ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вот это окно! — воскликнул Гер.

— Я тоже его обожаю, — согласилась Двейя.

— Это Арган? — спросила Лейта, показывая на одинокого всадника, приближающегося к лагерю.

— Возможно, — ответила Двейя.

— Это совпадение, что мы начали смотреть как раз в тот момент, когда Арган добрался до этого места? — спросила Андина.

— Нет конечно, — сказала Двейя. — На самом деле то, что мы видим, произошло два дня назад. — Она слегка улыбнулась. — У меня в этих делах большой опыт. Изучать историю гораздо интересней так, нежели корпеть над какой-нибудь старой пыльной книгой.

Арган галопом прискакал на своем измученном коне в середину лагеря, натянул поводья и спрыгнул наземь.

— Немедленно отведите меня к Генду! — рявкнул он одному из солдат в черных латах, которого Двейя определила как уроженца Неквера.

— Слушаюсь, ваша милость, — глухим голосом ответил солдат.

Но Генд уже вышел из аляповато украшенного главного шатра.

— Куда ты запропастился? — резко спросил он Аргана.

— Я искал Смеугора и Таури, — ответил Арган. — Разве не за этим ты меня посылал?

— Ты передал им мой приказ?

— Я хотел передать, повелитель, но мне так и не удалось их найти. Как оказалось, их нет в этой крепости.

— Что ты такое говоришь?

— Я обыскал все сверху донизу, властитель, но от них не осталось и следа — кроме вот этого. — Арган протянул листок бумаги.

— Что это? — спросил Генд.

— Прочти, — предложил Арган. — По-моему, письмо говорит само за себя.

Генд поднес бумагу к шипящему факелу и прочел письмо сержанта Халора.

— Этого не может быть! — воскликнул он.

— Это Коман виноват, повелитель, — лукаво сказал Арган. — Это он их упустил, а не я.

— Этим двоим не хватит мозгов, чтобы обмануть Комана! — засомневался Генд.

— Генд, им наверняка помогли, — совершенно серьезно произнес Арган. — Ты же знаешь, Коман не единственный в мире, кто может присасываться к мозгам. Эта ведьма из Кверона, если мне не изменяет память, и раньше его блокировала.

— Они мне за это заплатят! — вскипел Генд.

— Сначала, думаю, тебе нужно их найти. Совершенно точно, что их нет в той крепости. Ты можешь, конечно, начать обыскивать все крысиные норы, но на это уйдет много времени. Полагаю, сейчас их главная цель — держаться от тебя подальше. Они взяли твои деньги, а затем повернулись в другую сторону и взяли деньги у этого Халора, чтобы тебя надуть. Они нагрели тебя на кучу золота, Генд. Улыбались, поддакивали, а потом чуть не заморили голодом всю твою армию. По-моему, они знают, какие чувства ты к ним испытываешь, так что найти их будет непросто.

— Я их найду, Арган, — ответил Генд с горящими глазами. — Поверь мне, я их найду.

— Яхаг наверняка может отыскать их для тебя, — предложил Арган.

— Нет. Не показывай им Яхага. Я сам позабочусь о Смеугоре и Таури. — Как скажешь, повелитель, — ответил Арган.

Из южного окна башни открылся вид на город Кантон, и Бхейд указал Элиару на весьма невзрачную таверну, находящуюся в торговом районе.

— Я бы не хотел оставлять дверь открытой, пока вы двое будете в этой таверне, — сказал Элиар Альталу и Бхейду, — так что когда захотите вернуться домой, свистните.

— Тебе не обязательно идти со мной, Альтал, — сказал Бхейд с некоторой тревогой.

— Что тебя беспокоит, брат Бхейд? — спросил Альтал.

— Ну… — замявшись сказал Бхейд, — я действительно не должен никому рассказывать об этих людях. Это один из самых больших церковных секретов…

— Я советовал бы тебе разобраться в своих чувствах, Бхейд, — напрямик сказал ему Альтал. — Двейю несколько покоробила эта твоя задумка, и я собираюсь ее успокоить. Меня лично твоя идея не так возмущает, как ее, но мне все-таки хотелось бы взглянуть на твоих наемных убийц, чтобы понять для себя, являются ли они профессионалами или же просто религиозными фанатиками.

