ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда они подошли к тронному залу, Андина вовсю старалась, изображая раболепие.

— Не слишком ли она переигрывает? — шепотом спросил Халор.

— Ее публика не слишком разборчива, — ответил Альтал. — А теперь, сержант, слушай очень внимательно. Андина встанет перед Гелтой на колени, и это будет для тебя сигналом к началу. Как только колени Андины коснутся пола, войска Гебхеля должны напасть на людей, окружающих дворец, а те, что прячутся здесь, должны связать телохранителей Гелты. Ты услышишь странные звуки, но не обращай на них внимания.

— Твоя жена мне все это уже объяснила, Альтал, — сказал Халор.

— Уже? Она мне не говорила, что собирается рассказать тебе об этом.

— Может быть, она хотела тебя удивить? Я знаю, где я должен быть. Так что иди на свое место и предоставь мне позаботиться обо всем здесь.

Альтал, ворча про себя, подошел к дверям тронного зала.

Может, по случайному совпадению, а может, и нет, но когда Альтал вошел в тронный зал, по анфиладам дворца Андины эхом пробежал давно знакомый плачущий крик, и через какое-то мгновение в дверях появилась Королева Ночи в сопровождении Аргана и мертвенноглазого Яхага.

— Что это за девка оскверняет своим присутствием мой трон? — хрипло спросила Гелта.

— Я… я Андина, эрайя Остоса, — дрожащим голосом ответила Андина.

— Была! Теперь — нет! Девчонку — в кандалы, да поручите это дело ее собственным слугам, чтобы те, кто верно мне служат, не марали рук своих, прикасаясь к сей мерзости!

— Не желаете ли оказать нам честь, лорд Траг? — с усмешкой в голосе предложил Арган Альталу.

— Воля ваша, преподобный отец, — с легким поклоном ответил Альтал.

Что-то здесь было не так. Ни Аргана, ни Яхага не было в том сновидении. Тем не менее он быстро направился к трону. Андина была хорошо подготовлена, и все же…

— Держи рот на замке, а глаза не поднимай, — молча предупредил он ее. — Гелта пытается подстрекнуть тебя к какому-то необдуманному поступку.

— Я убью ее! — мысленно крикнула в ответ Андина.

Альтал предусмотрительно припрятал кандалы, похожие на те, что надели на Андину в изначальном сновидении, и теперь быстро накинул их на запястья и щиколотки эрайи.

— Не дергайся! — послал он свой мысленный импульс сквозь пелену ее гнева. — Кандалы не застегнуты.

Затем он грубо схватил ее за руку и потащил к трону.

— Твои старания не останутся без награды, лорд Траг, — сказала ему Гелта, направляясь к трону. — Предупреди остальных, кто здесь есть, что спасти свою жизнь можно, только подчинившись мне.

— Я сделаю так, как ты велишь, о Королева Ночи, — ответил Альтал с глубоким поклоном.

От плачущего крика сотрясались стены.

Тогда Гелта, Королева Ночи, поднялась на возвышение и воссела на золотой трон Остоса, а на лице ее отразились властность и суровое удовлетворение.

— А теперь, слабое дитя, ты должна встать предо мной на колени и покориться мне, — молвила быкогрудая Гелта, — и коли по вкусу мне придется твоя покорность, может статься, я пощажу твою жизнь.

Альтал опять схватил Андину за руку и втащил ее на возвышение.

— Ты знаешь, что делать, — послал он ей мысленный приказ. — Действуй!

Андина пала на колени.

— Делай со мной, что пожелаешь, могущественная королева, — сказала она дрожащим голосом, — но молю тебя, пощади мой возлюбленный город.

— Продолжай говорить! — прошипел Альтал. — Каждое произнесенное тобой слово разрушает изначальную версию Генда.

— Будь милостива, грозная королева! — голос Андины взлетел ввысь, перекрывая другой звук, который начал пробиваться сквозь плачущий крик, всегда сопровождавший сновидения, посылаемые Гендом.

Альтал метнул взгляд на Элиара, который стоял вместе с Бхейдом и Салканом среди прижавшихся друг к другу придворных. Лицо молодого человека было сурово, а Кинжал наполовину вынут из ножен. Очевидно, Двейя всем дала указания, забыв, по-видимому, только Альтала.

— Ниц! — строго приказала Гелта коленопреклоненной эрайе. — Пади ниц предо мной, чтобы я знала, что покорность твоя абсолютна!

