любопытством спросила Астарель.

— Мне никогда не приходило в голову спрашивать об этом, дитя мое, — ласково ответил Креутер. — Полагаю, у них есть на это причины. Почему вы носите женское платье, Халор?

Взгляд Халора стал жестким.

— Задай свой вопрос по-другому, Креутер, пока еще цел.

— Это называется “килт”, леди Астарель, — объяснил вождь Альброн девушке. — У каждого клана своя расцветка и рисунок ткани килта, в который одеваются люди, принадлежащие к этому клану. Таким образом мы можем сразу отличить друзей от врагов на поле битвы.

— На самом деле, это даже привлекательно, вождь Альброн, — сказала она, глядя на его обнаженные ноги. — Вы знали, что у вас на коленках ямочки? — спросила она.

Вождь Альброн вспыхнул, а Астарель залилась серебряным смехом.

— Может, уйдем куда-нибудь в тень? — предложил Альтал. — Нам нужно обсудить кое-какие дела, поэтому давайте найдем место, где можно сесть и удобно расположиться.

— Я хотел бы помочь, Халор, — сказал Креутер после того, как они с Альталом решили свои денежные вопросы, сидя в палатке неподалеку от входа в пещеру. Он взвесил в руке только что полученный мешок с золотыми монетами. — Оплата хорошая, но сперва мне нужно разобраться с небольшой семейной проблемой. Не знаю, как скоро мне удастся изловить своего племянника, и прежде, чем я смогу оставить Астарель без своей защиты, мне придется с ним поговорить.

105
{"b":"159283","o":1}