— Хорошо, — сказал Бхейд, вскидывая руки. — Как хочешь, Альтал.

— Тогда пошли.

Они переступили порог и оказались на аллее позади таверны. Чтобы их не заметили, они надели простую одежду и, выйдя на улицу, смешались с толпой прохожих.

Внешне таверна казалась местом спокойным, даже немного скучным, у дверей ее стояли два человека, с виду напоминавшие обычных торговцев, и беседовали о погоде. Бхейд слегка обогнал Альтала и сделал пальцами особый жест, после чего двое мужчин вежливо перед ним расступились.

— Это всего лишь мера предосторожности, — тихо сказал Бхейд Альталу, когда они вошли. — Хозяин не жалует редких посетителей, которые приходят с улицы. — Он слегка улыбнулся. — Мне, наверное, следовало тебя предупредить кое о чем заранее. Я бы не слишком прикладывался к элю, который здесь подают.

— Почему?

— Этот эль только для отвода глаз и совершенно невкусный. Люди, у которых нет здесь никакого дела, могут зайти сюда однажды, но они почти никогда не приходят снова.

— Неужели он настолько противен?

— Хуже. Это заведение лишь выглядит как таверна, но у него совсем другое предназначение. — Бхейд подошел к столику в глубине зала. — Я закажу нам пару кружек и поговорю с хозяином. Он пошлет за Сарвином и Менгом.

— Это твои наемные убийцы?

Бхейд кивнул.

— Сейчас вернусь.

Альтал сел и с любопытством оглядел фальшивую таверну. Все ее немногочисленные посетители были одеты скромно, а кружки с элем в большинстве случаев стояли перед ними на столе нетронутыми, в то время как сами они тихо беседовали между собой о погоде. Это поразило Альтала. Вся таверна, включая большинство посетителей, представляла собой изощренный обман, и он был совершенно убежден, что зайди сюда кто-нибудь из незваных гостей, и завяжется какой-нибудь спор, который быстро перерастет в драку.

Бхейд вернулся к столику с двумя кружками эля, и Альталу было достаточно один раз понюхать, чтобы убедить себя не пробовать содержимое этих сосудов.

— Гадость, правда? — спросил Бхейд.

— В нем только носки полоскать, — согласился Альтал. — И как давно здесь это заведение?

— По меньшей мере несколько веков. Треборейское духовенство в основном состоит из священников Черной Рясы — а это значит, что они почитают истинного Бога, — но они отказываются признавать авторитет нашего Святого Экзарха. На протяжении тысячелетий мы пытались убедить их в том, что их позиция граничит с ересью, но им, похоже, даровано какое-то непобедимое неведение, и… — Бхейд остановился, увидев пробежавшую по лицу Альтала легкую усмешку. — Что? — спросил он.

— Подумай, Бхейд, — сказал ему Альтал. — Разве за последнее время твоя позиция в вопросах теологии не претерпела некоторые изменения?

— Я только пытался… — вдруг Бхейд печально улыбнулся. — Думаю, это привычка, — признался он. — Я, наверное, зарапортовался. Отвечаю почти автоматически. По сути, если вдуматься, между теологическими учениями Требореи и Медайо не так уж много различий. Мы не сходимся в вопросах церковной политики, вот на самом деле и все. Во всяком случае эта таверна — нечто вроде скрытого аванпоста истинной религии (если таковая вообще существует), и она представляет собой место, где мы можем продвигать политику Черной Рясы.

— Которая иногда не брезгует убийством, я полагаю? — добавил Альтал.

— Иногда — да. Разумеется, мы не очень часто прибегаем к подобным вещам, но такое случается.

— Не нужно говорить со мной таким извиняющимся тоном, Бхейд, — сказал ему Альтал. — Я очень терпимо отношусь к подобным вещам. Насколько я понимаю, твои наемные убийцы получают какое-то содержание?

— Да, ежегодный гонорар плюс премия за каждое убийство.

— Значит, они не просто какие-то там фанатики, которые убивают ради своего бога?

— Нет, конечно! Фанатики желают быть пойманными и казненными. Это делает из них мучеников, а мученики вознаграждаются на небесах. Наши убийцы — это серьезные профессионалы, которые никогда не попадаются.

— Хорошая политика. Никогда не нанимай любителей, если можешь нанять профессионалов.

123
{"b":"159283","o":1}