Вдруг Альтал услышал невнятные крики, доносящиеся из-за стен дворца, но эти крики заглушались плачущим звуком и пением Кинжала. Похоже, сержант Гебхель подоспел вовремя.

Внезапно в его голове раздался резкий вскрик Лейты.

— Альтал! — крикнула она. — Они настоящие! Это не иллюзия!

— Кто?

— Армия, что стоит под стенами! Она реальна! Их тысячи, и они идут к воротам!

Альтал начал мысленно проклинать свою невнимательность. У Генда были свои двери и свой привратник. Здесь, очевидно, был каким-то образом замешан Яхаг, но события разворачивались уже слишком быстро, чтобы беспокоиться об этом. Гендово сновидение осуществлялось полным ходом.

И, роняя слезы, преклонила эрайя Андина лицо свое к самым камням, а плач перешел в пронзительный крик.

И исполнилось сердце Гелты радостью, и вкус победы на ее устах был сладок, так сладок.

И поставила она в неописуемом ликовании свой грубый сапог на нежную шею распростертой Андины, и заявила:

— Все, что было твоим, теперь мое, Андина! Истинно говорю — даже жизнь твоя и вся твоя кровь!

И разнесся по мраморным залам дворца поверженной эрайи победный клич Королевы Ночи.

В этот момент солдаты Халора должны были убрать часовых Гелты, но некверцы в черных латах по-прежнему стояли у каждой двери в тронном зале, и звуки, доносившиеся из коридоров, говорили о том, что люди Халора встретили неожиданное сопротивление.

— Что происходит, Альтал? — Безмолвный голос Бхейда дрожал. — Почему эти вражеские солдаты все еще стоят на страже у дверей?

— Это Яхаг! — Мгновенно послал Альтал ответный мысленный импульс. — Он тайком привел в Остос армию, незаметно для нас!

Пение Кинжала затихло, а плачущий звук превратился в победный крик.

— Ну что, попался, старик? — самодовольно ухмыляясь, сказал Арган Альталу. — Знаешь, тебе надо было быть внимательней. Может быть, ты и пара Генду, но со мной ты слаб тягаться. — Он повернулся к Бхейду. — Ну что, брат, вот мы и встретились. Чертовски мило с твоей стороны, что ты здесь. Ты сэкономил мое время и избавил меня от труда искать тебя. Как жаль, что нам некогда поболтать, я сейчас ужасно занят. — Затем он обратился к своему закованному в черные латы спутнику. — Яхаг, — бесцеремонно сказал он, — будь добр, пожалуйста, убей для меня этого священника.

Яхаг безразлично кивнул и двинулся на Бхейда, держа наготове свой тяжелый меч.

Но тут Салкан выхватил у Элиара из ножен его меч и бросился вперед, закрыв собою своего учителя.

— Тебе придется сначала сразиться со мной! — в ярости крикнул рыжеволосый юноша, неумело размахивая мечом Элиара.

Яхаг пожал плечами, одним легким ударом отвел меч, которым размахивал пастух, и воткнул свой клинок в тело Салкана по самую рукоятку.

Салкан тут же согнулся пополам, и меч Элиара соскользнул на пол тронного зала Андины.

— Отойди, Бхейд! — Крикнул Элиар, когда они оба бросились вслед за скользящим мечом.

Но Бхейд уже завладел мечом. Оттолкнув Элиара, он ринулся на Яхага, который пытался вытащить свой меч из безжизненного тела Салкана.

Альтал сразу заметил, что Бхейд, наверняка, никогда не держал меча, потому что он вращал им, как топором, вцепившись в рукоять обеими руками, и рубил шлем Яхага. После третьего удара Бхейда забрало со шлема Яхага отлетело, и Яхаг поднял руки, чтобы защитить голову.

— Коли, Бхейд! — крикнул Элиар. — Коли, коли!

Бхейд неуклюже переложил меч Элиара в руке и направил его острие прямо в черный нагрудник Яхага. Лезвие меча лишь едва вошло внутрь, но Бхейд, из стороны в сторону раскачивая клинок, скорее вдавливая его, чем рубя, расширил отверстие в стальных латах. Наконец, не вынимая меча, он ринулся вперед, всем своим весом налегая на рукоять. Затем нанес еще удар, и яркая кровь хлынула изо рта Яхага.

Яхаг вскрикнул и в отчаянии ухватился за лезвие, которое Бхейд методично вбивал в его тело.

129
{"b":"159283","o":1}